Крым-бандитский: на войне как на войне — убивали много, насиловали не меньше

Любая война способна превратить человека в зверя, убийцу, варвара, насильника… 90-е годы в Крыму тоже можно было назвать военными — это был период бандитских сражений за деньги и власть на полуострове. Понятное дело, убивали и грабили, но, что поразительно, именно в бандитские годы в Крыму наблюдался всплеск преступлений на сексуальной почве. Хотя что тут поразительного — безнаказанность и хаос (непременные составляющие войны) делают из человека зверя. 

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, 1K

Лохматые демоны

На протяжении всей истории человечества во время всевозможных войн солдаты-победители считали изнасилование своим неотъемлемым правом, чем-то вроде награды. Так, к примеру, в американской армии был зафиксирован 971 случай осуждения за совершение изнасилования во время Второй мировой войны (а сколько осталось незафиксированных…). На русском фронте немецкие войска систематически проводили массовые казни мирных жителей, женщин насиловали, а их изувеченные обнаженные тела выставляли на всеобщее обозрение. В Смоленске немецкий комендант даже организовал специальный публичный дом для офицеров, в котором были собраны местные женщины, их принуждали отдаваться оккупантам.

В качестве примера можно привести неслыханное по масштабам массовое изнасилование женщин в китайском городе Нанкин в 1936 году. Есть сведения, что японские войска изнасиловали 20 тысяч женщин в течение первого месяца оккупации Нанкина!
В наше время наиболее печальную славу получили широкомасштабные изнасилования во время пакистанского вторжения в Бангладеш (1971 год). Пенджабцы изнасиловали от 200 тысяч до 300 тысяч бенгальских женщин. Солдаты похищали и доставляли в штаб армии девочек школьного возраста, их раздевали догола, чтобы они не могли спастись бегством… Их также использовали для съемок порнографических фильмов.

Огромное количество изнасилований было и в 90-е годы в Крыму, во время бандитской войны на полуострове. Наслаждаясь полной безнаказанностью, крымские братки, возомнившие себя великими криминальными авторитетами, насиловали десятки женщин, девушек и девочек. В те неспокойные годы родители знали: нельзя отпускать дочь вечером на дискотеку или в кино — может произойти непоправимое. Существовали даже определенные дискоклубы, которые относились к той или иной группировке. Так вот, если девчонка идет на танцы под «крышей» авторитетного брата, отца, дяди или парня на «свою» дискотеку — за нее можно было не беспокоиться. А вот если попадает на «чужую» — появляется риск изнасилования.

Опасно было выходить девчонкам на улицу и днем. Бандиты обычно действовали так: катались на машинах по городу, присматривали хорошеньких барышень, затаскивали их в авто и везли «в баньку». Кроме физического насилия, давили на психику. Дабы сломить волю жертвы, пугали кладбищем: везли перепуганную жертву на Абдал и предоставляли право выбора — либо она выполняет все их сексуальные прихоти, либо копает себе могилу. Понятно, каждая выбирала первое.

Заявлять после этого в милицию было бесполезно. Да, принимали заявления, да, заводили уголовные дела, но, как говорится, против лома нет приема: даже некоторые убийства наши правоохранители «замыливали», не то что изнасилования. Хотя по воровским «понятиям» первое вполне допустимо, а вот второе считается тяжким позором для блатного. В зоне таких насильников называли «лохматыми» (на жаргоне «лохматый сейф» — женский половой орган) и с ними не церемонились: за насилие, совершенное на воле, насиловали в неволе, то есть «опускали», или «петушили». Хотя были и исключения.

Так, история помнит случай, когда в начале 90-х в харьковский СИЗО попал делец теневого автобизнеса по фамилии Р-ат. Арестован он был за изнасилование. Причем изнасиловал свою несовершеннолетнюю падчерицу, почти дочь. В зоне за такое жестко наказывали, но «петухом» Р-ат почему-то не стал. Других насильников в камерах харьковской тюрьмы насиловали или, в лучшем случае, делали «шнырями» (камерной прислугой). А вот на Р-ата все это не распространилось.

Он был очень богат, из-за чего его оправдания, что он никого не насиловал, сговорчивые авторитеты харьковской тюрьмы приняли за истину. В результате этого барыга Р-ат не только не пострадал за содеянное преступление, но начал расти как преступная личность. После того как законный суд, в отличие от воровского, вину Р-ата доказал, он прибыл в 18-ю зону Харькова. Здесь занял неплохую «должность» — стал «бугром» в столовой для осужденных, то есть отвечал за распределение пайков между зэками. В общем, везде бардак, и в воровском мире тоже.

Нормальный мужик

В Симферополе живет человек, жестоко поплатившийся за то, что попытался спасти девушку от изнасилования. Эта история произошла в июне 1993 года. Сергею Н. тогда исполнилось 28 лет. Он как раз вернулся из Москвы — был там на заработках, решил сходить на могилу своей матери, которая умерла, когда Сергею было 7 лет. Приехал на Абдал, пока шел к могиле матери, услышал женский крик — явно происходило что-то ужасное.

Парнем Сергей был нормальным, всегда готовым прийти на помощь, поэтому, не раздумывая, бросился на крик о помощи. Картина, которую увидел Сергей, шокировала его: два бритоголовых амбала (явно из братков) насиловали юную девушку, она уже не могла сопротивляться и только громко плакала. Конечно, в те годы любой здравомыслящий человек просто ушел бы от греха подальше — время-то какое. В лучшем случае вызвал бы милицию.

Но Сергей, который, кстати, имел очень тяжелую руку и хорошую школу уличных боев, медлить не стал: подбежал к насильникам, «вырубил» одного, потом ударил другого. Амбалы от девушки отстали и переключились на Сергея — началась драка. Один из бандитов неплохо боксировал, так что нашему герою тоже досталось. Того, что послабее, он «выключил» одним ударом, а вот со вторым возился долго.

Пока шла драка, очнулся «выключенный», достал ТТ и выстрелил в Сергея, но, к счастью, промахнулся. Сергей тут же среагировал: он кинулся в ноги стрелявшему, повалил его на землю и ударил булыжником по голове. Второй насильник напал на Сергея сзади, пытаясь при этом дотянуться до лежащего в траве пистолета, но тоже получил камнем по голове.

Сергей стоял возле двух распростертых на земле тел и не знал: совершил он двойное убийство или убил только одного, а может, оба живы. Он не стал это проверять, схватил девчонку за руку и приказал бежать. Так они бежали до самой остановки, потом прыгнули в первый проходивший автобус и затаились на заднем сиденье.

На девушке была разорвана одежда, она явно пребывала в состоянии шока. Оля, так ее звали, попросила, чтобы Сергей отвез ее домой. Всю дорогу она молчала и даже перестала плакать, а вот уже дома с ней случилась истерика. Двери открыла ее мама, потом пришел и отец. Как оказалось, ей только вчера исполнилось 16 лет. Родители подарили дочери красивые вещи, она нарядилась и пошла гулять по городу, радуясь обновкам и своему модному виду. Через какое-то время около нее остановилась «крутая тачка». Молодой красавец предложил покататься, а она взяла и согласилась.

В машине парни начали вести себя совсем по-другому: предложили поехать в сауну и «обслужить» их обоих. Оля тут же пожалела, что села в машину, сказала, что еще девственница, и стала упрашивать их остановить автомобиль. Но «мальчики» были настойчивы и грубы. После часа уговоров они обматерили девушку и сказали, что повезут ее «закапывать на Абдал». Можно только представить, что в этой ситуации чувствовала 16-летняя девчонка. Она плакала и умоляла, но машина и вправду катила на Абдал. Приехав на кладбище, амбалы вытащили ее за волосы и поволокли к могилам. Потом разорвали на ней одежду, избили и начали по очереди насиловать.

Выслушав дочь, родители дали Оле успокоительные таблетки и уложили ее спать, а потом вместе с Сергеем долго сидели на кухне. Сергей рассказал о том, как расправился с насильниками, и о том, что не знает, живы они или нет. Все вместе решили не заявлять в милицию — во-первых, все равно не помогут, во-вторых, нельзя было подставлять Сергея. Ему и так теперь нужно было срочно уезжать из города.

В итоге уехали из Крыма и Сергей, и Оля с родителями. Так было лучше и спокойнее для всех. Сергей опять поехал в Москву работать, Олина семья осела где-то в Украине у родственников. Все, казалось, обошлось.

Прошло три года. Все это время Сергей через друзей наводил справки. Оказалось, что парни были «башмаковской» пехотой (низшим звеном). Остались они живы, хоть и были покалечены. Сергея первое время бандиты упорно искали, но потом вроде все затихло.
Через четыре года Сергей решил наведаться в Крым. Приехал инкогнито, ничего никому не сообщал. Сначала остался на неделю, потом на две, потом на месяц. Все было спокойно — его никто не искал.

В то время криминальная война на полуострове была в самом разгаре. Многих братков уже не было в живых, других посадили — благо к концу 90-х милиция наконец-то начала принимать какие-то меры в отношении бандитов. Поэтому Сергей и решил, что можно расслабиться и остаться в Крыму. Но он поспешил. О том, что «нужный человек» появился в городе, братве сообщили очень быстро. Насильники от удара булыжником по голове сильно не пострадали, видно, головы у них были и без того отбитые, но злость на Сергея они затаили лютую.

К тому времени бандиты немного поднялись по «служебной» лестнице, но до бригадиров, правда, не доросли. И вот когда Сергей появился в городе, выродки очень обрадовались его появлению. Убивать (а это было однозначно) решено было медленно и мучительно. Как-то вечером Сергея подстерегли возле подъезда, «вырубили» битой и затолкали в багажник. Очнулся парень в лесополосе, перед ним стояли четыре бандита. Двое из них наклонились к Сергею и показали свои лица: «Помнишь, урод?» «Помню», — ответил он, и тут же на него обрушились удары.

Убивали Сергея около часа. С перекурами и короткими передышками. Потом устали. Выкопали неглубокую яму, присыпали землей, сели в машину и уехали. Но Сергей оказался живучим. Кое-как он выбрался из ямы и выполз на трассу. Благо остановилась первая же машина. В ней оказался нормальный мужик, такой же, каким показал себя Сергей, когда спасал Олю. Мужчина довез Сергея до больницы и похлопотал, чтобы Серегу вытащили с того света.

Врачам это удалось. А мужик оказался вдвойне нормальным (и очень даже «не вчерашним»). Помог Сергею решить проблемы с бандитами. Вышел на старших «башмаков», рассказал о случившемся. Те согласились, что «пацаны набокопорили», и наказали их и за изнасилование, и за самоуправство. И приказали забыть о Сергее навсегда — он здесь, по их «раскладам», был прав.
В общем, история эта закончилась неплохо, если не считать, что абмалы сделали Серегу инвалидом II группы. Сейчас ему 45 лет. Ни разу не был женат, детей нет. Понятное дело, кому такой нужен — хромой, без глаза и с целым букетом болячек. А ведь мужик, по сути, настоящий. Таких мало…

Читайте также: