Крымские «недотроги»: изнасилования, которых не было

Изнасилование всегда и везде квалифицировалось как одно из самых гнусных и тяжких преступлений. В некоторых странах за это кощунственное деяние предусмотрено жесточайшее наказание — вплоть до расстрела. Только вот всегда ли это преступление на самом деле имеет место? Подтверждение тому — три случая из практики крымских правоохранительных органов. 

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Был какой-то рыжий…

В 1998 году в ялтинскую милицию обратилась симпатичная девушка в порванной одежде и с разбитым лицом. Она заливалась слезами и рассказывала жуткую историю. Дескать, возвращалась из отпуска домой (была она россиянкой). Ехала на автовокзал на такси. Вдруг водитель остановился, сказал, что машина сломалась. В это время подъехало другое такси, в котором находились двое молодых мужчин. Один за рулем, второй, рыжий, сидел рядом. По словам девушки, они схватили ее, затолкали в машину, повезли за город. Там в лесу избили и изнасиловали.

Правоохранители тут же взялись за дело, но оно продвигалось с трудом. К сожалению, пострадавшая — москвичка Людмила К. — не запомнила ни номера машин, ни самих насильников. Более или менее подробно она описала лишь одного — рыжего. Не смогла также даже приблизительно указать место в лесу, где над ней надругались.

По подозрению в причастности к преступлению отрабатывались несколько таксистов. Однако у каждого было алиби. Оскорбленная и разгневанная Людмила, не дождавшись конца расследования, укатила в Москву. Тем временем поиски негодяев активно продолжались. Особенно присматривались к рыжим. Отметались одни версии, появлялись новые. Заинтересовались окружением К. в Ялте. Публика была разношерстная.

Особенно ценными оказались показания подруги потерпевшей, у которой москвичка останавливалась во время пребывания в Ялте. Вспоминая обстоятельства, предшествовавшие трагедии, она сказала, что Люда на несколько дней исчезла. Потом оказалось, что она познакомилась с молодым человеком и все это время гостила у него. Потом влюбленные пришли в гости к подруге Люды, посидели, выпили шампанского, и Люда опять уехала к этому парню. А вот когда возвращалась обратно, на нее напали таксисты.

Следователи тут же насторожились. Значит, нападение на Людмилу К. произошло не на пути на вокзал, а когда она возвращалась от знакомого? Отрядили работника милиции в Москву. И там его ждал настоящий сюрприз: дело в том, что к визитам следователей в коллективе, где работала К., уже давно… привыкли. «Девушка она, конечно, симпатичная, — развел руками директор. — Понятное дело, кавалеры липнут как мухи. Но что странно, страстной любовью к ней и желанием мужики воспламеняются именно в последние дни отпуска».

Как оказалось, Людмила К. систематически опаздывала из отпуска на две-три недели. И каждый раз предъявляет повестки, справки из правоохранительных органов, свидетельствующие об очередном ЧП, происшедшем с ней.

Завершение следствия об изнасиловании г-ки К. было, как говорится, делом техники. Как выяснили сыщики, изнасилования как такового не было и в помине. А «потерпевшая» была попросту подвержена пьяным загулам. Особенно во время отпусков. Вот и на этот раз, забыв о работе, ударилась с новым знакомым в банальную пьянку. Подралась с ним и «по привычке» пошла в милицию. Но сколько сил пришлось потратить, чтобы установить правду…

Он не виноват

В 1997 году в одном из крымских вузов для студентов был устроен танцевальный вечер. Он уже подходил к концу, как объявили «белый танец». Девушки, а это были в основном приглашенные студентки других местных вузов, бросились разбирать кавалеров. Светлана Т. решительно направилась к смуглолицему красавцу-студенту. Он протанцевал с ней почти весь вечер, и было очевидно, что Светлана ему очень понравилась. В конце вечера Светлана сказала, что на следующей неделе у них в вузе состоится дискотека, и пригласила парня прийти.

Пылкий кавалер не дождался дискотеки. Дважды приглашал Светлану в кино. После сеансов гуляли по городу. Рустам М. рассказывал о своей далекой родине — Казахстане. А за мороженым и шампанским и вовсе разошелся. От живописания бескрайних степей перешел к перечислению многочисленных стад овец и лошадей, которые принадлежат его отцу. Светлана слушала, широко раскрыв глаза…

Наконец наступил долгожданный день дискотеки. Подогретый вином и поцелуями, Рустам млел от желания. И ночь любви таки состоялась. Она была бурной, с объяснениями в любви, восторгами и клятвами в вечной верности.

Наутро Рустам дважды звонил Светлане, но на том конце провода отвечали, что ее нет. Он окончательно решил было сорваться с занятий, однако после звонка на очередной перерыв двери аудитории распахнулись, и вошли трое милиционеров. Они спросили, кто здесь Рустам М., подошли к нему, и старший по званию объявил: «Вы задержаны за изнасилование студентки Светланы Т.».

Экспертиза установила, что девственность Светланы К. была нарушена прошлой ночью. Да и Рустам не отрицал, что он был первым мужчиной у Светы. Но ведь он не насиловал, они любят друг друга.

«Какая любовь?! — визжала на очной ставке Света. — Ты споил меня, животное, и силой взял!». «Светочка, я же действительно люблю тебя, — бухнулся на колени насмерть перепуганный парень, — выходи за меня замуж». «Замуж?! — истерично расхохоталась пострадавшая. — Деньги гони. Пусть папочка одно стадо продаст, расплатишься».

В прокуратуре все ахнули от заявления изнасилованной и от суммы, которую она заломила. Несчастный парнишка горько заплакал и признался, что никаких овец и лошадей у его отца не было и нет. Семья их бедная, десять детей. Он — старший. Родители надеются, что после окончания института он станет работать и поможет поднять младших. А теперь все пойдет прахом. Рустам не сомневался, что здесь, на чужбине, в другой стране его, конечно, осудят. Пусть даже невиновен. Ведь все улики против него… Но предприимчивость пострадавшей озадачила следователей.

А тут еще сокурсницы принесли в прокуратуру дневник Светланы. Документ оказался любопытным, особенно запись, сделанная за год до «изнасилования». Светлана писала, что собирается в первый раз отдаться только богатому мужчине, чтобы дорого продать свою девственность. И указывала сумму, которую в точности затребовала с Рустама М., копеечка в копеечку.

После того как правоохранители прочитали Светлане выдержки из ее дневника, она, опустив глаза, сказала: «Отпустите Рустама. Он не виноват…»

Мужененавистница

К своим 25 годам жительница Симферополя Ирина М. отвергла три предложения о замужестве — два во время учебы в институте и третье на первом году работы. Мужчины ее раздражали, были предметом насмешек и презрения. Иронизировала она и по поводу увлечения подруг представителями противоположного пола. В отместку подружки не пропускали случая позлословить в ее адрес и между собой называли Ирину не иначе как «мадам».

Однажды мужененавистница проводила вечер в очень веселой и приятной компании своих знакомых. Душой компании в тот вечер был незнакомый Ирине парень по имени Николай. Он остроумно шутил, удачно провозглашал тосты, сыпал комплиментами, лихо плясал и пел. Ира не сводила с парня глаз: высокий, стройный, с приятной белозубой улыбкой.

Он тоже обратил на Иру внимание и начал с ней заигрывать. Очень скоро, к удивлению всех присутствующих, «мадам» пила с очаровательным молодым человеком на брудершафт. Захмелевшей Ирине казалось, что все пьяны и никому нет дела до них с Николаем, поэтому вскоре она уединилась с молодым человеком в спальне хозяев.

Наутро Ирина не знала, куда деваться от недвусмысленных шуточек, поздравлений, намеков. Пикантность ситуации заключалась еще и в том, что столь «щепетильная» особа переспала, в сущности, с совсем незнакомым мужчиной — с первым встречным. Как оказалось, никто, включая саму «мадам», ничего о нем толком не знал.

«Он меня изнасиловал, — расплакалась в конце концов Ирина, — но мне было стыдно кричать». И чтобы не сомневались в ее искренности, накатала заявление в прокуратуру. Да еще какое! Горечь и трагизм, сомнения в том, что осталось еще на этой грешной земле что-то чистое, светлое, буквально кричали в каждой строчке.

На поиски коварного искусителя был брошен почти весь РОВД. Ирина потеряла дар речи, когда ей сообщили, что личность насильника установлена и он задержан. Такой прыти от милиции девушка никак не ожидала.

«Я погорячилась, — принесла второе заявление в прокуратуру Ирина М. — Не было изнасилования».

Прошла неделя, и Ирина посчитала, что в этой кошмарной истории поставлена точка. Ан нет! Каково же было ее удивление, когда ей пришла повестка с вызовом в прокуратуру. Оскорбленный Николай подал на Иру в суд. И из потерпевшей «изнасилованная» очень скоро превратилась в обвиняемую, а затем и в подсудимую.

«Два года лишения свободы, — объявил приговор судья и тут же поспешил ободрить готовую упасть в обморок подсудимую. — Условно. С испытательным сроком в два года…»

Читайте также: