Когда психиатры сходят с ума. Охотник за ушами

Бытует устойчивое мнение, что со временем психиатры становятся похожими на своих пациентов — как говорится, с кем поведешься… Шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и прочие заболевания, вероятнее всего, отразились и на нашем герое — и поныне работающем психиатре одной из крымских больниц (по понятным причинам, город и настоящее его имя мы не называем). Который упрятал своих жен в психбольницу, отобрав у них имущество. А у родной матери даже… откусил ухо! Кролики перед удавом

Хотелось бы начать с того, что Герман рос вполне приличным мальчиком, однако история рождения и взросления этого человека остается скрытой для окружающих. Достоверно известно лишь одно: с матерью у Германа Юрьевича всегда были сложные отношения. Она слыла женщиной строгой и властной. Разговаривать с ней было неимоверно трудно, она постоянно кричала и ничего при этом не желала слушать. Герман же, напротив, со всеми умел найти общий язык и виртуозно навязать свою точку зрения. Наверное, поэтому и окончил мединститут и аспирантуру по специальности «психология и психиатрия». На своем факультете худощавый и подтянутый юноша был одним из лучших студентов: он желал знать все, что касается человеческой психики, поговаривают даже, что обладал даром и техникой гипноза… Во всяком случае, сокурсники его побаивались. Было что-то страшное в этом человеке. Когда он открывал рот, то всегда оказывался прав. По крайней мере, мог повернуть разговор в нужное ему русло, при этом Герман так пристально смотрел в глаза, что у всех пропадало всякое желание противоречить ему. Все перед ним трепетали, словно кролики перед удавом. Здесь же, в институте, и появилось у Германа прозвище, прилепившееся на всю оставшуюся жизнь, — Удав.

В больнице, куда он устроился потом на работу, коллеги втайне усовершенствовали это прозвище, уважительно называя между собой нового психиатра Германом Удавовичем. До Германа, конечно, доходили эти слухи, но они ему явно льстили.

Почти как Синяя Борода

Начал свою профессиональную деятельность наш психиатр с… соблазнения молоденьких медсестер. Пытался из врачебной солидарности помочь тем, у кого болела голова или желудок. Уверял, что все это от нервов, и приглашал в свой кабинет на обследование. Там он стращал неопытных медсестричек тяжелыми рассказами о больных с подобными диагнозами. К примеру, так: «мужчина средних лет с тактильными галлюцинациями поступил с жалобами на неприятные ощущения под кожей. Связаны они были с тем, что сифилитический микроб проник в бедро и затем с помощью кровотока путешествовал по всему его организму. При этом мужчина чувствовал, как именно и в каком сосуде вредил ему микроб. Потом он попытался его вырезать… Это очень похоже на ваш случай, и надо лечиться незамедлительно». На последних словах Герман Юрьевич трогательно и заботливо глядел на перепуганную девушку и тут же брался за лечение. В ход шла мануальная терапия, так как Герман начинал лечить всякий недуг массажем. Зная точки на теле человека, воздействие на которые вызывает сексуальное желание, очень скоро коварный психиатр добивался своего. В итоге большая половина не только медсестер, но и пациенток оказывались у него в постели.

По больнице поползли слухи о сексуальном маньяке Германе Удавовиче, но они его ничуть не смущали. В те годы он женился в первый раз. Людмила была очень молода, а Герману перевалило за тридцать. В считанные недели он сумел превратить неопытную супругу в послушного робота, беспрекословно выполняющего все требования деспотичного мужа. После нескольких лет совместной жизни ее воля была сломлена, и бедная женщина оказалась в психиатрической больнице. Была ли она действительно душевнобольной, опасной для общества, до сих пор никто не знает. Однако сразу после того, как Людмила была отправлена в дурдом, Герман заполучил в собственность ее квартиру.

Потом подобная участь постигла и следующих двух жен крымского психиатра.

Однако все раскрылось, когда Герман Юрьевич женился в четвертый раз. К тому времени ему было уже далеко за 50 лет. Супруга Ольга, конечно же, была на несколько десятков лет моложе. Она оказалась сильнее и выносливее других жен и поэтому отчаянно сопротивлялась страшному влиянию мужа. Соседи не раз слышали, как из квартиры психиатра Германа доносились женские крики и плач. Все догадывались, что муж избивает жену, но вот только за что? Однажды, не выдержав издевательств, Ольга вырвалась из квартиры и выбежала в подъезд. К тому времени там уже собрались возмущенные соседки. Они не решались звонить в милицию, не желая лезть в чужую личную жизнь, но очень беспокоились за Ольгу. Та выбежала к ним в слезах и, захлебываясь в рыданиях, рассказала, что муж насилует ее… в ухо и бьет. Разъяренная толпа женщин, увидев в дверном проеме невозмутимого Германа, накинулась на него с кулаками. На следующий день на работу он не пришел. А еще через несколько дней вся больница гудела о том, что произошло. Ольга развелась с мужем-извращенцем, оставив ему свою дачу. О потере имущества она не жалела, наоборот, очень радовалась тому, что просто осталась жива. За этим ужасным инцидентом последовал следующий, не менее ужасный. И тоже связанный с ухом.

Как-то навестив старую и больную мать, Герман Юрьевич, будучи в плохом расположении духа, нарвался на такое же настроение ворчливой старухи. Она начала, как в детстве, бранить его на чем свет стоит, Герман попытался заговорить с ней тихим спокойным голосом и пристально посмотреть в глаза, включив гипнотический взгляд, но на мать эти приемы не действовали. И тогда, резко вскипев, Герман подскочил к старухе и… впился ей зубами в ухо. Прошло несколько дней, и больница опять разрывалась от ошеломляющей новости: психиатр откусил ухо собственной матери!

Там, где мозги отдыхают

Можно было бы сказать, что руководство больницы уже который год тщетно пытается избавиться от сотрудника-маньяка, но это совершенно не так. Нет, главврач вместе с медперсоналом, конечно же, в один голос шепчет: «страшный человек», но пойти против него дураков нет. У Германа Юрьевича везде свои люди. Поговаривают, что связи он создавал тоже весьма экзотическим способом — ставил своих пациентов на учет в психдиспансер, чтобы таким образом иметь возможность для шантажа. Кому захочется обнародовать печальный факт из личной биографии о том, что стоишь на учете у психиатра? Никто не поверит, что двадцать лет назад пытался таким образом от армии откосить (сейчас за эту услугу Герман Юрьевич берет 200 — 300 долларов, а чтобы сняться с учета — такса вообще запредельная). Вот и дергает своих клиентов «страшный психиатр» за ниточки, как безвольных марионеток, и с каждого обязательно что-то имеет.

Сейчас у очень пожилого Германа Юрьевича опять молодая жена. Познакомился с юной девочкой, женился на ней, она родила ему двух дочек, и теперь все три «особи женского пола», как любит выражаться психиатр, в полном, практически рабском подчинении у старичка с колючим взглядом. К слову сказать, со своими детьми от предыдущих браков Герман Юрьевич отношений не поддерживает.

«Страшный человек» по-прежнему ведет свои приемы. Стоит хоть раз попасть к высококлассному специалисту (а он действительно таков), и посещение психиатра будет бесконечным. Особенно если вам не больше сорока и вы привлекательная «особь женского пола». Неважно, попали вы в кабинет к психиатру по болезни или просто проходите банальную медкомиссию — от рук Германа Юрьевича не уйти. Обязательно надавит на лице и шее на определенные точки, обеспокоенно спросит: «Болит?» Ну конечно же, болит — жмет же на точки выхода нервов! Но молодым пациенткам это невдомек. Они в шоке от поставленного диагноза и лечиться хотят незамедлительно. Первая процедура — массаж. Ну а дальше все по накатанному сценарию…

Юлия Исрафилова, Крым, Первая Крымская

Читайте также: