Джентльмены предпочитают гастарбайтерш

Налетчики использовали тактику «укуса змеи». Деньги на очередную дозу героина рецидивисты «находили» на улице. Набрасывались на одиноких женщин, причем предпочитали дам с азиатской внешностью.

Вера доехала до станции «Текстильщики», когда часы показывали начало двенадцатого. Прохожих почти не было. Она постояла несколько минут на автобусной остановке, обреченно махнула рукой и зашагала к дому пешком. А чтобы почувствовать себя немного увереннее на пустынной улице, девушка набрала по мобильному номер подруги – хотелось иллюзии, что кто-то близкий с тобой рядом… Лучше бы она этого не делала.

Родился в рубашке

Они действовали тупо, по одной и той же схеме. Менялись только участники нападений и жестокость, с которой они обходились с жертвами. Кто-то отделывался травмой головы, кто-то просто шоком.

Из показаний потерпевшего Сухачева: «17 апреля 2008 года в начале первого ночи я возвращался домой с работы. Уже дошел до своей улицы Скрябина, когда почувствовал, как кто-то схватил меня сзади за рюкзак. Я обернулся и увидел незнакомых мужчин. Они потащили меня за гаражи. Сопротивляться я не стал, так как у одного из нападавших в руке был нож. Мужчина приставил нож к моей груди и сказал, чтобы я не дергался. В это время второй нападавший снял с моей руки часы «Сейко», обшарил карманы.

У меня отобрали деньги – около 16 тысяч рублей, мобильный телефон «Сони Эриксон», сняли с шеи золотую цепочку, забрали портмоне с документами и некоторые другие вещи. Я решил, что на этом все кончится, но ошибся…»

Забегая вперед скажем, что потерпевший Сухачев мог бы и не стать свидетелем. Врачи, несколько дней боровшиеся за его жизнь, рассказали, что парень родился в рубашке. Налетчики – что на них нашло в тот момент? – начали наносить ему удары ножом в жизненно важные органы.

Из материалов уголовного дела: «Согласно телефонограмме из НИИ СП им. Склифосовского, в приемный покой медицинского учреждения нарядом «скорой помощи» доставлен больной Сухачев 1984 года рождения с диагнозом: «Проникающие колото-резаные раны груди слева, ранение левого легкого, межреберной артерии, колото-резаная рана брюшной стенки, проникающая в левую плевральную полость, резаные раны правой кисти, большой гематоракс слева…»

Истекающий кровью парень сумел доползти до своего дома, успел нажать кнопку домофона и, оставляя кровавый след на двери подъезда, сполз на асфальт и потерял сознание. Его нашли родители, которые услышали вызов и, так и не получив ответа, спустились на всякий случай вниз.

Криминальное трио

Главаря отморозков Боровского опознал выживший парень, уверенно указал он и на соучастника вооруженного нападения – Лукасина. На очных ставках бандитов ждал и еще один сюрприз. Но об этом чуть позже.

Вообще биографии участников группы достаточно красноречиво говорят сами за себя. Итак, Боровский: первая судимость по малолетке за кражу, затем отбывание наказания за убийство, следующая «командировка» – разбой, потом очередная ходка за кражу… В последний раз он освободился в конце 2006 года. На работу не устроился, да и не имел такого желания. Зато сразу стал искать возможность жить в свое удовольствие.

Однажды в пивной он встретил своего давнего приятеля и подельника Лукасина, с которым когда-то проходил по делу о разбойном нападении на таксиста. Оказалось, что Лукасин, подлечившись в спецбольнице тюремного типа, вышел на свободу с той же неодолимой тягой жить за чужой счет. Дружки сразу же решили тряхнуть стариной и в тот же вечер отправились на дело. Результат – избитая женщина, отнятые телефон и кошелек. Вполне хватило и на дозу, и на выпивку.

Здесь надо сделать существенную оговорку. Сожительница Боровского – некая Глотова была законченной героиновой наркоманкой. Если Лукасин и его патрон принимали зелье от случая к случаю, довольствуясь обычным дешевым алкоголем, то Олесе Глотовой без дозы жизнь была не мила.

Из материалов уголовного дела: «Глотова Олеся, 1980 года рождения, не работает, не учится. Судима за грабеж 10 сентября 2004 года, приговорена к 3 годам лишения свободы».

Вполне исчерпывающая характеристика. Но в ней не хватает небольшого штриха.

Как рассказал старший следователь по особо важным делам ГСУ при ГУВД по городу Москве Алексей Ханский, дама имела даже не букет, а букетище болезней, приобретенных за более чем десятилетний срок употребления наркотиков. ВИЧ-инфицированная налетчица систематически проходила реабилитационный курс в инфекционной больнице на Соколиной горе, знала свой диагноз и на далекое будущее, по вполне понятным причинам, не загадывала.

Джентльмены предпочитают гастарбайтерш

Вот такая компания и собралась под началом рецидивиста Боровского. Следователь Алексей Ханский уверен, что число жертв налетчиков было гораздо больше. Они и сами не скрывали этого. Говорили, что как только кончались деньги, они выходили на дело. Но проблема в том, что установить имена жертв было очень непросто. Заявлений люди почти не оставляли. И даже не потому, что не надеялись, что бандитов найдут. Чаще всего ущерб был не настолько значителен, чтобы потерпевшие, перенесшие сильнейший стресс люди готовы были идти в милицию, писать заявление, приходить на допросы и т. д.

Как точно подметил Алексей Ханский, налетчики использовали тактику «укуса змеи». Они караулили жертвы на ночной улице, выждав подходящий момент, набрасывались на них из укрытия и… скрывались в ночи.

– Поначалу они не делали разницы между мужчинами и женщинами, – рассказывает Алексей Станиславович. – Нападали на тех, кто подвернулся под руку. Но как-то раз неизвестный парень накостылял им так, что они потом отлеживались дома. После «облома» они уже не рисковали. Набрасывались на одиноких женщин, причем предпочитали дам с азиатской внешностью. Расчет был прост. Ни для кого не секрет, что у большинства гастарбайтеров, мягко говоря, не все в порядке с регистрацией. Да и проблем с законом, даже если сами они его не нарушали, гости не жаждали. Поэтому более половины из доказанных эпизодов – нападения на тех, кто приехал в город на заработки и не имеет постоянной регистрации.

На следствии главарь группы Боровский, которого можно было бы назвать «мозгом», если бы не очевидное противоречие между смыслом термина и интеллектом фигуранта, вел себя как «авторитет».

Матом он не ругался, он на нем разговаривал. С гордостью заявлял следователю, когда его приводили из камеры на очередной допрос: «Я здесь человек не последний!» Его дружок Лукасин на предварительном следствии хранил молчание. Между тем разговорной речью Лукасин владеет прекрасно. Все жертвы утверждали, что он довольно внятно объяснял, что с ними будет, если они не подчинятся воле налетчиков. Невольно вспоминается анекдот про Вовочку, который «сдал» друга матери, спрятавшегося под кроватью от вернувшегося из командировки отца: «Молчишь? А как дышал!» Соответствующим образом вела себя на следствии и барышня. Глотова дерзила, пыталась запутать следствие.

Впрочем, все это теперь вряд ли поможет подельникам. Дело направлено в суд, и каждого из участников преступлений ждет приговор и внушительный срок.

Тетенька, дай закурить!

Глотова была вовсе не несчастной жертвой обстоятельств. Для нее налеты и разбои – родная стихия. Она и свой первый срок получила по «профильной» статье – села за разбой.

Во время нападения на потерпевшую Веру М. около ст. метро «Текстильщики» подружка Боровского выполняла роль «торпеды». Как только главарь заметил, что женщина говорит по телефону, он дал команду, и Глотова попросила у прохожей сигаретку: «Тетенька, дай закурить!» Ничего не подозревавшая женщина полезла в сумочку за пачкой сигарет.

Из материалов уголовного дела: «Я достала две сигареты, одну из которых протянула Глотовой. При этом я продолжала говорить по мобильному телефону. Когда я посмотрела на Глотову, то увидела: она не прикуривает, а смотрит куда-то в сторону. Проследив за ее взглядом, я увидела мужчину, который подошел быстрым шагом и вырвал у меня из рук сумку».

Жертва попыталась сопротивляться. Но Боровский шансов ей не оставил. Он обхватил ее шею руками и начал душить. Затем, когда женщина обмякла, потащил ее за автобусную остановку. А чтобы окончательно сломить сопротивление жертвы, Боровский несколько раз ударил ее по рукам пистолетом.

В тот поздний вечер добычей налетчиков стал лишь мобильный телефон прохожей. И неизвестно, как бы развернулись дальнейшие события, если бы не прохожий, вступившийся за женщину. Он бросился на помощь и испугал Боровского и его подружку. Бандиты пустились наутек, довольствовавшись малым. К сожалению, установить имя смельчака так и не удалось.

Налетчиков задержали благодаря опыту сотрудников уголовного розыска УВД ЮВАО. Один из них, внимательно изучив документы заявителей, вспомнил о существовании на территории ОВД «Текстильщики» своего старого знакомого – неоднократно судимого Боровского. Опера отправились навестить уголовника. Тот сам открыл им дверь и, догадавшись, за кем явилась милиция, недовольно спросил:

– Что это я натворил?
– Да ничего особенного, нужно до отдела доехать, пальчики заново откатать.
Боровский, пожав плечами, стал собираться. И тут в прихожую выглянула подружка пахана.
– Вот-вот, и барышню возьми. Ее музыкальные пальцы в нашей коллекции пригодятся.

Так и поехали все вместе. Только не «откатывать пальцы», а проводить опознание одной из жертв. После чего в квартиру рецидивиста Боровского приехали с ордером на обыск. В его доме нашли мобильные телефоны, отнятые у жертв, именные дисконтные карты и другие вещественные доказательства. Забавно, что в добытый с помощью разбоя телефон главарь по недомыслию успел внести номера своей подруги и подельника.

Позже начались опознания других потерпевших. И на одном из них разыгралась занятная сценка. Один из понятых набросился с кулаками на Лукасина. Выяснилось, что когда-то их столкнула жизнь при весьма пикантных обстоятельствах. Понятой приехал к своей матери и увидел, что ее принуждают подписать документы на продажу квартиры.

Когда сын стал выяснять, что происходит, его избили так, что он едва унес ноги. Причем среди черных риелторов был Лукасин. Пока мужчина бегал в милицию, вымогатели успели скрыться. И вот такая встреча!

– Это уголовное дело будет рассматриваться в суде в ближайшее время, – подводит итог заместитель начальника Следственной части ГСУ при ГУВД по городу Москве Виталий Притула. – Характерно, что все свои грабежи преступники совершали в пределах микрорайона, в котором жили. Они не задумывались о последствиях, точнее, уже не были способны задуматься. Не принимали в расчет даже известную блатную поговорку: не воруй где живешь, не живи где воруешь. Их волновало только одно: где добыть деньги на очередную дозу.

Николай Модестов, Вечерняя Москва 

Читайте также: