Биографии серийных убийц написаны будто под копирку

 В России черный рекорд принадлежит ростовчанину Чикатило: доказана его причастность к 53 убийствам. Лавры самого кровожадного убийцы с ним делит житель окраины Москвы Пичушкин — ему вменили «только» 48 убийств. Среди других громких дел серийных убийц — дела Михасевича, Сливко, Спесивцева, Ряховского и Головкина. Большая часть самых известных серийщиков поймана в Москве.

Полковник милиции Ашот Айрапетян – сотрудник Департамента уголовного розыска МВД России, много лет специализирующийся на раскрытии серийных убийств. Коллеги называют его ходячей энциклопедией. Он помнит даже то, что, наверное, забыли сами «герои» криминальных сводок, знает тысячи фактов, помогающих увидеть тайный след, по которому можно раскрыть самое изощренное и тщательно спланированное преступление.

«Сериалов» все больше

— Ашот Гайкович, бытует мнение, что серийные убийцы – порождение нашего времени, результат оболванивания людей примитивными произведениями массовой культуры, где смакуется насилие, секс, всевозможные плотские развлечения в стиле Калигулы.

— Это ошибочное мнение. Феномен серийных убийств, существования маньяков, известен очень давно. Другое дело, что с одной стороны развитие криминалистики, а с другой – работы журналистов, сформировали особое отношение к этому виду преступлений. Да и осознание серьезности проблемы, ее сложности пришло в последнее время. Анализ показывает, что число таких преступлений постепенно растет. Если в 1995 году нами контролировалась работа по раскрытию 15 серий, то в прошлом году их число достигло 28.

— Известно, что маньяк Чикатило орудовал 12 лет. Четырнадцать лет не могли изобличить белорусского убийцу-насильника Михасевича. А сегодня встречаются такие «долгоиграющие» серии?
— У нас есть примеры серий, тянувшихся несколько лет. Но квалифицировать их по временным параметрам сложно. В одном случае в Перми сама серия заняла полтора месяца и прекратилась. В другом – год-другой… Мы контролировали оба дела, и недавно одно из них раскрыли, благодаря банальной жадности убийцы. Он воспользовался телефоном жертвы, и сразу же «засветился». После того, как мы проверили его «по генетике» — сомнения отпали. Это был наш клиент.

Кстати, генетические исследования сегодня значительно помогают нам в работе. Благодаря помощи науки, мы можем абсолютно точно установить причастность того или иного подозреваемого в совершения преступления даже спустя очень большой период времени.

— Вспомните самые громкие преступления, раскрытые за последние годы.
— Таких дел немало. И о многих из них подробнейшим образом рассказывали и телевидение и газеты. Но некоторые интересные случаи по различным причинам не стали известны публике.

В Смоленске задержан некто Черный, совершивший десять убийств женщин. Молодой, внешне привлекательный парень. Ни одну из жертв он не пытался изнасиловать. Просто убивал, получая от этого удовольствие. В Ростовской области серию убийств совершил некто Муханкин. В Кемеровской области Спесивцев из садистских побуждений убивал детей и женщин. А фрагменты тел он скармливал своему огромному псу.

Некоторые преступники после судебно-психиатрической экспертизы были признаны психически больными. Большинство, невзирая на чудовищность деяний, по мнению врачей, отвечало за свои поступки. Не мной отмечено, что внутренний мир человека – это бездна. Изучить ее полностью невозможно. И из нее появляются, в ней формируются совершенно непредсказуемые, необъяснимые вещи. По моему мнению, наука, особенно психиатрия, еще недостаточно разработала эту проблему. Различного рода публикации и выступления на эту тему имеют достаточно поверхностный и сугубо просветительский характер, не соответствуют глубине и сложности вопроса.

Не выходя из дома

— Наука в долгу перед сыщиками? А сами оперативники разве безгрешны?
— Речь не о греховности. Ошибки, проявления непрофессионализма при поиске и изобличении серийных убийц, встречаются. Но большая часть «проколов» все же происходит из-за неумения оценить конкретные факты, обобщить их и провести анализ.

В Иркутской области долгое время орудовал маньяк, убивавший жертв не выходя из дома. Он расправлялся с собутыльниками, трупы расчленял, мягкие ткани скармливал свиньям, а кости прятал на своем подворье. Серия тянулась почти два года. Люди исчезали, их искали и все бесполезно.

Но местные работники милиции действовали инертно: пропал человек – будем искать, а найдем – будем думать.

— Нет тела – нет дела?
— Что-то вроде того. Когда же наконец убийцу разоблачили, выяснилось, что на его совести длинная серия кровавых преступлений. И если бы оперативники проанализировали имевшиеся факты, многих жертв удалось бы избежать.

Примерно по такой же схеме развивались события в Красноярске. В течение года там было совершено 18 убийств женщин. Дезертир Ершов насиловал, а затем убивал несчастных ножом. Причем места преступлений были однотипны – подвал, подъезд, чердак дома. Как можно было не заметить такую серию? Тем не менее ни милиция, ни работники прокуратуры целый год не понимали, что у них на территории орудует жестокий серийный убийца.

А ведь рабочий день сотрудников прокуратуры и милиции начинается с чтения оперативных сводок, анализа информации, где все подобные случаи отслеживаются, отмечается каждая деталь и мелочь. И этот кровавый марафон был прерван почти случайно, когда убийцу, выбегавшего из подъезда с ножом в руке, задержал прохожий. Между прочим, человек здорово рисковал, потому что преступник был молодым физически хорошо подготовленным парнем.

Особенность серийщиков в том, что они никогда не выбирают жертву, равную им по силе. Маньяк не будет состязаться в ловкости с достойным соперником, он выберет для себя такого, с которым справиться. Как правило, объектом их преследования становятся женщины, старики, подростки, те, кто не в силах дать серьезный отпор, оказать серьезное сопротивление.

— Чтобы бороться с явлением, нужно понимать причины его возникновения.
— Знакомство с банком данных, где собраны данные об уже раскрытых преступлениях, приводит к любопытным выводам. Когда читаешь биографии многих преступников, порой приходит мысль, что знакомишься с деталями жизни одного и того же человека. Сходство удивительное. Похожие эпизоды в детстве, в период юношеского взросления…

— Что же именно?
— Например, травмы головы. Очень многие серийные убийцы получали такие ушибы: Ряховский, Головикин, Пичушкин. К этому добавлю стрессы, которые сформировали у будущих преступников сильнейшие комплексы неполноценности.

Он «написал» убийство

— А может быть, это уловки загнанных в угол зверей? Известно, что многие преступники «косят» под больных, стремясь таким образом уйти от наказания.
— Это вопрос спорный. Дело в том, что обыватель склонен демонизировать, преувеличивать умственный потенциал серийных преступников. Виною тому, вероятно, кино и детективная литература, где беллетристы и режиссеры делают маньяков некими сверхзлодеями, наделенными повышенным интеллектом, изощренным умом. Поверьте, в жизни этого нет и в помине. Все значительно прозаичнее и страшнее. Мы имеем дело с примитивными, «упертыми» людьми, зацикленными на реализации низменных, порочных идей. Они совсем не похожи на шахматистов, разыгрывающих таинственную партию на карте города.

Сложность раскрытия этого вида преступлений не в сверхинтеллекте злодеев. Скорее наоборот.

Обычными приемами, с помощью которых раскрываются убийства из корыстных или хулиганских побуждений и даже заказные убийства, такие преступления не разгадываются. Поэтому что на взгляд нормального, не «озабоченного» человека, того, кто не одержим маниакальной страстью мучить, резать, насиловать, такие деяния безмотивны, не поддаются логическому осмыслению, а следовательно, не имеют привязки к окружающим, конкретным событиям, свидетелям.

Чикатило, например, расправился с одной из жертв в нескольких десятках метров от здания аэровокзала «Домодедово» в Москве. Он очень рисковал, его могли увидеть сотни людей, но маньяк об этом не задумывался. Он действовал алогично, бездумно, только потому, что жаждал в тот момент крови.

Убийца, совершивший преступления по корыстным мотивам, может «засветиться» при сбыте ценностей, поделиться информацией с себе подобным собутыльником, попасть в поле зрения милиции изза своего социального статуса.

Маньяк, как правило, живет двойной жизнью. Он может быть благополучным гражданином, хорошим семьянином и отцом, ласковым и заботливым мужем. Достаточно вспомнить убийцу-пионервожатого Сливко, отличника «боевой и политической» Михасевича, того же Чикатило, читавшего лекции по международному положению. Последний, кстати, закончил Ростовский государственный университет. В монстра, кровожадного зверя маньяк превращается лишь в определенных ситуациях.

— В литературе, кинематографе созданы очень правдоподобные и яркие образы сверхзлодеев. Неужели все это проходит мимо настоящих маньяков?
— Не всегда. Например, последний из серийщиков, пойманный в Санкт-Петербурге, в какой-то мере создавал себя по образу и подобию беллетристических клише.
Некий Одинцов, задержанный в феврале нынешнего года, свихнулся на том, что начал придумывать сценарии убийств.

Сначала он решил себя «проверить». Придумал конкретный «сценарий» убийства незнакомой женщины. И, к сожалению, успешно прошел свой собственный «экзамен» — убил на улице случайно встретившуюся на пути прохожую.

Милиция ломала голову над этим преступлением. А раскрылось оно нелогично и случайно. Маньяк уверовал в свои силы и решил продолжить реализовывать написанные им «сценарии». Отправился на собрание Свидетелей Иеговы и набросился с ножом на одного из присутствовавших. Человек чудом остался жив, а преступника удалось задержать. Когда делали обыск у него дома, то залезли в его компьютер и ужаснулись: там подробно описывались его планы, реализованные и еще не реализованные, в том числе нераскрытое убийство женщины и неудачное нападение члена секты.

Маньяк, вполне продвинутый и образованный человек, прекрасно владевший компьютером, готовился стать новым доктором Лектером. Он хотел делать из убитых чучела, использовать в пищу их мозг и другие части тела, готовить сувениры из черепов. Он даже купил себе специальную ножовку, чтобы разрезать черепные коробки. Его признали невменяемым.

Представьте, что бы было, если бы преступник попался бы на третьем, четвертом или пятом эпизоде?

Монстра диагностировать нельзя

— Вы упомянули генетические анализы. Какую еще роль в подобного рода расследованиях играет наука?
— При поиске серийных убийц огромное значение играет экспертиза. Был такой случай в Западно-Сибирском регионе. Убийства, причем в разных областях, совершались из огнестрельного оружия. Но взаимосвязи между ними не усматривали.

Пока преступник не совершил ошибку. Он отправился на «заготовку» мяса с тем же оружием, что и на людей. Отстреляв несколько свиней, принадлежавших местным фермерам, загрузил туши в машину и уехал. Но одно подраненное животное убежало. Местный участковый, честь ему и хвала, изъял пулю из туши, отправил ее на экспертизу. И после этого дело начало раскручиваться. Сопоставили факты, нашли свидетелей и вскоре вышли на преступника.

Тут уместно отметить еще одну закономерность в работе над серийными преступлениями. Трудозатраты на их раскрытие несопоставимы с обычными преступлениями. Чтобы задержать некоего Ершова, нападавшего на женщин в Измайлове, пришлось почти месяц, в лютые морозы, сотням сотрудников милиции круглосуточно прикрывать территорию огромного парка. А сколько сил было затрачено на поиски Пичушкина!

— Кстати, какие места чаще всего маньяки выбирают для охоты на людей?
— Большая часть «серийных» преступлений зарегистрирована в городах или непосредственно связана с городом. Не потому, что среди сельских жителей нет подобных преступников. Увы, и в селах периодически возникают серии. Но там все люди на виду, население малочисленно, криминальная активность пресекается после первого-второго эпизодов. И типичный серийщик просто не успевает развернуться.

— Существует версия, согласно которой маньяков можно вычислить по физиологическим или психологическим признакам.
— Определить будущих серийных убийц по каким-то особым приметам невозможно. Допускаю, что специалисты-психиатры могут заранее определить склонность того или иного человека к проявлениям особой жесткости, насилия. Но диагностирование серийных убийц – утопия.

Что касается научных исследований по этой проблеме, то я както я общался с известным ученым-психиатром, который занимается научной работой по серийным убийствам. Он высказал сожаление, что в свое время ему не удалось получить для исследования мозг Чикатило.

— Можно ли защититься от маньяка? Существует ли какая-то профилактика этого вида преступлений?
— Есть наука виктимология. И есть группа людей, которые в силу особенностей своего поведения и деятельности чаще других становятся жертвами преступников. Но, на мой взгляд, это не относится к серийным убийцам и маньякам.

Можно выделить из списка жертв того же Чикатило социальных аутсайдеров – бродяжек, проституток, умственно неполноценных. Но ведь среди его жертв много вполне благополучных детей, женщин. И в этом еще одна опасность серийных убийц.

В последние годы удалось немало продвинуться в создании методик по выявлению серийных убийств и совершающих их преступников. Накоплен значительный опыт, в том числе и в Москве, где в МУРе в этом направлении работает специальная группа.

Создана межведомственная научно-консультативная группа из числа работников прокуратуры и сотрудников МВД. Туда же входят ученые-практики, психиатры, судебные медики. Но сыщикам и криминалистам еще предстоит немало поработать в поисках более эффективных средств борьбы с этим злом.

КСТАТИ

Термин «серийный убийца» был веден в обиход американскими полицейскими во время поимки известного маньяка Теда Банди.

Там же, в США впервые в мире в штате ФБР создана специальная группа, занимающаяся исследованием проблемы серийных преступлений. Разработки этой группы с успехом применяются во многих странах мира.

СПРАВКА

Первым серийным убийцей в истории криминалистики считают преступника, совершившего в 1889 году в Лондоне шесть кровавых убийств уличных женщин. Маньяк, который так и не был пойман, получил прозвище Джек Потрошитель.

В России черный рекорд до сих пор принадлежит ростовскому жителю Чикатило. Доказана его причастность к 53 убийствам.

Лавры самого кровожадного убийцы делит с ним житель окраины Москвы Пичушкин, но ему вменили «только» 48 убийств.

Среди других громких дел серийных убийц — дела Михасевича, Сливко, Спесивцева, Ряховского и Головкина.

Большая часть самых известных серийщиков поймана в столице.

Николай Модестов, Вечерняя Москва

 

Читайте также: