«Дело Кушнарева»: именем суда «друзья» приговорили? Версия «УК» (обновлено)

В «деле Кушнарева» есть несколько принципиальных моментов, которые позволяют утверждать: именно народный депутат Дмитрий Шенцев является ОСНОВНЫМ неофициальным – если можно так выразиться — подозреваемым в безвременной кончине Е.Кушнарева. 

 

Вчера, 15 сентября 2009-го года – последний день, когда, согласно решению Верховного суда Украины, должны быть уничтожены вещественные доказательства в уголовном деле об убийстве Евгения Кушнарева. С уничтожением вещдоков стало невозможным – в принципе! — установление истины в этом резонансном деле. За исключением семьи покойного, такой исход истории устраивает всех: и насквозь прогнившую украинскую прокуратуру, и Партию регионов, одним из лидеров которой был покойный, и вчерашних соратников убиенного. Почему?

Скорый суд хуже расправы

8 сентября нынешнего года Верховный суд Украины оставил в силе решение Апелляционного суда Харьковской области об амнистии Дмитрия Завального, который обвинялся в убийстве по неосторожности народного депутата Евгения Кушнарева. О предопределенности решения этого суда говорит тот факт, что первое и последнее заседание суда в Киеве длилось не дольше часа: суду и так все было ясно – зачем изучать многотомное дело! «Дело просто похоронили, и это очень обидно», — прокомментировала в тот же день это решение адвокат потерпевших (семьи Кушнарева) Наталья Князьская. По ее словам, у защиты «больше не осталось механизмов для обжалования решения Верховного суда».

Сын политика Андрей Кушнарев, услышав решение Верховного суда, уходил из зала со слезами: «Следствие не тщательно провело расследование, не смогло установить ни точный круг участников, ни точное время, когда произошло, на протяжении следствия происходили различные манипуляция с доказательствами, в результате этого у меня есть сомнения, что вина Завального доказана однозначно».

А.Кушнареву вторит гражданская жена Кушнарева Людмила Давыдова: «Я с самого начала не обвиняла ни в чем Дмитрия Завального, но глядя на то, как протекало следствие и судебные процессы, стала сомневаться, что это было неосторожное убийство», — сказала она газете «Сегодня».

Напомним, что еще 15 мая Апелляционный суд Харьковской области удовлетворил ходатайство об амнистии Д.Завального, обвиняемого в убийстве экс-губернатора Харьковской области Евгения Кушнарева. Также суд постановил, что дело в отношении Завального должно быть прекращено, и все вещественные доказательства должны быть уничтожены через семь дней после оглашения решения суда… И вот, спустя четыре месяца, Верховный суд окончательно закрыл дело об убийстве Е.Кушнарева.

И если для потерпевшей стороны решение Верховного суда оказалось неожиданным (Комерсант-Украина), то для «УК» именно такой исход дела виделся единственно закономерным. О какой законности и справедливости в человеческом ее понимании могла идти речь, когда «дело Кушнарева» с самого начало было шито белыми нитками?

… Бывший губернатор Харьковщины Евгений Кушнарев был смертельно ранен на охоте 16 января 2007 года в охотничьих угодьях в Изюмском районе. О подробностях того злополучного для Е.Кушнарева дня СМИ писали подробно и много. В декабре 2007 года прокуратура Харьковской области предъявила обвинение по статье убийство по неосторожности Дмитрию Завальному, который являлся помощником депутата Верховной Рады Дмитрия Шенцева (Партия Регионов). По версии следствия, выпущенная им из карабина пуля срикошетила в Кушнарева. Сначала Завальному предъявили обвинение по статье «незаконное ношение огнестрельного оружия» (поскольку карабин был зарегистрирован на имя его отца).

Претензии к следствию

Пожалуй, их лучше всего сформулировал сын Евгения Кушнарева – Андрей. Который уверен, что все фигуранты дела о смерти отца, даже близкие к семье люди, все время врали. А прокуратура так и не удосужилась проверить массу нестыковок.

Сколько людей участвовало в злополучной охоте? А.Кушнарев: «Сами участники охоты утверждают, что пятеро: мой отец, его водитель Андрей Порфирьев, еще один нардеп от ПР Дмитрий Шенцев с помощником Дмитрием Завальным и генерал милиции Василий Луценко. Однако моя семья в этом сомневается. Следствие так и не удосужилось проанализировать радиоперехват мобильных операторов и проверить, кто там был на самом деле».

Кто виновен в гибели е.Кушнарева? А.Кушнарев: «Мы до сих пор не уверены, что виновен на самом деле Завальный! Гипотетически – любой из участников той охоты. Возможно, был еще некто неизвестный, который никогда не назывался… Не могу рассуждать, почему обвинили Завального, но в материалах дела недостаточно фактов, доказывающих его вину».

Вопросы, на которые так и не ответило следствие. А.Кушнарев: Сначала участники охоты рассказывали такую версию случившегося: волк перебежал дорогу машине, мой отец с Завальным погнались за зверем, и произошел роковой выстрел. Потом они начали менять показания, у следствия вырисовался окончательный вариант – о том, что был выстрел Завального, затем рикошет от дерева и пуля ранила отца. А ведь папина одежда попала в руки следствия только через две недели. По официальной версии, ее забрал егерь Павел и положил в машину, на которой привезли отца. Так ли это было на самом деле? Где вещи отца находилась все это время и что с ними делали? Следствие этим вопросом даже не задавалось…

…Со слов врача, он ее (пулю – «УК») изъял из раны, запаковал в пакет и передал правоохранительным органам. Но я помню: в больнице врач доставал пулю из кармана халата и показывал ее всем присутствующим. Теоретически с ней могли сделать все, что угодно, пока она не попала в руки следователей. Есть и другой момент. На одежде отца были отверстия от пули и с передней, и с задней стороны. Как пуля могла разорвать одежду и спереди, и сзади, и остаться в теле?»

Почему никого не привлекли за дачу ложных показаний? А.Кушнарев: «Прокуратура очень лояльно относилась к этим людям. То ли по собственному усмотрению, то ли по чьему-то указанию».

О роли народного депутата Дмитрия Шенцева, доверенного лица Евгения Кушнарева. А.Кушнарев: «Шенцев изначально воспользовался своим правом народного депутата не давать вообще никаких показаний. Только через два или три месяца он озвучил то, что уже было давно известно – о рикошете от дерева. Как стрелял Завальный, со слов Шенцева, он не видел. Свидетели показали, что с одной стороны от отца стоял Завальный, с другой – его водитель Андрей Порфирьев. Шенцев стоял за водителем. А ведь папин шофер тоже врал. Он утверждал, что был на этой охоте с ружьем, хотя это самое ружье в тот момент хранилось у моей мамы в сейфе – я собирался ему подарить этот «ствол». Ружье Андрей Порфирьев получил на руки уже после смерти моего отца, значит, он не мог стоять в линии стрелков. Выходит, на его месте был кто-то другой, неустановленный следствием. Думаю, отцовского водителя попросту запугали и заставили говорить что нужно».

О роли Дмитрия Завального, помощника народного депутата Д.Шенцева. А.Кушнарев: «Я могу сколько угодно рассказывать, что был на 50 охотах с Завальным, и он ни разу не стрелял. А «органы» мне отвечают: «Ну и что, что не стрелял. А на той охоте взял и выстрелил». Это для них не аргумент…».

По информации «УК», кроме всего выше сказанного, Д.Завальный также является мастером спорта по стрельбе, охотником с многолетним стажем, а также опытным организатором охотничьих мероприятий для харьковской элиты. Верить в то, что Завальный ни с того, ни с сего взял ружье и стал палить без разбору, могут разве что очень заангажированные люди.

Версия происшествия от «УК»

1. Начинать расследование дела о гибели Е.Кушнарева необходимо с анализа дела о неудавшемся подрыве Е.Кушнарева у дверей его офиса в 2006 году. Далее, необходимо логически сопоставить все факты и нестыковки. Основным подозреваемым в этом деле является И.Бударный – на тот момент один из охранников Е.Кушнарева и лицо, причастное еще к нескольким взрывам в Харькове.

СПРАВКА:

«Дзержинський РВ ЖРЗПЗ №2670 від 21.03.06

По факту вибуху 21.03.06 невідомого пристрою за адресою: м. Харків, вул. Сумська, 39 (к/с-60060400 від 21.03.06 за ст. 296 ч. 4 ККУ), 06.10.07 працівниками УБОЗ ГУМВС в Х/о у скоєнні злочину викрито раніше затриманого по к/с-57070674 ВІД 27.09.07 за ст. 263 ч. 1 ККУ Бударного І.В., 1970 р.н., мешкає вул. Танкопія, 8-А, кв. 110, не працює, раніше судимого у 2003 р. за ст. 122 ч. 1 ККУ, який вступив у злочинну змову з Примак В.О., 1979 р.н., мешкає вул. Зубарева, 41, кв. 45, раніше не судимим, студентом 4-го курсу Української інженерно-педагогічної академії та в період з жовтня 2005 року по березень 2006 року, разом виготовили радіокерований вибуховий пристрій, після чого у березні 2006 р. Примак В.О. привіз вказаний вибуховий пристрой на вул. Сумську, 39, передав його Бударному І.B., за що отримав від останнього винагороду в сумі 250 грн.

Бударний І.В. передав пристрій Картавих В.І. 1948 р.н., мешкає м. Харків, вул.. Сумська, 98, кв. 11, раніше не судимому, пенсіонеру. 5.10.07 до Бударного вжито запобіжний захід — арешт, знаходиться в CI30-27 м.Харкова, Примак В.О. затриманий за ст. 115 КПК України, знаходиться в ITT при ГУМВС в Х/о.

Згідно постанови прокурора Харківської області про зміну підслідності, кримінальної справи к/с-0060400 від 29.09.07 за ст. 296 ч. 4 ККУ, к/с-57070674 від 27.09.07 за ст. 263 ч. i ККУ, а також к/с-20070002 від 16.01.07 за ст. 296 ч. 4 ККУ, за фактом вибуху 13.01.07 біля входу готелю «Національ» по пр. Леніна, 21 та к/с-17070037 за ст. 296 ч. 4 ККУ за фактом вибуху 13.06.07 на даху будинку за адресою: м. Харків, пл. Конституції, 5, поруч iз яким на пл. Конституції, 7, знаходиться будівля Харювської міської ради, передані до СВ УСБ України в Х/о. Вживаються заходи щодо встановлення особи, яка привела вибуховий пристрій в дію. Вищевказані злочини залишаються на контролі МВС України до пред’явлення злочинцям обвинувачення».

В этой истории примечательным является следующее.

Первое: исполнителем является охранник, то есть человек, которого подобрал и рекомендовал Е.Кушнареву Дмитрий Шенцев.

Второе: одним из подозреваемых в «заказе» является полковник милиции В.Картавых.

Третье: в судьбе самого Дмитрия Шенцева, особенно на ранних этапах его биографии, заметную роль играл также упомянутый В.Картавых и некоторые высокопоставленные харьковские милиционеры.

Четвертое: как и в деле об «изюмской охоте», появляются персонажи с криминальным прошлым, рекомендованные Дмитрием Шенцевым и взятые из списка «связей» некогда влиятельных милиционеров. Снова непонятные «водители», «помощники» и «охранники»… По неофициальной информации, боевиков, водителей, охранников и пр. для Д.Шенцева поставлял именно В.Картавых — из числа лиц, числившихся его агентами во времена работы в правоохранительных органах.

Пятое: после истории со взрывом (несмотря на то, что многими это было воспринято как «домашняя заготовка» и предвыборный пиар), в личных отношениях Е.Кушнарева и В.Картавых случился некий поворот (явно не по инициативе Картавых). Полковник впадает в немилость. Причины остаются неизвестными.

Шестое: наверняка у Е.Кушнарева возникли некие претензии к Д.Шенцеву по поводу взрывоопасной кадровой политики, а у Д.Шенцева, в свою очередь, некие опасения по поводу дальнейшей безоблачности и степени доверия в их взаимоотношениях;

2. 16 января 2007 года находящийся на пике политической формы Е.Кушнарев (Партия регионов взяла реванш на выборах и начала активно поглощать власть в Украине) едет на охоту с близкими ему людьми, точную численность которых установить невозможно. Ключевые вопросы: кто присутствовал? Кто был инициатором? Кто подбирал и приглашал участников? Какими были личные планы Е.Кушнарева на ближайшее будущее?

3. После традиционного для охоты времяпрепровождения несколько автомобилей выезжают в лес. Ключевые вопросы: сколько автомобилей? Кто был в машине с Е.Кушнаревым? Кто ехал сзади? Кто предложил выехать?

4. Очевидно, что от компании отделилось 2 автомобиля (далее будет видно почему), в одном из которых были Е.Кушнарев, Д.Шенцев, Д.Завальный (возможно, был за рулем) и еще один человек (возможно, водитель Е.Кушнарева). Ключевые вопросы: кто первым увидел зверя? Сколько было ружей? Кто и в какой очередности стрелял?

5. Из картины, которую озвучили представители семьи Е.Кушнарева, ясно, что первым пошел на позицию Е.Кушнарев. По одну сторону от него стал Д.Завальный (который никогда раньше на охотах не стрелял), за ним Д.Шенцев, а по другую – водитель Е.Кушнарева (который тоже стрелял, по собственным словам, из своего ружья, но, по словам сына Е.Кушнарева Андрея – его ружье было в сейфе у жены Е.Кушнарева, и стрелять из него водитель  не мог). Ключевые вопросы: кто стоял ЗА водителем Е.Кушнарева, который «стрелял» из отсутствующего ружья? Кто мог взять затем стрелянные гильзы из несуществующего ружья водителя и подбросить их на место происшествия? Сколько было ранений на теле Е.Кушнарева и из скольких стволов? Кто стрелял вместо Д.Завального? Сколько было «стреляющих» ружей на основании оставленных гильз (одно было у Е.Кушнарева, одно— у Д.Шенцева, в то время как Д.Завальный никогда не стрелял на охотах, а водитель – давал неправдивые показания)? Получается, что должно быть еще минимум одно ружье в руках у неизвестного; в противном случае, нужно сделать вывод, что стрелять мог только Дмитрий Шенцев.

6. Если допустить, что возможность произвести роковые выстрелы мог иметь еще кто-то, кроме Д.Шенцева, то возникают вопросы: Кто был этим «пятым», и кто был с ним в машине? (охотники никогда не садятся в машину по 5 человек – невыносимо тесно, и никто из присутствующих не стал бы брать на руки постороннего). «Пятый» должен был приехать на своей машине. Как минимум, «пятого» должен был привезти еще один водитель, так как управлять машиной и стрелять одновременно невозможно (судя по всему, происшествие случилось очень быстро). Ружье «пятого» после «отстрела» мог «взять на себя» водитель Е.Кушнарева (иначе из чего тогда он вообще стрелял?).

7. Далее, к месту инцидента подоспели остальные участники мероприятия, которые не видели реальной картины происшествия и были шокированы произошедшим. Им сразу же была озвучена «правильная версия». Наверняка нашлись и такие, которые попросили не упоминать их присутствия в обмен на молчание (сказать им практически нечего, так как они и так ничего не видели). Началась «первая медицинская помощь» пострадавшему, которая продолжалась несколько часов сначала на месте происшествия, потом в дороге, затем в доме у Д.Завального. Параллельно, судя по всему, велось «натаскивание по ролям» основных свидетелей. Ключевые вопросы: чьи автомобили были возле дома Д.Завального? Кто командовал «самодеятельностью»? Куда делся «второй» автомобиль с загадочным «пятым» участником охоты (возможно, он все таки был и сразу же взяв «лишнее» для правильной версии оружие, гильзы от него, одежду потерпевшего и ценные вещдоки – покинул место происшествия)? Почему сразу не поехали в больницу?

8. Когда события переходят в операционную районной больницы и становятся известны СМИ, происходят непонятные манипуляции с вещественными доказательствами: вещей потерпевшего нет, пули еще не извлечены из тела, но их уже демонстрируют хирурги; двусторонние ранения указывают либо на то, что никаких пуль не должно остаться в теле потерпевшего, либо то, что выстрелов было несколько, и некоторые из них не были выстрелами в спину (то есть случайными выстрелами по охотнику, бегущему за «кабанами-волками» и нарушающему диспозиции стрелков). Странно, что верхняя одежда Е.Кушнарева со следами от пуль «пропала» и появилась (ее привез Дмитрий Шенцев) в руках следователей только через 2 недели, уже выстиранной. Вопросы: где была одежда Е.Кушнарева? Кто ее стирал? Та ли это одежда, что была на нем в момент происшествия?

Все, что было дальше, уже не имеет значение для выяснения картины преступления и списка основных подозреваемых.

Имеем в сухом остатке»:

— если не было «пятого», то реально стрелять мог только Дмитрий Шенцев;

— если был «пятый», то его наличие скрывается самим Дмитрием Шенцевым, а действия носят явно преступный характер, позволяющий предположить организованный характер всего происшествия;

— Дмитрий Шенцев до сих пор не дал свои показания, прикрываясь статусом народного депутата, избегает общения со СМИ и семьей покойного;

— водитель Е.Кушнарева и Д.Завальный явно не по собственной инициативе «лепят горбатого» (а может – Картавого?) следователям, изначально не опасаясь неудобных вопросов и нежелательных последствий;

— водитель погибшего Е.Кушнарева вскоре становится водителем Д.Шенцева, Д.Завальный – не говорит ничего лишнего и поддерживает приятельские отношения с Д.Шенцевым (по неофициальной версии – он взял на себя чужую роль в деле о гибели Е.Кушнарева за солидное материальное вознаграждение). А сам Д.Шенцев становится главой Харьковской областной организации Партии регионов, наследует политические связи Е.Кушнарева, возможности в регионе, статус «преемника» в парламенте и солидные бизнес-интересы. Полковник Картывых, изгнанный тогдашним руководителем облпарторганизации ПР В.Салыгиным из партии и лишенный депутатского мандата, после замены Салыгина на Шенцева на посту главного областного регионала – получает «передых» в борьбе с местными регионалами; его оставляют в покое. Возможно, для реализации некоего этапа № 2, но уже с другими целями и действующими лицами.

Если кому-то эта версия кажется надуманной и неубедительной, то можно продолжать верить в официальную: явно «заточенную» под конкретный результат и неубедительную.

Заранее просим прощения у членов семьи и друзей погибшего за нелепицу, изложенную ниже,  граничащую с цинизмом. Но оправданием цинизму автора служит еще больший цинизм тех,  кто хочет, чтобы в официальную нелепицу «дела Кушнарева» поверили все остальные, а особенно дети Евгения Петровича и близкие ему люди.

Итак: мастер спорта по стрельбе Дмитрий Завальный внезапно для себя и окружающих решил побраконьерничать в собственных угодьях и стал хаотично стрелять из ружья водителя Кушнарева (которое лежало в это время в сейфе) в загадочного зверя полуволка-полукабана.

Несколько выпущенных пуль, нарушая законы баллистики и опровергая теорию вероятности, рикошетом (но не оставляя следа на плоскостях) попали в Е.Кушнарева, оставив сквозные ранения, но непонятным образом оставшись в теле пострадавшего, а до начала операции «выкатившись» прямо в руки хирургов.

Затем Е.Кушнареву была оказана своевременная и адекватная состоянию потерпевшего медицинская помощь дома у Д.Завального – помощники и водители с криминальным прошлым под руководством Д.Шенцева боролись за жизнь пострадавшего, но ничего не смогли сделать из-за непрофессионализма немецких хирургов, которые не успели вовремя добраться в г. Изюм Харьковской области.

Сам Дмитрий Шенцев после предпринятых усилий, чисто по-человечески, взял постирать в домашней стиральной машине вещи погибшего, из-за чего не смог дать показания следователям прокуратуры.

Органы прокуратуры и суды, не успевая бороться с бесправием миллионов простых людей перед правоохранительным беспределом и продажностью украинской Фемиды, а также ежеминутно идя по следу «отравителей В.Цушко» — не находят никаких оснований, чтобы интерпретировать этот трагический несчастный случай как сознательное преступное деяние (по части законов физики и медицины – это в Академию наук Украины, а не в прокуратуру и суд). Тем более, что находящийся под «подпиской о невыезде» Д.Завальный всегда своевременно является на допросы с заграничных курортов, не меняет свои (не вызывающие сомнений в  достоверности) показания и не возражает против применения к нему законного права на амнистию.

В «деле Кушнарева» — несколько принципиальных моментов, которые позволяют говорить о том, что именно народный депутат Д.Шенцев является ОСНОВНЫМ неофициальным – если можно так выразиться — подозреваемым в безвременной кончине Е.Кушнарева.

Кто из присутствовавших на «охоте», как не Д.Шенцев, мог (зная специфику правоохранительной системы и «расклады» следственного производства) сходу реализовать всю схему с формулированием «правильной версии» происшествия, координацией действий всех участников (а их, возможно, было больше 10), сокрытием улик и вещдоков, с расписыванием ролей и версий, «проработкой» правоохранителей и пр.? У кого был соответствующий опыт и связи из всех присутствующих? Только у Д.Шенцева.

Кто, как не Шенцев, мог запугать водителя и других участников «охоты» (ясно, что таким весом и возможностями располагал лишь человек № 2 (по статусу) после самой жертвы)? Более того, известно, что организацией охраны Евгения Кушнарева, подбором и расстановкой персональных водителей, а также передвижениями и даже досугом шефа занимался исключительно Д.Шенцев, и потому только его слово для окружения Е.Кушнарева было ПРИКАЗОМ.

Кто, как не Шенцев, мог решать вопросы на уровне милиции, прокуратуры и судов, которые явно не стремились установить истину в «деле Кушнарева»? Зато с поразительным единодушием «отрабатывали одну-единственную версию трагедии: охота – рикошет – «нелепая случайность»… Ясно, что обвиняемый – Д.Завальный – фигура мелкая, и реального влияния на правоохранительные органы оказать никак не мог; здесь нужны серьезные политические и экономические рычаги. 

Они были у Д.Шенцева (возможно – у его новых покровителей), пользовавшегося обширными связями, доставшимися ему в «наследство» от Е.Кушнарева. А сам Завальный весь ход следствия чувствовал себя более чем вольготно: будучи на подписке, он несколько раз выезжал за границу на отдых и лечение — следователь его выпускал под собственную ответственность. А на судьбоносном для него заседании Верховного суда в Киеве Д.Завального и вовсе не было – был заранее уверен в благоприятном для себя исходе?

Кто, как не Д.Шенцев, обладал всей полнотой недоступной ныне информации о счетах и собственности Е.Кушнарева (можно смело предположить, что он был не беднее, чем семья Засух на Киевщине, Балог на Закарпатье и т.д.)?

Кстати, Андрей Кушнарев прямо говорит о том, что «водители» Е.Кушнарева через несколько дней вывезли из загородного дома Кушнаревых все личные вещи погибшего, включая ценности, документы и сейфы со всем содержимым. Могли ли водители (если это были водители?) сделать это самовольно?

Как охрана дома допустила проникновение в дом посторонних людей и вывоз личных вещей хозяев (подумать, что загородный дом Кушнарева в элитном Обуховском районе тщательно не охранялся – у нас нет никаких оснований)? Кто мог снять охрану или дать охранникам команды, прямо противоречащие их функциям? За этими вопросами однозначно вырисовывается фигура человека, который знал, где живет Е.Кушнарев, который ориентировался, «где и что лежит», которого знали водители и охранники, слово которого воспринималось ими как КОМАНДА шефа. И этим человеком точно не был Завальный!

Чей психологический и биографический портрет из всех участников той «изюмской охоты» соответствует роли основного подозреваемого? Ответ на этот вопрос можно найти в двух публикациях (http://cripo.com.ua/?sect_id=4$&aid=53205) «Украины криминальной» (http://cripo.com.ua/?sect_id=8$&aid=74628).

И ГЛАВНОЕу кого могли быть мотивы для совершения преступления или для его сокрытия (в случае, если оно было спонтанным? Только у того, кто был заинтересован в наследовании денегвлияния и возможностей покойного.

Все это после гибели Е.Кушнарева оказалось в распоряжении Д.Шенцева. Более того: в отношении семьи убитого Е.Кушнарева Д.Шенцев повел себя как форменный мародер.

В свете всего вышеизложенного не кажется странным, почему Д.Шенцев так и не дал следствию показаний, и избегает любого общения на эту тему: не в его интересах. Теперь, после «похорон» уголовного дела об убийстве Евгения Кушнарв, Дмитрию Шенцеву уже не нужно отвечать на так и не заданный ранее следствием вопрос: почему именно он, Шенцев, привез в больницу вещи покойного, которые были зачем-то выстираны и, возможно, предоставлены не все?

А сегодня, когда ранее мало кому известный Д.Шенцев возглавил Харьковскую областную организацию Партии Регионов, вряд ли кто из «товарищей»-однопартийцев спросит с Шенцева за факты вопиющего крысятничества в отношении родственников покойного, которому Дмитрий был обязан в своей карьере и благополучии практически всем. Позволим себе цитату: «Сначала Е.Кушнарев замкнул на Д.Шенцева решение собственных «хозяйственных вопросов» и обеспечение личной безопасности. Затем дал место в собственном политическом проекте – партии «Новая демократия». Позже «прописал» в список Партии регионов на выборах 2006 года. А в последствии сделал негласным уполномоченным лицом при решении собственных экономических вопросов на харьковском и республиканском уровнях.

А интересы были впечатляющими, если обозреть только перечень предприятий, к которым Е.Кушнарев имел отношение в качестве «завуалированного» учредителя (список фирм приведен ниже). Кроме того, ни для кого на Слобожанщине и в Киеве-официальном не является тайной: во времена Е.Кушнарева все вопросы, связанные с землей, собственностью и бюджетными потоками в Харьковской области решались исключительно при его участии. И только после трагической смерти «хозяина области» всю реальную экономическую власть на Харьковщине «раздерибанили» мэр Харькова Михаил Добкин («Допа»), секретарь Харьковского горсовета Геннадий Кернес («Гепа») и председатель областного совета Василий Салыгин.

При этом нужно учесть одну важную особенность в ведении дел Евгением Петровичем: по словам компетентных людей, он никогда сам «не прикасался к деньгам» и лично не занимался финансово-экономическими вопросами. Поручая их доверенным лицам, основным из которых долгие годы был Д.Шенцев. Именно на последнее обстоятельство намекают многие, знавшие Евгения Петровича Кушнарева, в рассуждениях о причинах его загадочной и – на первый взгляд – нелепой смерти. О том, что благодаря Е.Кушнареву Д.Шенцев стал одним из крупнейших землевладельцев Харьковской области, свидетельствуют официальные документы.

Так, решением Харьковского областного совета от 3 марта 2007 года было удовлетворено ходатайство ООО «Природоохранное предприятие «Избицкое» о выделении ему 8 554 гектаров земли в аренду до 2052 года. Кроме того, в фактической собственности Д.Шенцева находится ТМР «Лісівник» площадью 23 613 гектаров (в Балаклеевском районе Харьковской области), ООО «Гай» площадью 17 457 гектаров в Изюмском районе, ДП «Бирюк» площадью 18 121 гектаров в Дворечанском районе.

В интересах ООО «Фортуна-сервис» 23 декабря 2003 года Харьковский облсовет фактически отобрал 197 гектаров территории у «Детско-юношеской спортивной школы «Бригантина» и передал ее Д.Шенцеву в аренду на 49 лет. А суммарная площадь только одних земельных участков г-на Шенцева в Харьковской области составляет свыше 50 000 гектаров! По рыночным ценам — это несколько сотен миллионов долларов США. Подчеркиваем, что это практически официальная информация, то есть – лишь вершина айсберга».

…После смерти Кушнарева с его киевской дачи в Конче-Заспе его бывшие водители вывезли «…практически все, кроме мебели. Все личные вещи отца, сейфы с документами, даже одежду. Мама обращалась с заявлением в Обуховский райотдел милиции, но в возбуждении уголовного дела нам отказали», — свидетельствует сын покойного А.Кушнарев. Это – мелочи на фоне огромных материальных и финансовых активов Кушнарева, о которых «УК» подробно рассказала в своих публикациях – достаточно вбить в поисковик «УК» фамилию «Шенцев»… Куда все это делось?..

Глядя на поистине глумление над памятью «верного, надежного товарища», которым ныне живущие «регионалы» величали влиятельного Кушнарева при его жизни, не перестаешь удивляться цинизму так называемых «политических элит» Украины. По ужимкам и повадкам – сугубо криминальный сброд, существующий по лагерному закону: «умри ты сегодня, а я – завтра». В свете этих реалий наивным нам показался вопрос, заданный коллегой из «Газеты по-Киевски» сыну покойного – Андрею Кушнареву: «Почему однопартийцы Кушнарева позволили, чтобы с делом не разобрались до конца?» И еще более наивным – ответ: «Может, у них сейчас нет возможности повлиять на ситуацию, так как они в оппозиции. Единственный человек, к которому мы обращались, – это Виктор Янукович. Он обещал, если у него будет возможность, помочь. Вероятно, такой возможности не представилось. Может, появится после выборов…» 

Вряд ли…

За исключением семьи покойного, такой исход истории устраивает всех: и насквозь прогнившую украинскую прокуратуру, и Партию регионов, одним из лидеров которой был покойный, и вчерашних соратников в лице Шенцева и Ко.

Дело об убийстве Евгения Кушнарева наверняка заглохнет в ближайшие несколько лет, если дети и адвокаты семьи погибшего сами не найдут возможность провести независимое расследование и не сделают его достоянием общественности.

Тимур Карадубов, Харьков, специально для «УК»

Читайте также: