Всемирность и народность «русской мафии»: где же тут русские?!

«Русскую мафию» зародили советские евреи-эмигранты. После распада СССР она стала явлением планетарного масштаба. Главная цель криминального сообщества — приход к власти в стране криминального лидера.

По утверждению Рейнальдо Переса Ловелле, научного руководителя Московского центра психологической помощи при Академии гуманитарных исследований, в каждой стране после общественных потрясений и смены социальной системы через 15-20 лет происходит фантастический всплеск преступной активности. Если верить этому утверждению, то такой всплеск в России должен случиться в 2000-2005 гг., если считать «общественным потрясением» начало перестройки (1985-1987 гг.), а «сменой социальной системы» — развал СССР (1991-1992 гг.).

«Фантастического всплеска» преступности не произошло, хотя, действительно, некоторый период имел место быстрый рост преступности и наблюдалась криминализация общества сразу же после общественно-политических катаклизмов, фактически разрушивших систему правоохранительных органов. Бурное развитие криминала и явлений, его сопровождавших в этот период, «сделало бы честь» городу Нью-Йорку, который традиционно считается эталоном «развитой организованной преступности». Вместе с тем, не следует путать резкое повышение уровня информации о проявлениях преступности и реальное увеличение ее уровня.

Правовое сознание населения России эволюционировало с течением времени весьма незначительно. В основе этого сознания доминировал принцип противопоставления себя государству как «машине насилия». Поэтому население России перманентно обкрадывает свое государство, считая это доблестью. Государство же, в свою очередь, пытается стеснить жизнь населения всеми возможными и известными ему способами. В ходе этой «войны» государства с населением неизменным арбитром (буфером) между ними выступает криминальное сообщество, которое берет на себя помимо «работы по профилю» миротворческие функции или решает те проблемы населения, которые государство не может или не хочет решить. В результате складывается ситуация, когда криминалитет начинает срастаться с государственными структурами (коррупция) и определенными слоями населения, которые, в свою очередь, составляют резерв организованных преступных групп (ОПГ).

Неизбежно происходит процесс легализации деятельности криминальных лидеров по примеру сицилийской мафии. Тем более что «рынок труда» (или, если угодно, «электоральное поле») для организованной преступности (ОП) в России с начала 1990-х огромен. Так, по данным Генеральной прокуратуры РФ, в 1990-х годах более 1,5 млн. молодых людей нигде не учились и не работали, к уголовной ответственности были привлечены также 1,5 млн. человек, в местах заключения находился 1 млн. граждан РФ, то есть каждый 150-й («Независимая газета», 19 февраля 1997 г.).

Понятие «теневая экономика» появилось в СССР в конце 60-х — начале 70-х годов вслед за новой разрешительной политикой советских властей. В этот период тоталитарная экономика допустила на экономическое поле частную инициативу. Одновременно государство утратило часть контроля над частным секатором, и этот пробел постепенно восполнили силы криминального сообщества. В 1979 году на сходке воров в законе «цеховики» (нелегальные частные предприниматели) вступили в соглашение с криминалитетом и обязались регламентировать выплаты в криминальную кассу — «общак» — около 10% своих доходов. Этот акт положил начало организованной криминализации определенного сектора экономики, вернее, вывод ее в «тень». Мощная структура КГБ СССР, безусловно, не могла остаться в стороне от этих процессов и старалась контролировать их.

С 1960-х годов, в зависимости от состояния и стабильности власти, контроль над «теневым» сектором экономики ослабевал или усиливался. С провозглашением гласности и смягчением политического режима с середины 1980-х, а особенно в начале 1990-х, «теневой» сектор экономики расширился и с тех пор только увеличивался по причине несовершенного экономического законодательства, достигнув, по словам одного из российских руководителей, на определенном этапе 40%.

На март 2002 года в «теневой экономике» России было задействовано 8,18 млн. россиян. Конечно, эти данные не учитывают совместителей, которые не желают платить налоги в полном объеме, и других «пойманных» налоговой полицией и иными правоохранительными органами деятелей. Их усилиями за последнее десятилетие из страны исчезло 300 млрд. долларов США, хотя что-то, конечно, вернулось. Однако основные средства были вложены в недвижимость, в компании и сохранены па счетах в экономически либеральных странах.

Процесс приватизации объектов экономики в 1992-1995 гг. подпустил к ним криминальных лидеров, которые получили возможность вкладывать «грязные» деньги в полулегальный или легальный бизнес и, таким образом, распространять свой контроль на все большее количество секторов экономики. В результате к 1998 году часть криминальных лидеров (например, Анатолий Быков в Красноярском крае) получила прямой доступ не только к коммерческим объектам, но и к власти, в частности, к законодательным властным структурам (Быков, к примеру, стал обладателем депутатского мандата краевого законодательного собрания). Так или иначе, к концу 1990-х годов российская организованная преступность контролировала значительный сектор российской экономики — как уже упоминалось, около 40-45% — и все активней вмешивалась в процесс государственного управления. Ее представители были избраны в состав Государственной думы и т.п.

В 2002 году, по данным Социологического центра Российской академии госслужбы Президента РФ, «теневой сектор» вырос до 50% ВВП. Для сравнения: в Европе он составляет, по некоторым оценкам, 5-10%. Причем интересно, в России «серый» бизнес от «белого», то есть легального, практически неотделим. Что делать, если, судя по официальным данным, в РФ трудятся 70 млн. человек, а пенсионный учет ведется только на 30 млн. человек? По оценкам экспертов, комфортнее всего «серые» схемы бизнеса ощущают себя в пищевой, торговой отраслях и в сфере услуг. В результате около 30% расчетов ведется «мимо кассы». Причем специалисты говорят, что ликвидация этого «теневого» сектора сделает жизнь простых россиян невыносимой.

В идеологической и информационной сферах криминализация экономики привела к широкому распространению «блатной» культуры и умонастроений, к моде на золотые цепи, «блатные» песни (появилось даже специализированное радио «Шансон») и пр. Криминальные лидеры стали реальными героями информационных репортажей и даже приобрели популярность в качестве актеров «мыльных опер», вроде затянутого в Женеве следствия по делу Сергея Михайлова, по российским данным, одного из лидеров солнцевской группировки. Швейцарская Фемида оправдала Михайлова, и он даже отсудил у местной прокуратуры 530 тысяч долларов США из-за «упущенной выгоды» (на территории Европы Михайлов действовал как легальный бизнесмен).

В 1990-х годах стали частыми, как уже упоминалось, факты избрания депутатами различного уровня деятелей, в той или иной мере связанных с криминалом (например, депутат Государственной думы нескольких созывов Сергей Шашурин), вхождение криминальных лидеров в состав руководства крупных коммерческих или промышленных объектов (например, все тот же Анатолий Быков) или активная общественная благотворительная деятельность (например, спортсмен Отари Квантришвили). Можно утверждать, политической целью криминального слоя российского общества стал приход к власти криминального лидера, который сможет отстоять интересы криминального сообщества, или такого вождя, который сможет договориться с криминальным сообществом.

«Русская мафия» за рубежом

С исчезновением «железного занавеса» экспансия российской преступности перестала быть контролируемой и направленной, какой она была до распада СССР. Первая волна «экспорта» преступности с территории, тогда еще СССР, прошла в начале 70-х годов, когда разрешили выезд в Израиль советским евреям. Эта волна была не сравнима со второй — когда с распадом СССР рухнул «железный занавес». Тогда мир, действительно, оценил размер русской преступности, которую назвал «русская мафия».

Российские криминальные сообщества выражали подчас весьма специфические интересы в разных странах мира. Так, в декабре 1993 года западная пресса впервые упомянула о том, что группировки «трясут» российских хоккеистов, играющих в иностранных клубах, так называемых, «легионеров». Масса материалов на эту тему в прессе в последующие годы говорила о том, что «спортивный рэкет» приобрел поистине промышленные масштабы.

В 1996 году в Анталии (Турция) состоялась 62-я Ассамблея Интерпола, на которой были определены основные формы деятельности российских группировок в странах мира. Среди участников Ассамблеи выделили следующие направления:

финансовые преступления (Германия, Австрия, Швейцария, Кипр, Мадагаскар, Уругвай, США и Великобритания);

организованная проституция (Израиль, Турция, Япония, Китай, Тайвань, Сингапур, Испания и Италия);

контрабанда сырья (Китай, Северная Корея, Германия, Польша, Иран и Ирак);

контрабанда оружия (в Россию из Германии через Эстонию и Польшу, из Китая, Афганистана и Пакистана);

контрабанда угнанных автомобилей (из Германии, Италии, Финляндии, Голландии и Югославии);

покупка недвижимости (Польша, Германия, Кипр, Греция, США, Венгрия и Уругвай);

торговля нефтепродуктами (США, Германия, Польша, Югославия);

контрабанда антиквариата (Германия);

организация транзита нелегальных мигрантов (Китай, Вьетнам);

деятельность по распространению фальшивых денег (повсеместно);

контрабанда табака и алкоголя (повсеместно);

контрабанда наркосредств (повсеместно);

рэкет (повсеместно);

махинации с кредитными картами (повсеместно);

контрабанда золота и драгоценных металлов (повсеместно).

Первое время особенно активно русские вели себя в США, Восточной Европе, Германии и Турции и др. Наиболее сильные позиции российской организованной преступности (РОП) были в странах бывшего Варшавского договора — в частности, Чехии, Словакии, Польше. В Праге, по некоторым оценкам, РОП одно время держала около 3 тысяч боевиков. Полиция ничего не могла сделать, так как все представители РОП владели вполне легальными предприятиями. Российская «братва» предпочитала отдыхать и собираться в Вене, Лондоне, швейцарском кантоне Цуг.

По некоторым данным, сейчас российское криминальное сообщество действует в 50 странах мира. В конце 1997 года начальник Главного управления по борьбе с ОП МВД РФ Владимир Васильев насчитывал около 400 российских группировок, находящихся за рубежом. Согласно докладу Уэбстера, их всего 200. Начальник бюро «Интерпола» Владимир Овчинский приводил иные цифры — около 1 тысячи ОПГ в разных странах, капитал которых составляет более 25 млрд. долларов, незаконно вывезенных из России (из доклада генерального секретаря Интерпола Раймонда Кендла).

В самой России в 1991 году численность группировок, имеющих транснациональные связи, достигала 80, а в 1994 году — уже 450.

По данным американского профессора Луизы Шелли, РОП с 1991 года вывезла из РФ 150 млрд. долларов. По другим источникам — 50 млрд. долларов, но тоже немало. До 1998 года из России в месяц «утекало» приблизительно 2 млрд. долларов, из них 40% — силами РОП. Для сравнения — иностранные инвестиции с 1991 года составили около 6 млрд. долларов. Эти данные, в общем, подтвердил и Сергей Степашин. По его словам, РОП вывозит 1-2 млрд. долларов ежемесячно. Только в 125 швейцарских банках РОП держит 3,2 млрд. долларов. Всего же РОП контролирует около 1% банковских вкладов в мире.

Для удобства, мы назвали российские криминальные сообщества, действующие на территории других стран «мафиями», хотя этот термин, конечно, условен.

Русская мафия» в Австрии

В Австрии российский организованный криминалитет сначала был представлен солнцевской группировкой. Ее и других представителей РОП привлекли финансовые операции («отмывка» денег) и торговля недвижимостью. К 1993 году Австрия стала основной транзитной страной, через которую российские группировки возили огромные суммы долларов США, «отмытые» в республиках бывшего СССР.

В свое время «вор в законе» Валерий Длугач (Глобус) имел в Австрии крупную недвижимость. В Вене проживали, по некоторым данным, «солнцевцы» Виктор Аверин (Авера-старший) и Арнольд Тамм (Арнольд). Некоторое время в Австрии жил и Сергей Михайлов (Михась), ныне — бизнесмен. Австрию в качестве своего пристанища облюбовал также и Анатолий Роксман, криминальный лидер мазуткинской группировки, и еще один московский «авторитет» — Борис Антонов (Боря-Антон), возглавляющий ленинскую (гаванскую) группировку. В Вене также живет сын Япончика — Эдуард Иваньков (Эдо).

Кроме того, некоторое время Австрия была местом проведения «криминальных саммитов». Так, весной 1994 года в Австрии прошел сход криминальных лидеров (около полутора десятка человек), которые делили «нарконаследство» Отари Квантришвили. Пост управляющего, по некоторым данным, достался Сергею Тимофееву (Сильвестр), после гибели которого «австрийское наследство» перешло в пользование «солнцевских». «Солнцевские» наладили действительно круномасштабную торговлю, связавшись с наркокартелями Колумбии и Эквадора и представителями кубинских спецслужб. Инициатором сходки был, по некоторым данным, Вячеслав Иваньков (Япончик).

Чеченцы занимались в Австрии, в основном, по некоторым данным, комплектацией публичных домов. В сентябре 1994 года в Вене был убит Ходжа-Ахметов, один из лидеров чеченского криминального сообщества. Кроме чеченцев, в этот же период в Вене действовало ассирийское сообщество (Вячеслав Слива), которое «трясло» российских коммерсантов.

В конце 1996 года состоялся визит делегации МВД Австрии в Москву. Коллегам было сообщено о банкете «солнцевских» в одной из гостиниц Вены: после него уборщица нашла под столом сумку с 40 тысячами долларов США и была весьма удивлена нежеланием хозяина «спускаться вниз за такой мелочью».

1 сентября 1998 года в Вене начался процесс над представителями грузинского криминального сообщества: Акакием Джавахадзе и Георгием Ониани, также фигурировал Шукри Бурчуладзе. Они обвинялись в убийстве директора грузинской авиакомпании «Орби» Давида Саникидзе, знакомого Япончика. Полиция Австрии получила на Саникидзе досье, согласно которому он являлся лидером грузинского сообщества в Австрии и, одновременно, близким к Эдуарду Шеварнадзе человеком. Брат Георгия Ониани, Тариэл Ониани, являлся вместе с Джамалом Хачидзе и Захарием Калашовым, лидером московского грузинского криминального сообщества.

В апреле 1998 года Тариэл Ониани сел на скамью подсудимых в Грасе (Франция) за подпольную торговлю водкой, сигаретами, паспортами и визами, а также — за похищение своего соотечественника с целью получения выкупа. Следствие по этому делу началось в декабре 1994 года по инициативе брюссельского бюро Интерпола. По данным полиции, Ониани похитил Давида Чихашвили, банкира, бывшего сотрудника КГБ. Давид Чихашвили известен, как Дато Чихашвили и, по словам Ониани, причастен к похищению из грузинских банков 15 млн. долларов. Дато пользовался защитой и поддержкой Япончика.

К 2000-м годам российское криминальное сообщество в Австрии сохранило свои позиции и виды деятельности.

«Русская мафия» в Болгарии

По данным болгарской прессы, российские группировки контролируют 30% болгарской экономики.

Интересно, что наиболее влиятельным «олигархом» в Болгарии постепенно стал бизнесмен с неоднозначной репутацией Михаил Черной, владелец сотовой компании «Мобитель», футбольный клуб «Левски», газеты «Стандарт» и «Северный спорт».

Российские группировки практикуют в Болгарии «джентльменский набор» — наркоторговлю, угоны автомобилей, проституцию и заказные убийства. В последнее время болгары отмечают, что их «русская мафия» полностью легализована.

Правда, официальные лица Болгарии наличие «мафии» отрицают.

«Русская мафия» в Великобритании

В 1995-1996 годах в английской печати появились сведения о том, что в Лондоне действует база российских группировок. По данным на 1995 год, общая сумма «отмываемых» в этой стране российских преступных капиталов составила 50 млн. долларов в год.

Кроме того, российские группировки оказались замечены в контрабанде спиртного и сигарет. В этом бизнесе они сотрудничали и делили рынок с итальянцами и местными группировками (в частности, «семья Адаме»).

Россияне (спиртное и пиво) и итальянцы (сигареты) нелегально ввозили товар на остров с континента, где цены на эти товары ниже. Реализация производилась местными группировками. По некоторым подсчетам, эти операции приносили группировкам до 2,9 млрд. долларов США ежегодно.

Контрабандный бизнес оказался настолько прибыльным, что на него переориентировались некоторые наркоторговцы, а также — в массовом порядке — угонщики и воры.

«Русская мафия» в Германии

В Германии РОП специализируется на вымогательствах, импорте-экспорте цветных и редкоземельных металлов, нефтепродуктов, а также контрабанде антиквариата и организованной проституции (поставка девушек в публичные дома Ганновера, Дюссельдорфа и Гамбурга). Большую роль играет рынок краденых авто.

По данным местных правоохранительных органов, так называемая «русская мафия» появилась в Германии приблизительно в 1993 году, хотя ее этнический состав был весьма пестрым — русские, украинцы, грузины, азербайджанцы, осетины, литовцы, латвийцы и чеченцы. Во время пребывания в Германии Северной группы войск чеченская ОПГ контролировала торговлю оружием и военным имуществом с армейских складов.

С 93 по 95 годы численность русскоязычной общины Германии увеличилась с 75 до 150 тысяч человек. В 1994 году полиция Германии насчитала у себя 400 российских группировок (еще в 1992 году германская полиция создала специальное подразделение для борьбы с русскими под названием «Тайга»). Однако, по данным на 1995 год, всего 3% преступлений Германии приходилось на «русскую мафию», которая сориентирована на российско-германские коммерческие структуры в восточных землях. В Берлине представители российских группировок, по некоторым данным, контролируют около 80% игорных заведений.

Представители российских группировок распространили свое влияние на Кельн, Франкфурт-на-Майне, Дюссельдорф и Берлин. Одна из самых крупных российских группировок базируется в Кельне и насчитывает около 100 боевиков (в городе) и около 500 боевиков в других странах Европы, она занимается торговлей наркотиками, оружием и рэкетом. Эта группировка, по оперативным данным, имеет связь с долгопрудненской группировкой в Москве. В Германии эта группировка владеет десятком подставных фирм, которые торговали, в частности, с Западной группой войск (ЗГВ). Надо сказать, что большая часть криминального бизнеса с участием русских выросла в Германии на почве коррупции и воровства в ЗГВ.

Германия также предъявляет претензии к российской стороне из-за торговли в стране радиоактивными веществами, которая находится под контролем российских группировок. Торговля ядерными материалами и отходами, по мнению мировой общественности, является, прежде всего, проблемой республик бывшего СССР. По оценкам российских экспертов, проблема является надуманной и специального «черного рынка» ядерных материалов не существует в принципе (Германия, например, включает в список «ядерных материалов» редкоземельные металлы). Большую часть ядерных материалов в 90-х годах, поступавших из России в Германию, российские правоохранительные органы отследили — утечка производилась, в основном, из НИИ.

Кроме того, немцев беспокоит активность россиян на германском наркорынке. Здесь традиционно лидирующие позиции занимают грузины, чеченцы и «солнцевские».

Германия также является одним из плацдармов для отмывания «грязных» денег. Так, в 1998 году получил известность скандал с фирмой «Дойгус», которую создал Владимир Щукин, бывший кандидат в депутаты Государственной Думы и депутат городской думы Екатеринбурга, предприниматель. Германская полиция утверждает, что к созданию фирмы причастна екатеринбургская ОПГ «Уралмаш», которая пыталась «отмыть» 3,6 млн. марок.

По словам министра внутренних дел ФРГ Манфреда Каптера, ущерб от деятельности РОП составил в 1996 году 2,7 млрд. марок, а прибыль самих групп — 1,25 млрд. марок. По данным российских спецслужб, в 1997 году на кипрских счетах находилось около 20 млрд. марок, которые постепенно траншами переводились в Германию и там «обналичивались» или вовлекались в экономический оборот государства.

Кроме «отмывки», российские группировки в Германии также занимаются массовым угоном автомобилей (в 1996 году было зафиксировано 111 тысяч случаев угона частных автомашин).

(Продолжение следует)

 

Алексей Мухин, директор Центра политической информации, Россия

Русский биографический институт

Читайте также: