Единая криминальная Россия: похороны Япончика (фото, видео). Его сменит Леня Хитрый?

«Где Макинтош-то теперь?» — «Во Франции… А с Ваней Черным что стало, знаешь?» — пришедшие проводить Япончика в последний путь вспоминали минувшие дни. Проститься с Иваньковым приехали авторитетные представители криминального мира со всей страны. И не только. Делегации с венками шли одна за другой. На лентах золотом отливали надписи, по которым можно было изучать географию криминальной России: «От братвы из Кирова», «От братвы из Ярославля», «От костромских пацанов». Вынесли Государственный флаг РФ… 

Охранники кладбища говорят, что не помнят таких мер безопасности ни на одних похоронах: с утра милиция оцепила все подходы к погосту, приехала машина взрывотехников, снаружи дежурили три автобуса с ОМОНом и были припаркованы два авто оперативных служб, откуда ведется скрытая видеосъемка…

Территорию «патрулировали» и братки. Под особой охраной была свежевырытая могила, рядом с могилой матери Иванькова: ее стерегли по периметру, не подпуская никого и близко к участку. Там стояли металлические ограждения с ярко-бордовыми бархатными канатами и два зеленыхнавеса на случай дождя. Весь участок по старой русской традиции выложили еловым лапником. Соседние участки были в идеальной чистоте: с них вынесли ветки, убрали с дорожек листья… Чего не скажешь про остальную территорию кладбища.

Никого из ожидаемых криминальных и шоу-звезд на кладбище не было. Они либо простились с Япончиком раньше — во время ночного отпевания, либо сделают это тогда, когда разойдутся журналисты. Ночью это уже сделали Костя Гинсбург и Алимжан Тохтахунов (Тайваньчик).

Между тем некоторые из пришедших на похороны делились мнениями об усопшем. «В последние годы он старался изменить свой имидж, — сказала «МК» президент Правозащитной ассоциации охранного бизнеса Светлана Тернова, которую считают чуть ли не преемницей Япончика в деле «третейского судейства».

— Он ведь даже внешне сильно изменился, причем в лучшую строну. На всех фотографиях последних лет он напоминает профессора. Нет, такие люди от дел никогда не отходят. Но его интересы поменялись. Его тянуло к образованным людям. Сам много времени (по 14 часов) проводил за книгами. Я думаю, он бы расстроился, увидев, что на его похоронах практически нет интеллигенции, а одни татуированные персонажи. И вообще он в последнее время тяготился тем, что, в отличие от 90-х годов, когда деятели культуры и науки не стеснялись своего знакомства с ним, сейчас его не принимают. Точнее, не хотят афишировать знакомств…»

Прощание началось в 10 утра. На входе в храм Воскресения Словущего стояли крепкие ребята в кожанках — «фейс-контроль». Во время отпевания неизвестный длинноволосый мужчина обошел молча все венки у храма, а потом стал кричать: «Молчаливые хуже скотов!» Вскоре коренастые юноши увели его куда-то в сторону…

Перед гробом из церкви вынесли российский флаг — большое полотнище держали четверо. Сам гроб из драгоценных пород дерева был настолько тяжелым, что его с трудом удерживали 15 человек.

Пока гроб с телом после колокольного звона несли практически через все кладбище, перед ним бросали розы и гвоздики. Получился целый цветочный ковер длиной около километра (от церкви до могилы было довольно далеко). Впереди несли парадные портреты Япончика. Несли и венки, которые затем выставили вдоль всего участка — так их было много.

На лентах были надписи и «личного» толка — например, от семьи Слива (известный вор в законе, с которым Иваньков когда-то имел дела) или «Дорогому брату от Дедушки Хасана». Самого Хасана (Аслана Усояна) — одного из лидеров отечественного криминала — на похоронах не было. Говорят, что сейчас он вообще находится от греха подальше за границей. Ведь, по одной из версий, в Япончика стреляли именно из-за того, что он принял сторону Усояна. Впрочем, по другим данным, именно Дед Хасан был распорядителем похорон. Однако почему-то никто его там не заметил.

Церемония прощания на могиле длилась совсем недолго. Священник еще раз прочитал молитву, а затем братва медленно прошла рядом с гробом, оставляя венки и цветы. Несколько крепких ребят по-прежнему бдительно наблюдали за периметром участка и отсекали всех, кто им не нравился. «Своими» считались те, кого в подворотне лучше не встречать…

Гроб закрыли крышкой, покрытой российским триколором, а собравшийся цвет криминального мира потянулся к выходу, на поминки. Приезжие «пацаны» обсуждали, сколько заказывать черной икры — 10 кило или больше. Кто-то собирался поминать Япончика в узком кругу, давая лаконичные указания по мобильнику: «Водочки поставь и на четыре тела накрой».

Фото: Геннадий Черкасский

Олег Фочкин, Ева Меркачева , МК

*****

«Или спортсмен, или военный»

Самого известного российского вора в законе похоронили с государственным флагом

В Москве на Ваганьковском кладбище вчера прошли похороны Вячеслава Иванькова — самого именитого российского вора в законе, известного также по прозвищу Японец. Человек это был, безусловно, неординарный. За свои 69 лет жизни он пережил много — неоднократные судимости, долгие годы в тюрьмах (причем не только российских), обвинения в самых разных преступлениях (кражах, разбое, убийстве, вымогательстве, хранении оружия, использовании поддельных документов, умышленном нанесении телесных повреждений и т.д.) и даже диагноз «шизофрения». По мнению сотрудников МВД, г-н Иваньков пользовался беспрецедентным влиянием и авторитетом в криминальном мире СССР, а потом и России, западные спецслужбы и газеты в свое время открыто называли его главой «русской мафии».

Впрочем, столь своеобразный «послужной список» не помешал г-ну Иванькову получить известность и вне сугубо криминальных и правоохранительных кругов. По данным спецслужб и СМИ, еще с советских времен он был знаком со многими известными людьми — артистами, спортсменами, политиками и бизнесменами. С некоторыми из них, причем, якобы не просто приятельствовал, но и имел тесные деловые контакты. Более того, недоброжелатели Японца утверждали, будто он пользовался авторитетом и в этих «не криминальных» сферах, разрешая бизнес-споры, помогая в реализации тех или иных проектов или просто помогая знакомым в щекотливых и неприятных ситуациях.

Последние несколько лет о г-не Иванькове было почти не слышно. Выйдя в 2005 году очередной раз на свободу, он сам и его представители заявили, что теперь он намерен «уйти на покой», «удить рыбу» и писать книги. Однако умер г-н Иваньков все же не своей смертью. В июле этого года на него было совершено покушение, он был тяжело ранен снайперской пулей. С тех пор г-н Иваньков находился в больницах, но спасти его врачи не смогли.

Смерть столь выдающегося человека, очевидно, должна была вылиться в не менее выдающие похороны. Еще с конца «смутных» 80-х и «лихих» 90-х годов российская «братва» завела традицию провожать в последний путь своих «коллег», павших в «разборках» и от пуль наемных убийц, с максимальной торжественностью и установкой монументальных памятников. Так оно и получилось. Прощание с г-ном Иваньковым превратилось в самое масштабное траурное мероприятие после похорон столь известных и уважаемых россиян, как Борис Ельцин, Александр Солженицын и патриарх Алексий II.

В случае с Японцем, правда, не было почетного караула, и с покойным прощались не государственные деятели и простые люди, а в основном публика весьма специфическая, прятавшая лица от теле- и фотокамер. Тем не менее мероприятие собрало, по разным данным, от 500 до 1000 человек, а меры безопасности по понятным причинам были приняты беспрецедентные. Кроме того, похороны г-на Иванькова, несмотря на его неоднозначную репутацию, также не обошлись без государственной символики — гроб к могиле пронесли под российским триколором, а опускали его в могилу, накрыв государственным же флагом.

Получилось весьма символично — как своего рода «срез» современной российской жизни, общества и государственности, в которых такие люди, как г-н Иваньков, могут играть видную роль, претендовать на право представать патриотами, влиятельными и уважаемыми всеми людьми, пользоваться теми же почестями, что и многие другие похороненные на том же Ваганьковском кладбище более известные соотечественники.

Официальное начало траурной церемонии было назначено на полдень, но тело г-на Иванькова, как выяснилось, доставили в храм Воскресения Словущего, расположенный на территории кладбища, еще накануне вечером, и всю ночь над его телом совершались положенные церковные обряды. Кроме того, ходили слухи, что некоторые граждане, не желавшие привлекать к себе лишнего внимания днем, приезжали на Ваганьково попрощаться с покойным также ночью.

Вчера же утром еще на подходе ощущалось, что этот день для Ваганьковского кладбища не рядовой — поблизости дежурили несколько бригад «скорой помощи» и автобус с ОМОНом. Непосредственно у входа на кладбище толпилось несколько десятков тележурналистов и фоторепортеров, которых не пускали на территорию. Впрочем, для остальных посетителей попасть внутрь не составляло труда, и к полудню около храма собралось несколько сотен человек.

Почти все собравшиеся «коллеги и соратники», как было указано на одном из принесенных венков, напоминали героев множества похожих друг на друга криминальных сериалов — черные плащи, темные очки, шелковые шарфы, небрежно накинутые на шеи, золотые цепи, набриолиненные волосы и суровый взгляд. Несколько выбивался из общей толпы человек лет 60, одетый явно не по случаю — ношеная кожаная куртка, рваный свитер под ней, грязные туфли и школьный рюкзак за спиной с виду не выдавали в нем «своего» на этом мероприятии.

Однако, как оказалось, и он не был чужим на Ваганьковском кладбище в этот день. То и дело «солидные мужчины», окруженные внушительного размера «спортсменами», подходили к нему и почтительно здоровались, обхватывая протянутую ладонь двумя руками. После нескольких таких приветствий стало ясно, что этот неприметный человек знает о Вячеславе Иванькове не понаслышке. Никаких знаменитостей из числа знакомых г-на Иванькова заметно не было. Хотя кое-кто из медийных персонажей все же не постеснялся прийти, как, например, двое участников реалити-шоу «Дом-2».

Прощальная церемония затянулась на полтора часа. Все это время собравшиеся перед храмом молча стояли небольшими группами, переминаясь с ноги на ногу, в ожидании минуты, когда вынесут гроб. Время от времени можно было услышать обрывки диалогов: «ну вот батя сидит на кухне, а тут менты», и остальное, в том же духе. Лишь немногие решили себя развлечь прогулками по дорожкам кладбища.

«О, смотри, Леня Филатов!» — обрадовался у одной из могил сурового вида мужчина, увидев знакомую фамилию. «А это еще кто такая?» — шагнув пару метров от могилы Филатова к могиле Надежды Брежневой-Мамут, вопрошал все тот же мужчина. «Хрен его знает, но по-любому актриса», — утолил любопытство своего друга другой. Время от времени некоторые подавали милостыню проходящим мимо бабушкам.

Когда двери храма отворились, за считанные секунды был организован «коридор», по которому лично знавшие покойного люди понесли венки. Бабушки, оказавшиеся поблизости, гадали, кого же хоронят. «Смотри, и идут-то все — настоящие мужчины. Наверное, спортсмена хоронят», — говорила одна. «Вон смотри, фотографию понесли. Взгляд-то какой добрый. Точно, или спортсмена, или военного», — отвечала ей другая. Между тем ленты на венках гласили: «От братвы из Кирова», «От ярославской братвы», «От медведковской братвы», «Дорогому брату от дедушки Хасана», «От костромских пацанов», «От казахстанской братвы», «От Османа и братьев», «От Веры Георгиевны» и т.д.

Церемония ненадолго остановилась, когда из храма сначала вынесли российский флаг, а затем и гроб с телом Вячеслава Иванькова. Заметив триколор, бабушка утвердилась в своих догадках: «Точно, или спортсмен, или военный».

Растянувшаяся на сотню метров колонна медленно направилась к участку в глубине кладбища, где рядом с матерью и должен был обрести последнее пристанище Вячеслав Иваньков. Неподалеку от могилы, под небольшим навесом родственники получили возможность еще раз попрощаться с покойным, после чего гроб закрыли, покрыли российским флагом и понесли к могиле.

Виктор Пауков, Сергей Миненко, Анатолий Караваев; Москва, Время новостей

*****

Япончика сменит Леня Хитрый?

Алексей Петров (Леня Хитрый, Петрик)В криминальных кругах уже говорят о человеке, который с большой вероятностью может стать приемником Япончика, лидером славянских криминальных кланов. Это — «вор в законе» Алексей Петров по кличке Леня Хитрый, который был коронован Иваньковым и поддерживал дружеские отношения со старшим товарищем.

В криминальных кругах уже обсуждают кандидатуру возможного приемника Япончика на посту лидера славянских криминальных кланов. Им, скорее всего, станет Алексей Петров, имеющий клички Петрик и Леня Хитрый, который в последнее время живет под фамилией Суворов.

Как рассказал источник «Росбалта» в правоохранительных органах, Петров являлся одним из самых близких Япончику людей в мафиозном «цехе», до последнего момента они поддерживали дружеские отношения. Когда Иваньков на время пришел в себя после тяжелого ранения, одним из первых людей, с кем он захотел пообщаться, был Леня Хитрый. Якобы Япончик поручил ему продолжить общее дело и покарать тех, кто мог стоять за покушением.

Согласно данным спецслужб, 47-летний Алексей Петров был трижды судим за кражи, грабежи и вымогательства, во время одной из отсидок он и был коронован Япончиком. Этих мафиози, среди прочего, объединяла общая нелюбовь к определенным представителям кавказских криминальных кланов. В Москве, как говорится в милицейских документах, Петров возглавлял мазуткинскую преступную группировку.

«Лидер мазуткинской ОПГ, «вор в законе», неоднократно судим, контролирует авторынок, коммерческие палатки у ж/д платформы Северянин, автосервис, ресторан, казино, ночной клуб, очень осторожен и хитер, близок к руководству так называемой «партии спортсменов России», — говорится в одной из характеристик оперативников на Алексея Петрова середины 90-х годов. Кстати, лидер этой партии Отари Квантришвили, как и Иваньков застреленный снайпером, тоже покоится на Ваганьковском кладбище.

По данным оперативников, когда в начале 90-х годов в США улетел Япончик, за границу перебрался и Петров. Сначала он выехал на Украину, там заключил брак и взял фамилию жены, став Суворовым. Уже на это имя Леня Хитрый получил загранпаспорт, по которому путешествовал по Европе, где считался одним из лидеров русской мафии за рубежом. Спецслужбам известно, что Петров-Суворов неоднократно приезжал к Япончику в США, постоянно поддерживал отношения со своим старшим товарищем.

Во Франции Леню Хитрого как-то задержали по подозрению в связях с преступными группировками, однако он сумел выйти под залог и тут же уехал в другую европейскую сторону.

По данным оперативников, в России Петров-Суворов долгое время не появлялся, но стал частым гостем в стране после возвращения в нее Япончика. Они часто встречались в Москве, постоянно созванивались. «Сложно сказать, насколько Леня Хитрый сможет справиться с новыми обязанностями, – отметил источник агентства в МВД РФ. – Ведь он по-прежнему большую часть времени проводит за границей».

Читайте также: