ПОДОЛЬСКИЙ БОСЯК С ПОВАДКАМИ КНЯЗЯ

Игорь Князев, лидер столичного ОПГ, расстрелянный из «УЗИ» 6 апреля 2000 года на пороге нарколечебницы – в воспоминаниях современников: членов ОПГ, потерпевших, оперативных сотрудников.

Это был яркий лидер, едва ли не единственный из столичной братвы, который на равных разговаривал с грозным Киселем. Не задолго до смерти он внешне остепенился, купил квартиру в элитном доме, его гражданская жена-модель ждала ребенка… Он растерял всех бригадных, с которыми начинал «завоевание» Подола в начале горячих 90-х, сошелся с «пиковыми», готовился к коронации в воры. Но во время коронации он лежал в гробу.

Прерванное лечение

Игорь Князев, он же – «Князь», лидер ОПГ, промышлявшего в одном из центральных районов Киева – на Подоле никогда не занимал высших ступенек в криминальной иерархии столицы. Он всегда был в списке «крепких середняков», а в последние год-два перед смертью почти не светился в воровском мире. Это был признанный лидер, дерзкий мафиозо, отчаянный боец и хулиган («баклан» в блатной терминологии), не один раз «сходивший» на зону. Он никогда не претендовал на звание криминального лидера столицы, трезво оценивал свои возможности и не вел жестоких воен с конкурентами. Это, а еще немного удачи уберегли его от смерти в нескольких мафиозных войнах по разделу и переделу контролируемых территорий. И хотя это был несдержанный тип, который во гневе хватался за нож и пистолет, пуская оружие в ход против врага или своего товарища, очевидно, ему была присуща и внутренняя рассудительность. Многие годы употребляя внутривенно тяжелые наркотики, Князев не опустился окончательно, не превратился в конченного наркомана-системщика. Таким образом ему удалось относительно благополучно дожить до 45 лет… после чего его расстрелял киллер на территории нарколечебницы, где Князев проходил традиционный курс реабилитации после очередного многодневного «штопора».

Боевая юность

О группировке Игоря Князева киевляне заговорили тогда же, когда всплыли имена прочих звезд отечественного рэкет-движения: Авдышева, братьев Савлоховых, Черепа, Киселя, Купца, Ткача и пр. Это случилось в начале 90-х. Князев начал подминать под себя родной Подол, «работая» в паре с Татариным (Ибрагимом Керимовым). Им была успешно «освоена» не только подольская территория и часть торговых мест Житнего рынка. Бойцы Князя «прибили» немало фирм в самых разных уголках столицы; в центре, большей частью оккупированном группировкой Черепа, работала князевская бригада. «Под Князем» стояли даже уличные торговцы водкой в Конче Заспе под Киевом.

В целом, особого ума для становления и утверждения себя в роли лидера тогда не требовалось. Достаточно было недюжинных бойцовских качеств, силы, умения и желания силой превращать «чужое» в «свое». Позже выяснилось, что жирных и не очень бизнесменов на всех не хватает и каждому захотелось залезть на чужую территорию. А к этому времени «органы» оклемались и реально засветила перспектива «посадки». Вот тут-то немало новоявленных мафиози оказались неспособными выжить, ибо не умели и не научились думать и комбинировать. Князь же «вышел в финал».

Впрочем, по некоторым сведениям, утвердиться на Подоле ему помогали не только личные качества бойца-лидера, не только плодотворное сотрудничество с Татарином, но и некий дядюшка — представитель блатного мира старой генерации. Впрочем, тут оценки наших источников разнятся и мы не можем утверждать этого с уверенностью. Но вот то, что утверждению Князя как устоявшегося лидера способствовал отход от дел авторитетного Алябы – это факт. Но здесь необходимо важное отступление.

Как происходило становление отечественного рэкета? Да очень просто. Бригадные Князя действовали по типовой схеме, использованной иными столичными ОПГ. На подведомственной территории «пробивались» все существующие коммерческие структуры. Бойцы заявлялись на фирму, задавали один простой вопрос: «Под кем работаете?» Если узнавали, что работают сами по себе, коммерсантов ставили в известность: будете работать «под Князем», то есть платить регулярную дань бригаде. Если информацию не воспринимали с первого раза – били, поджигали офис, отнимали товар, после чего повторяли свое заклинание. Таким образом, очень быстро на Подоле не осталось ни одной фирмы, не подконтрольной рэкетирам. УБОП установил наружное наблюдение за бригадными Князя и быстро выявил 15 бизнесменов, которых князевские вынудили платить деньги. Список «бизнесовых» был самым разношерстным: от дантистов до хозяина автосалона (автосалон через полтора года все-таки взорвали, но уже совсем по иной причине). Милиция предложила жертвам рэкета написать заявления на князевцев, дабы иметь основания для возбуждения уголовного дела. Но ни один из 15 человек на это не решился. УБОПовцы лишь развели руками, а бизнесмены продолжили финансирование подольского рэкета.

Когда минула первая эйфория от одержанных побед, лидеры ОПГ начали войну друг с другом. Потянулась череда разборок, стрельб, понесли венки. Только жить начали по-настоящему, и вдруг одни отправились в сырую землю, иные – на зону. А всем хотелось красивой жизни. Тогда наиболее рассудительные лидеры сели за стол переговоров. В результате «терок» сформировалась «золотая семерка» лидеров ОПГ, контролирующих Киев. Между собой мафизи решили спорные вопросы решать по возможности миром, дополнительных членов в свой круг не пускать, давить всех на корню.

Князя не было в этой золотой семерке. Зато на этих эпохальных встречах был авторитетный бандит Аляба, который сосуществовал на Подоле с Князем и Татарином. И если двое последних тесно сотрудничали, Аляба держался от них особняком. На Подоле наметилось двоевластие, которое должно было каким-то образом разрешиться.

В 1991 году на квартире Алябы неизвестные нам молодцы пять раз выстрелили в хозяина жилплощади. Причем, последний выстрел был контрольным. Тем не менее, тот остался жив. Но ему дали понять: это предупреждение, не съедешь с Киева – все равно убьем. Аляба все взвесил и покинул столицу навсегда. Говорят, он обосновался в Полтаве. Не знаем, кто явился инициатором покушения, но можно утверждать с уверенностью: с этого момента группировка Князя резко пошла в рост и вскоре насчитывала свыше сотни бойцов. С присутствием и влиянием Князева не могли не считаться самые крутые мафиози.

«Правая рука», замахнувшаяся на хозяина

За Князем и его уркаганами была слава «безбашенных» пацанов. История с подрезом хозяина бара «Бриз», поножовщина на Оболони, в которой едва не убили своего же бойца за нарушение уголовных понятий – эти и десятки других эпизодов наводили ужас на ту часть населения, в карманах которого водились деньжата. Весь подольский бизнес трепетал при одном упоминании о Князе. На Подоле в составе князевской ОПГ работало 3-4 бригады. Бригадирами назначаются как правило доверенные люди, которых лидер хорошо и давно знает, вокруг которых «кучкуется» братва. У каждой бригады были свои прибитые объекты. Задача бригадных — оберегать бизнесменов от наездов чужаков и регулярно собирать дань. Выручку сдавали бригадиру, тот передавал ее лидеру ОПГ. Причем, сдавались как правило все деньги. А уж лидер – в соответствие с предварительной договоренностью, из этой суммы возвращал часть бригадиру и деньги шли вниз – в качестве «зарплаты» звеньевым и рядовым бойцам. Как правило, бригаде доставалась половина сбора, остальное шло в общак.

Самым близким и самым безбашенным бригадиром группировки был Игорь Трофименко – Трофим. Он, к слову, по одной из версий следствия, и был организатором покушения на Князя – дабы возглавить группировку после смерти лидера. Правоохранительные органы уже заявляли, что считают преступление раскрытым. По этому делу задержаны основные подозреваемые, как сообщалось – члены ОПГ Князя. Тем не менее, мотивы убийства официально не назывались. Неофициально же муссировалась версия убийства из-за женщины. Как было на самом деле мы сможем узнать после окончания судебного процесса на группой киллеров, действовавших под крышей предприятия «Топ-сервис», известного всем украинским телезрителям.

Как бы то ни было, Трофим – настолько любопытная личность, что его персоне мы посвятим отдельное повествование. А на этот раз продолжим рисовать портрет Игоря Князева.

О вреде наркотиков

По молодости Князь активно занимался спортом. Зная его бойцовский характер, не трудно угадать и спортивную специализацию нашего героя. Князев достиг немалых вершин на этом пути, был мастером спорта по боксу. Вместе с тем, как уже говорилось, Князь злоупотреблял тяжелыми наркотиками, которые вводил внутривенно. Но к наркоте он пристрастился уже на зоне. После чего его жизнь стала похожа на арестантскую робу – всю в черных и белых полосах. Попадая в очередной раз за решетку, Князев начинал активно заниматься спортом. Возвратясь на волю, бандитские будни чередовал с периодами длительного «оттяга» на притонах.

Для оперативников князевские всегда были хлопотными объектами. Дело в том, что Князев ультимативно запретил своей братве пользоваться мобилками. Поэтому, для убоповцев всегда представляло немалую сложность оперативно вычислить кто где находится. А когда Князев уходил в очередной «штопор», отыскать его зачастую было невозможно. Получив очередную порцию денег – со своих фирм или от бригадира, Князь напрочь забывал о нуждах своего беспокойного хозяйства. Деньги – на карман, друга-наркошу в машину и – прямиком в непробитый ментами притон. По чисто наркоманской традиции, о своем местонахождении Князев не сообщал даже самым близким людям. А на всю неделю загула его лучшими друзьями становились наркоманы, для которых он – щедрый барин-спаситель.

Периоды такого «отшельничества» становились все чаще и все продолжительнее. Шеф гудит с наркоманами и девками на подпольной хате, а братва пребывает в вынужденном ожидании: некому решать ежедневные вопросы, требующие участия босса, бизнес стопорится. После загула, дабы упредить ломку, Князь отправлялся восстановить здоровье в наркодиспансер, где у него была персональная палата. Вобщем-то, наркотики сгубили и его и его бригаду. Все те, с кем он начинал создавать группировку, отошли от Князя. Одни перебежали под флаг других ОПГ, другие вынуждены были устраиваться на мизерные оклады в охранные фирмы или торговать на рынках ширпотребом.

Новые «пиковые» друзья

Когда Князя хоронили на кладбище Берковцы, на его могиле не было тех, с кем он десять лет назад тренировался в спортзалах и «прибивал» барыг. У гроба стояли «лица кавказской национальности»: в черных очках и синие от наколок – «пиковые». Убийство Князева произошло за неделю до его запланированного коронования в воры. Князя короновали в гробу. Но ему, кажется, было уже все равно.

Пожалуй, группировка Князя, о которой сегодня можно говорить в прошедшем времени, была самой нестабильной, но и одной из самых долгоживущих. По идее, Князь должен был сойти со сцены много раньше, когда от него начали разбегаться бойцы, уставшие от наркотической непредсказуемости лидера. Но этого не случилось. Прежде всего потому, что Князь сблизился с кавказцами – «пиковыми».

В середине 90-х в чрезвычайно влиятельной группировке братьев Савлоховых наметился кризис. Нет, в нем повинны были не три брата, мирно деливших власть, а руководители на уровне бригад. Трон под Савлоховыми зашатался. И тогда Руслан Савлохов решил сблизиться с Князем, чья звезда, казалось, уже заходит. С помощью Князева, который умел убеждать и подавлять, решили поставить на место взбунтовавшихся савлоховских бригадиров-раскольников. На волне наметившихся вдруг тесных отношений Князя с Савлоховыми, авторитет подольского бандита резко пошел в рост. Увы, с поставленной задачей Князь не справился – Савлоховы решили проблемы своими силами.

С тех пор проявилось сближение Князя не просто с кавказскими ОПГ, но и с авторитетными кавказскими ворами. В последнее время перед покушением Князева видели преимущественно в окружении «пиковых». Они его охраняли, они делали с ним общий бизнес. Возможно, это был весьма дальновидный ход. Время тупого рэкета отошли в прошлое. Зато набирает цену воровской авторитет, криминальные связи. Многочисленное войско боевиков тут ни к чему. А вот «авторитетные» товарищи могут оказаться весьма полезными.

Проигранные битвы

Всем в этом мире — от пенсионера до рэкетира – хочется хоть какой-то стабильности, защищенности. И не следует думать, что бравые парни со сломанными ушами и расплющенными переносицами чем-то отличаются от нас с вами. Но именно чувства защищенности так не доставало рядовым бойцам князевого войска. И это, безусловно, явилось одной из главных причин того, что от Князя отошли ветераны, проверенные в боях по завоеванию Подола. Чего не хватило их лидеру – то ли смелости в защите своей братвы, то ли столь необходимого лидеру таланта и опыта работы с людьми, но тут Князь, увы, проявил себя не в лучшем свете. Мы же лишь бесстрастно продолжаем рисовать его портрет.

Несколько лет назад в казино «Оскар», контроль над которым приписывают лидеру влиятельнейшего ОПГ Прыщу, случились два взрыва. В результате были пострадавшие. Одному вору, оказавшемуся в это злополучное время в казино, взрывом поотрывало руки-ноги.

Имело ли к случившемуся хоть какое-то отношение ОПГ Князя – нам не ведомо. Однако, косвенные подтверждения этому есть. По крайней мере, в то же время случились весьма резонансные для того времени разборки со стрельбой у магазина «Подолянка», соответственно – на Подоле. Магазин одновременно являлся штабом князевской бригады Пупсиков – здоровенных злых качков. На стрелу к «Подолянке» прибыли авторитетные прыщевцы Бандит и Салоев с братвой. Что-то там долго «терли» с князевскими, потом уехали и вдруг снова вернулись (быть может – ездили за оружием). Началась нешуточная стрельба. Пупсики потерпели сокрушительное поражение. Одного их человека убили, второго ранили. Адекватного ответа со стороны Князя не последовало. А это трактуется не иначе как слабость противника, что автоматически бьет по авторитету группировки. К тому же, бригадные Князя, пострадавшие в перестрелке, остались не отомщены, что здорово ударило по морально-психологическому климату в боевом коллективе. А бригада Пупсиков после этого распалась.

Остался не отомщенным еще один бригадир Князя Анята, убитый в ходе разборки с кавказцами.

В заместителях у Князя ходил некто Промокашка. За полгода до своей смерти Князь устроил Промокашке жестокий урок послушания. Он зверски избил заместителя, тот на всю жизнь остался инвалидом. В органы заявлять не стал, но среди братвы пополз шепоток возмущения.

Влиятельный князевский бригадир Филин откололся от группировки: по одной из версий – по собственной инициативе, по другой – был изгнан за крысятничество, то есть присвоение бригадных денег. Он переметнулся в группировку Купца. После этого некто Самсон открыл сезон охоты на Филина. Наконец, того нашли и порезали в лоскуты – Филин получил 12 ножевых ранений, но выжил. Князь после этого от него отступился.

Как-то Князь отлеживался в гостинице после очередного загула. У него началась ломка и тот, слабо себя контролируя, ввязался с кем-то в драку. И надо же такому случиться – был бит. Князь пришел в ярость, порывался тут же отомстить, чего по некоторым причинам делать не следовало. Находившиеся рядом соратники пытались его успокоить, уложить на кровать, чтобы тот отоспался. Князь во гневе выхватил ствол и завалил боевого товарища.

Все это, естественно, обсуждалось в кругу бригадных и явно не способствовало повышению боевого духа князевского войска. Началось паническое бегство рядовых бойцов и бригадиров от некогда лихого командира, стремительно превращающегося в деградирующего наркомана. А Князь тем временем будто ничего не замечая, продолжал кутежи, не снимал с пальца «княжеский» перстень и вообще, все больше отрывался от братвы…

Остепениться не хватило времени

По сведениям правоохранительных органов, последние полтора года перед смертью Князев практически отошел от дел уголовных. Его боевики вынуждены были отойти от дел либо перебраться под крыло более надежного и предсказуемого Татарина. Князь будто бы решил смирить свой буйный нрав. Что тому причиной – сказать трудно. Быть может, с возрастом пришла некоторая мудрость, быть может – просто Князь понял, что такой образ жизни не позволит ему протянуть долго на этом свете. Он остепенился, стал реже участвовать в уголовных «терках», потянулся в легальный бизнес. Любил сладкое и был склонен к полноте. А поскольку на зоне и в СИЗО давненько не бывал, то и стимула заняться спортом не было. Князь отяжелел и стал похож на преуспевающего бизнесмена, вот только уголовные повадки выдавали в нем человека из иного мира.

В Царском селе на Оболони он купил квартиру в элитном доме на берегу Днепра. Там он поселился со своей давней спутницей фотомоделью Лерой, которая успела повидать с Князем всякое, приходилось вместе с ним оказаться и в качестве подследственной. Лера была беременна, но насладиться тихим семейным счастьем с Игорем Князевым ей так и не довелось…

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: