Постсоветский бандитизм. Банда Cохина: убили – выпили…

«Отмороженные» – словечко из профессионального сленга сотрудников уголовного розыска. Обозначает оно категорию преступников, не имеющих никаких «тормозов». «Отмороженный» – это тот, для кого садизм, насилие, убийство, кровь – привычная стихия. Из известных правоохранительным органам «отмороженных» одним из самых-самых был Андрей Сохин и его банда. «Сохинцами» было совершено 13 убийств водителей автотранспорта, разбойные нападения и кражи автомашин в Подмосковье, Москве и Белоруссии. Итак, кто же они, «сохинцы»? Главарь банды – Андрей Сохин, двадцатилетний москвич, судимый ранее за хулиганство. Его подельники по заплечным делам: Роман Шагов, Михаил Арефьев, Дмитрий Морозов, Дмитрий Исаев, Георгий Панин. Все из безработных, но не от того, что работы нет, а от того, что «работа дураков любит». Панин ранее был судим за разбой и кражу. Возраст бандитов был разный. Полякову, например, стукнуло за пятьдесят, Арефьеву перевалило за сорок, но тем не менее они беспрекословно подчинялись тому, кто годился им в сыновья. «Малыш» Сохин держал в банде бесспорное лидерство. Он завоевал его своей жуткой славой «отмороженного».

Его карьера в преступном мире развивалась стремительно. За каких-то два неполных года мелкий автомобильный вор, снимавший, тибривший по ночам лобовые стекла с машин, превратился в пахана одной из самых свирепых банд. Помогли «профессиональные» качества – жестокость, беспощадность, полная нечувствительность к чужим страданиям. Этого у Сохина было в избытке, потому и взлет его был так головокружителен – перед ним трепетали не только жертвы, но и бывалые воры, предпочитавшие не перечить «отмороженному» юнцу.

Первой жертвой сохинцев оказался водитель «Волги». Он взял у метро пассажиров – ими оказались Сохин, Шагов и Арефьев. Польстился на высокую плату, бедняга, и кончил свои дни на берегу Бисерова озера, что в Ногинском районе. Шагов ударил его ножом в живот, а подельники добили умирающего. Тело спрятали в кустах, «Волгу» перегнали в деревню Бисерово, отмыли салон от крови, переждали несколько дней, а потом погнали машину в Минск. Там продали фермеру за четверть ее настоящей цены, и стали… «гудеть». Пьянствовали до тех пор, пока не кончились деньги. Потом снова пошли «на охоту». Подобная схема преступлений и действия бандитов постоянно повторялись. Сели в машину, убили шофера, машину продали, деньги пропили. И так тринадцать раз. Повторялось все до мелочей словно в сценарии скучного детектива, где слишком много крови и мало фантазии. В принципе, если отбросить все фразы о зверстве и дикости «сохинцев», остается только одно – ограниченные, примитивные люди, никчемные и не способные ни на что стоящее сгруппировались для того, чтобы добывать деньги на жратву и выпивку, считая самым легким способом добычи – убийство. Это был и основной мотив их преступлений, и связующее звено внутригрупповых отношений в банде.

Ширился кровавый список: голубые «Жигули», вишневые «Жигули», иномарка «Ниссан», снова «Жигули». Одна за другой автомашины теряли своих владельцев, находивших смерть от рук бандитов на подмосковных дорогах. «Уехал и не вернулся», «пропал без вести» – сообщали криминальные сводки, а о местонахождении пропавших знали только те, кто убивал их ради того, чтобы завладеть автомобилем.

В августе прошлого года у поселка Купавна в Балашихинском районе обнаружили труп водителя, уехавшего из Реутова на вишневых «Жигулях». У него были связаны руки, пробит череп, перерезано горло. В ноябре в Ногинском районе обнаружили изуродованные трупы «дальнобойщиков» – водителя и его напарника автомашины «КамАЗ», а вскоре был найден и труп пропавшего без вести водителя «Нивы» – он был полковником ГРУ. Военный разведчик принял лютую смерть от рук сохинской банды. Уехал из дома на машине и не вернулся тренер Спорткомитета Российской Федерации по горным лыжам. Его белые «Жигули» милиция искала целые сутки. И нашла.

Сыщики давно уже шли по следу бандитов. На причастность к убийствам водителей проверялись все, вызывавшие хоть малейшее подозрение, – ранее судимые, представители уголовного «дна», все, кто хоть как-то мог вывести на банду. Подмосковные сыщики работали сутками без выходных и отпусков. Самое активное участие в оказании помощи уголовному розыску принимали сотрудники ГИБДД, патрульно-постовой службы, участковые инспектора, ознакомленные с приметами похищенных машин. Эта мера принесла реальную пользу. Тренер по горным лыжам пропал 14 января, а уже на следующий день сотрудниками ГИБДД на 107-м километре Московской кольцевой дороги была задержана машина «Жигули», приметы которой в точности совпадали с данными ориентировки. За рулем ее сидел Валерий Поляков.

С этого задержания начался крах банды. В последующие дни по показаниям Полякова были взяты Арефьев и Панин. Затем сыщики задержали Исаева, который скрывался в деревне Пестово под Балашихой. Ощутив, что конец близок, Сохин решил «уйти на дно». Он приобрел поддельные документы и сбежал в Белгород. О его логове знали только несколько «проверенных» людей, снабжавших его едой, – «отмороженный» Андрюша боялся выходить на улицу.

Благодаря блестящей оперативной комбинации местонахождение главаря банды было установлено. Сыщики задержали Сохина и этапировали его в Москву. Знакомый, но несколько подзабытый тюремный мир стал снова средой его обитания. Через несколько дней под Балашихой был взят и Роман Шагов – основной исполнитель убийств, правая рука главаря, маньяк-садист, убивавший водителей не только ради корысти, но и для «удовольствия». Последний член банды – Морозов – сбежал в Рязань, но сыщики достали его и там.

По показаниям Сохина и его подельников, они убивали для того, чтобы не оставлять свидетелей, которые могли бы их впоследствии опознать. Но эта чудовищная «предосторожность» не помогла им обезопасить себя от грядущего разоблачения. Кровавые убийцы по натуре своей оказались трусами. На следствии они наперегонки «топили» друг друга, стараясь любой ценой уйти от обвинения в убийствах. Никому из них не хотелось идти «паровозом» по делу, не хотелось держать ответ за совершенные злодеяния. Пришлось.

Татьяна Степанова, МГ

Читайте также: