Драка, ограбления и похищения: как и кто организовывали титушек, сколько платили

Крысин

Приговор, вступивший в законную силу — это особый документ. Все данные, изложенные в таком решении суда по обвиняемому, получают статус установленного факта. Из такого решения суда можно узнать много подробностей об обстоятельствах преступления и сопутствующих событиях, которые не озвучиваются на этапе следствия из-за тайны.

Кроме того, предоставляется юридическая оценка событиям и обстоятельствам совершения преступления, которая «легализуется» приговором в юридическом поле.

На данные из приговора может ссылаться как на факт, установленный судом, в публикациях, исках, показаниях, использовать в расследованиях и судебных разбирательствах, учебниках, опираться как на доказательство в международных судах и тому подобное. В конце концов, из такого решения суда можно узнать много подробностей об обстоятельствах преступления и сопутствующих событиях, которые не озвучиваются на этапе следствия из-за тайны.

3 сентября Дарницкий районный суд Киева утвердил соглашение обвинения с сообщником Юрия Крысина — Сергеем Чемесом — и объявил ему приговор. Решение касалось участия Чемеса в двух эпизодах: похищение и пытки в января 2014 года прохожего, которого похитители приняли за «майдановца», и нападения на журналиста Вячеслава Веремия 18 февраля 2014 года вблизи Майдана, в результате которого последний погиб.

По данным издания INSIDER, пострадавшие, гособвинение и подсудимый не собираются подавать апелляцию на этот приговор — самого Чемеса устраивает полученный срок (3 года и 3 месяца), а прокуроров и потерпевших — его системные показания против сообщников, которые обвинение планирует использовать в ряде судебных процессов.

Если апелляционных заявлений до 3 октября 2018 года не будут — приговор вступит в законную силу. Под заголовком «суд установил» в документе говорится о следующем.

Как организовывали титушек

Мероприятия по противодействию протестующим, в том числе насильственные, начали организовывать уже с 27 ноября 2013 года. Их организаторами были как конкретные, залегендированные в приговоре, граждане, в отношении которых ведется следствие, так и неустановленные лица.

Вероятно, центральной фигурой в этой группе было «лицо 1» — Алексей Чеботарев, также к ее ядру принадлежат Роман Щинкин («лицо 3») и Александр Волков («лицо 6»), роль которых часто выглядела как «управление спецоперациями», в том числе на месте событий. Соответствие лиц к реальным именам легко установить, сопоставив описание и данные о «лицах» из приговора и данных из обвинительного акта и допросов, которые приводились на открытых судебных заседаниях *.

Мероприятия по протестующим имели, в том числе, форму насильственных действий. Собраниям и митингам незаконно препятствовали, а группы граждан для участия в противодействии протестующим привлекались за денежное вознаграждение.

Участие «Оплота» в мероприятиях титушек

В конце ноября 2013 года к организованному противодействию протестующим присоединяется Евгений Жилин со своим «Оплотом». Он фигурирует в приговоре как «лицо 2», но безошибочно угадывается за регалиями, в том числе, как руководитель организации «Оплот» и одноименного бойцовского клуба.

В документе указано, что с декабря 2013 года по февраль 2014-го Жилин лично и через своих доверенных лиц привлекал желающих к участию в незаконных, в том числе насильственных, мероприятиях в отношении протестующих.

Среди привлеченных были участники боев, которые организовывал клуб «Оплот», студенты харьковских вузов из Закавказья и другие лица. Периодически происходили выезды из Харькова в Киев групп, набранных из такого контингента.

Евгений Жилин

Жилин — бывший работник милиции, после публикации о котором исчез журналист Климентьев, а затем и свидетель исчезновения журналиста.

Позже руководитель донецкой ячейки «Оплота» — Александр Захарченко станет одним из публичных руководителей коллаборационистской «администрации» на оккупированных территориях Донетчины. Его взорвут в кафе «Сепар» 31 августа 2018 года.

Донецкий филиал станет ядром для военизированного формирования — сначала батальона, а затем и бригады «Оплот» террористической организации «ДНР».

В 2014 году бойцов «Оплота» будут идентифицировать при захвате админзданий Харькова, Донецка, среди боевиков Славянска и во время других диверсионных мероприятий, с которых началась война на Востоке Украины.

Самого Жилина застрелили в 2016 году в России в придорожном кафе «Ветерок». Он там был вместе со своим охранником Андреем Козаром, тоже бывшим милиционером, который находился в розыске по подозрению в убийстве Климентьева. Часть подчиненных Жилина — до сих пор в Харькове. Те, кто был подан в розыск, сбежали преимущественно в РФ и на оккупированные территории.

Январь 2014 года: планировали закрыть въезд в Киев и массовые похищения

В начале января 2014-го к «лицу 4», в котором по совокупности признаков можно узнать Юрия Крысина, поступил заказ от одного из организаторов противодействия «майдановцам» на «как можно большее количество людей» для незаконного противодействия акциям протеста. Предполагалось денежное вознаграждение.

Крысин согласился, но, поскольку уезжал на отдых, поручил общение и сотрудничество с заказчиком двум своим подчиненным: Сергею Чемесу и «лицу 5», в котором по описанию легко угадывается Павел Бяла. Последний — фигурант «дел титушек» из ближайшего окружения Крысина.

Сам Крысин участвовал в мероприятиях в этот период из-за рубежа дистанционно, по телефону. Коммуникацию вел как с организаторами противодействия «майдановцам», так и со своими подчиненными — Чемесом и Бялой.

Начиная с 19 января 2014 года, один из таких «организаторов противодействия», «лицо 3», [т.е. Роман Щинкин — Авт] коммуницировал также напрямую с Чемесом.

20-21 января Щинкин озвучил Чемесу новую задачу — «титушководы» искали 400 желающих, чтобы препятствовать въезду участников акций протеста в Киев. Планировалось не допускать в город автобусы с протестующими, а также задерживать их, вывозить в заранее определенные места, незаконно лишать свободы.

Распределение ролей и полномочий в январе 2014-го групп титушек и их руководителей. Визуализация — Евгений Васбир

В эти же даты в офисе уголовников на тихой подольской улочке напротив окон Могилянки состоялись совещания — старшие «организаторы» уголовников вызвали «десятников» Чемеса с Бялой на ковер. Среди старших был Александр Волков, обвиняемый в организации похищении Юрия Вербицкого и Игоря Луценко. В офисе Чемес и Бяла выразили недовольство тем, что в ночь с 20 на 21 января поставленная задача по противодействию въезду протестующих в город и их похищении выполнена не было. Указания по противодействию «майдановцам» на этом совещании были продублированы.

Все это время Чемес по телефону сообщал Юрию Крысину, которого считал своим руководителем и работодателем, обо всех требованиях организаторов титушек. Крысин, в свою очередь, и сам был с организаторами на телефонной связи, а Чемесу приказывал выполнять поставленные титушководами задачи и обещал за это деньги. Звонки всех действующих лиц друг другу зафиксированы следствием. Обвинение трактует такие действия Крысина как пособничество в похищении человека — ведь он предоставил для этого своих подчиненных, а также уговаривал и подкупал их для выполнения этого преступления.

Январь 2014 года: усиление «Оплотом» Жилина милиции

Вечером 20 января одна из групп, которые в Харькове для противодействия протестующим организовал «Оплот» Жилина, выехала в Киев. Всего было около ста человек на трех автобусах. Выезд был согласован с главными организаторами титушня-мероприятий Алексеем Чеботаревым, а сам Жилин отправился вдогонку своему эскадрону утром 21 января для координации действий титушек на месте и личного участия в преступлениях.

«После вчерашних событий едем в Киев помогать «Беркуту», — сказал Жилин представителям «Вестей» 20 января вечером. Утром 21 января новость вышла на сайте.

Перед выездом в помещении бойцовского клуба «Оплот» состоялся инструктаж старших групп, которых Жилин назначил из числа своих подчиненных — Антона Харченко, Алексея Руденко и Таваккула Рагимова. Первые двое — подозреваемые в отдельном (выделенном) производстве. По Рагимову следствие завершено и обвинительный акт передан в суд.

Рагимова, который во время событий был сержантом милиции, судья Печерского суда Екатерина Середа в июля 2015 года выпустила из-под стражи на «ночной» домашний арест, после чего Рагимов убежал. До самого момента побега он оставался следователем в Дзержинском отделении милиции Харькова. Следователем он стал уже после Майдана. В соответствующем разделе сайта МВД есть данные о розыске всех трех руководителей групп «Оплота» на этом выезде, при этом в объявлении о розыске экс-милиционера Рагимова отсутствует его фото, хотя даже в Интернете найти его не проблема.

В частности, на инструктаже говорилось следующее:

  • Жилин сообщил о возможности применения физической силы к протестующим;
  • Задержанных майдановцев приказал передавать милиции;
  • Поставил задачу «способствовать» силовикам в незаконных задержаниях автобусов с протестующими на въезде в Киев;
  • Выявлять такие автобусы должны были сами титушки, дежуря на въездах в Киев.

Помещение, где, по данным документа, происходил инструктаж «оплотивцив» в Харькове

Дополнительно содержание инструктажа подтверждает интервью самого Жилина изданию Коммерсант.ру в тот период: «Мы нанесем им эти телесные повреждения. Страх должен поселиться у них в душе». «Если в ходе задержания вы пытаетесь ударить того, кто вас задерживает, палкой, то вас можно убить и за это ничего не будет». «Я объясняю своим сотрудникам: вы можете в ходе задержания выбить глаз, поломать одну ногу, одну руку и за это вам ничего не будет».

Части участников поездки Жилин с помощью Тамары Ильиной раздал палки, биты, «балаклавы» и пластиковые хомуты-затяжки, которые планировалось использовать вместо наручников для задержанных.

Позже Тамара во время беспорядков в Харькове весной 2014-го будет звонить советнику президента РФ Владимира Путина — Серго Глазьеву, чтобы уточнить «смету на людей», о которой, по ее словам, Жилин договаривался с Глазьевым. Разговор происходил по случаю штурма Харьковской ОГА, которую захватил «Оплот» по указанию Глазьева, чтобы провозгласить «киевскую власть» нелегитимной и призвать на помощь Россию. После разгрома «Оплота» и бегства его руководителей из Украины, на оккупированных территориях Донецкой области Тамара будет руководить сетью магазинов, поставки в которые осуществлялись, в том числе, машинами «гумконвоя», по сути являясь контрабандой.

На аудио, по утверждению Генпрокуратуры, с 7:26 — звонок Ильиной к Глазьеву

Среди участников поездки «Оплота» в Киев были, в том числе, граждане Азербайджана Тагиров и Исламли, которые уже получили приговор за эти события (Исламли — условный, Тагиров — реальные 4 года). Также среди присутствующих был и Игнат «Топаз» Кромской, участник захвата админзданий пророссийскими силами в Харькове весной 2014 года, он осужден на 8 лет лишения свободы.

Дежурство титушек на въездах в Киев

21 января утром автобусы с титушками прибыли в Киев. Все время до вечера они перемещались по территории города, а также около 6 часов дежурили на въездах в Киев. По приказу Жилина они должны были выявлять автобусы с протестующими и содействовать милиции в незаконном недопущении их в Киев.

Дежурство титушек по выявлению автобусов 21 января происходили прямо на постах дорожно-патрульной службы, в частности, на посту на выезде на Вышгород, посту «Гостомель» на Варшавской трассе и на посту на выезде в направлении Одессы.

Вечером все автобусы получили указание ехать на метро «Петровка». Целью была операция по похищению протестующих, их дальнейшее незаконное удержание, пытки и получения данных о якобы финансировании протестного движения. Основная роль в операции отводилась группам Антона Харченко и Таваккула Рагимова, учитывая их персональный состав из числа бойцов клуба «Оплот».

Подготовка похищений «майдановцев»

Жилин разработал план операции, узнав о столкновении майдановцев с титушками накануне. По его замыслу, группы титушек должны были спровоцировать конфликт с отдельными протестующими в отдаленном от Майдана районе превосходящими силами, чтобы те вызвали на подмогу «Автомайдан». На последних планировали напасть с подручными средствами, избить, нескольких похитить и вывезти в условленное место для «обработки». Выбрать жертвы для провокации конфликта планировали, визуально определяя их принадлежность к майдановцам — по национальной атрибутике на одежде.

Для содержания в плену похищенных было решено отвезти в лесополосу возле метро «Бориспольская». Перед началом операции, вечером 21 января, в запланированном месте удержания неизвестные развернули палаточный лагерь. За полчаса до этого на место лагеря прибыл Чемес. Крысиным и старшими титушководами он был назначен обеспечить охрану палаток, чтобы в дальнейшем похищенные протестующие не могли убежать, а никто посторонний не имел шансов попасть на территорию, где должны были содержаться пленные.

К охране Чемес привлек своих знакомых, в частности, Чередника, которому заплатил 500 долларов, и его подчиненных. Чередник вместе с лицом по фамилии Нечунаев быстро набрали желающих заработать. В приговоре упоминается один из рядовых охранников — А. Е. Хачатрян. Поражает сумма, за которую рядовые исполнители принимали участие в серьезном преступлении — тот самый Хачатрян получил за охрану палаток с похищенными людьми 800 грн. Он находился возле палаток до утра 22 января и, в свою очередь, «подписал» на пособничество в похищении людей своих знакомых, в том числе позже осужденного Серова.

Дополнительно в палаточный лагерь были доставлены палки, которые Череднику выдали в офисе на Подоле, в котором раньше проводили совещания организаторы нападений на майдановцев.

Организовав охрану палаток, после 21:30 Чемес поехал на КПП на Житомирской трассе. Туда же за ним поехал и Чередник.

Хронология подготовки похищений. Визуализация — Евгений Васбир

Драка, ограбления и похищения на «Петровке»

Один из автобусов «Оплота» под руководством Антона Харченко прибыл на Петровку после указания Жилина в 19:18. За полтора часа туда добралась и группа Тагирова на своем автобусе. Через полчаса к ним присоединился третий автобус под руководством Руденко. Все это время они координировали свои действия по телефону с друг другом, а также с Жилиным и Тамарой Ильиной.

После 21:30 титушки идентифицируют на «Петровке» по атрибутике как участника акции протеста прохожего и начинают провоцировать его на конфликт. Он вызывает на помощь «Автомайдан», сообщая о присутствии автобусов с титушками вблизи станции метро. Около 22:00 часов на место прибыли «Автомайдановцы» и заблокировали «оплотовские» автобусы. Последние только этого и ждали. Группа титушек Харченко, надев белые балаклавы, высыпала из автобуса с дубинками и напала на «Автомайдановцев» и других людей, которые находились на месте происшествия.

По данным, которые установил Оболонский суд, рассматривая дело титушек Тагирова и Исламли, нападавшие не только били людей, в том числе лежачих, затолканных под автобус, но и открыто, применяя насилие, грабили их — так, у Владислава Дулапчия забрали телефон и деньги.

В разгар побоища руководители титушко-групп Харченко, Руденко, Рагимов, а также их подчиненные Тагиров и Фатуллаев ворвались в вестибюль метро, где заметили прохожего, которого ошибочно приняли за «Автомайдановца». Им оказался Владислав Иваненко. Его избили и силой затащили в автобус группы Харченко. Жилин руководил действиями титушек телефону, связываясь с Харченко и Рагимовым. Те транслировали указания патрона окружающим.

Похищенного Иваненко посадили на заднее сиденье автобуса, по бокам его удерживали титушки Фатуллаев и Тагиров. Они, а также Рагимов и Харченко, били его в течение почти двух часов, требуя от него признание, что он участвовал в протестах на Майдане.

В это время происходит ряд перезвонов между Чеботаревым, Щинкиним, Жилиным, неустановленным лицом и Чемесом. Последнему сообщают о похищении, и он едет навстречу автобусам титушек на выезд из Киева в Вышгород. Встретившись с ними примерно в 22:40, он поехал на КПП на Житомирской трассе, а титушки катали Иваненко по Вышгороду и Киеву еще больше часа. В это время охрана палаточного лагеря на «Бориспольской» методом горизонтальных связей пополняла свои ряды. Так, охранник Хачатрян позвонил своему знакомому Серову и предложил принять участие в преступлении, и чуть более чем через час тот прибыл на место.

Похищение и пытки Владислава Иваненко. Визуализация — Евгений Васбир

Пытки в лагере на «Бориспольской»

Наконец, в 23:50 в палаточный лагерь привозят избитого похищенного Иваненко и передают в руки Евгению Жилину, его подчиненному Руденко (старшему второй группы титушек), охраннику Хачатряну и другим. Сам Жилин прибыл в лагерь незадолго до этого. В течение следующих полутора часов он лично участвует в пытках пленного Иваненко. От него требовали признать участие в акциях протеста на Майдане, а также дать сведения об «организаторах» и «финансировании» протестов.

Около полуночи в лагерь возвращаются Чередник с Чемесом. Последний находится рядом с палаткой и даже самим пострадавшим Иваненко во время пыток, охраняя его от побега. В этом также участвуют Чередник, Хачатрян, Серов и другие неустановленные «охранники». Иваненко не мог свободно перемещаться, действовать по своему усмотрению и покинуть лагерь, то есть был по сути пленным. На помощь ему также не мог никто прийти, поскольку периметр лагеря охраняли от посторонних. Чемес также с телефона пленного звонит его жене, чтобы получить информацию о том, принимал ли он участие в акциях протеста на Майдане Незалежности.

В конце концов, поняв, что пленник — действительно случайный прохожий, его, как ни странно, отпускают. Избитый, в состоянии шока, он пешком и ловя машины, добирается до дома. В прокуратуре говорят, что есть несколько человек среди титушек, каждый из которых говорит о себе, что именно он помог выйти из лагеря и отправиться домой Иваненко.

Оплата за услуги

22 января в Киев возвращается из-за границы Крысин. Встречается с Чеботаревым в 11:27 возле Киево-Печерской Лавры и получает 200 000 долларов за услуги своей группировки. 15 из них вскоре передает Чемесу. Последний из своей «доли» выдает 500 долларов Череднику как организатору группы охраны палаточного лагеря и неустановленную сумму на выплату охранникам. Охранники вроде Серова и Хачатряна получают по 800 гривен.

Оплата за похищение — в деньгах и годах лишения свободы. Визуализация — Евгений Васбир

Большинство фигурантов всех уровней из этого приговора в дальнейшем будут принимать участие в других избиениях, похищениях и убийствах майдановцев. Некоторые протестующие станут называть их «эскадронами смерти». Как готовились смертельные нападения на майдановцев 18 февраля, читайте в следующей части материала.

* Курсивом в материале представлены данные из других открытых источников и информация автора материала

Автор: Ольга Худецкая, опубликовано в издании  INSIDER

Читайте также: