О пользе зоофилии и Зоофилия как бизнес

В истории человечества не зафиксировано пока случаев изнасилования стаями бродячих собак людей, включая зоофилов (хотя, мы многое можем не знать), потому смысл стерилизации и по этой причине нам непонятен. Собаки никого не насилуют, а кусают — если кто не знает. Может, целесообразней вырывать им зубы, нежели лишать функции, которая никоим образом прямо в данный момент не несет опасности для окружающих?..

Вплотную заняться темой зоофилии (под данным термином следует понимать идеологию любви к животным и защиты прав последних, а не в том контексте, в котором подумали большинство читателей) нас вынудила не совсем адекватная реакция некоторой части населения на наш предыдущий материал о правилах и принципах ситихантинга.

Непонятно с какого перепуга в наш адрес посыпались столь же эмоциональные, как и лишенные какой-либо логики и здравого смысла обвинения зоофилов в разжигании ненависти к животным, пропаганде жестокого обращения с животными. Хотя, каждый, кто ознакомился (даже поверхностно) с нашей публикацией, пришел бы к выводу, что мы пропагандируем как раз диаметрально противоположные вещи. В частности, обозначив принцип о непричинении излишних страданий живым существам как одно из самых основных правил ситихантинга.

Лично нас проблема с бездомными животными (точнее, ее искусственное разжигание и надуманность) уже порядком достала.

С тем, чтобы окончательно определится по этому вопросу (а также учитывая непонятную эмоциональную реакцию некоторых чрезмерно экзальтированных личностей), мы вынуждены еще раз обратится к теме нашего разговора.

Прежде всего, определимся, что следует понимать под жестоким обращением с животными. Для чего ознакомимся с Законом Украины «О защите животных от жестокого обращения», а также законами Украины «О животном мире», «Об охране окружающей природной среды», «О ветеринарной медицине», «Об обеспечении санитарной и эпидемиологической безопасности населения», «О защите населения от инфекционных болезней» (о существований которых зоофилы, судя по всему, и не подозревают).

Еще одним нормативным документом, регулирующим проблему является, несомненно, Уголовный Кодекс Украины (четко устанавливающий меру ответственности за совершенное правонарушение). А именно: ст. 299 Уголовного Кодекса Украины, предусматривающая наказание за жестокое обращение с животными и толкующая данное правонарушение как издевательство над животными, относящимся к хребетным, совершенное с использованием жестоких методов или хулиганских мотивов, а также натравливание животных одно на другое, совершенное с хулиганских либо корыстных мотивов.

К слову сказать, Уголовный Кодекс Украины содержит десяток статей, устанавливающий ответственность за правонарушения различных мотивов и направленности, в результате которых был причинен существеный вред объектам флоры и фауны (рекомендуем ознакомится со ст. 238, ч. 3 ст. 239-1, 242, 243, 245, 248, 249, 250, 267-1, 441 Уголовного Кодекса Украины). И предусматривающих наказание за совершение преступлений, в результате которых погибли целые популяции или даже виды животных (включая уникальных). Однако истинных, «правильных» зоофилов не интересуют такие «массовые» случаи — им интересней заниматься проблемами отдельных собачек-котиков-голубочков.

Зайдем несколько вперед: совокупность всех нормативных документов (и каждый из них в отдельности) исходит из недопустимости неконтролируемого распространения объектов животного мира в среде обитания человека (населенные пункты).

Например, ст. 1 Закона «О защите животных от жестокого обращения» определяет, что домашние животные — те животные (коты, собаки и пр.), которые в силу длительного исторического периода систематически содержатся человеком, либо животные, искусственно выведенные человеком для удовлетворения эстетических потребностей и потребностей в общении. Базовым «законным» признаком таких животных является то, что такие животные не имеют устойчивых природных популяций, способных к существованию в природном ареале.

Беспризорные животные — те домашние животные, которые остались без присмотра человека и создали полувольные группировки, могущие размножаться вне контроля человека.

Уже из самого законодательного определения «домашние животные» очевидно, что их «полувольное» существование является противоестественным, нежизнеспособным, и в силу природного отбора — как основного закона эволюции — их существование невозможно. Это тот редкий случай, когда закон государства полностью совпадает с законом природы, эволюции. А закон (независимо от его источника и происхождения) нужно уважать и не заниматься «экспериментаторством».

Идем дальше. Ст. 7 Закона «О защите животных от жестокого обращения» устанавливает общие правила содержания животных, исключающие жестокость, и уже с самого начала норма гласит: «Условия содержания животных должны соответствовать их биологическим, видовым и индивидуальным особенностям. Условия содержания животных должны удовлетворять их природные потребности в еде, воде, сне, движениях, контактах с себе подобными, в природной активности и других потребностях…»

Это общие правила обращения с животными (дикими, домашними, беспризорными), исключающие жестокость; то есть, любое другое поведение с животными является жестокими. И — уголовно-наказуемым.

То есть, если условия содержания не соответствуют особенностям или не удовлетворяют природные потребности животных — такое поведение является жестоким.

Ст. 9 и 10 еще более ужесточают требования к содержанию животных (уже домашних). Ставя в обязанности хозяину жесткие правила создать для домашнего животного необходимые условия, надлежащую обстановку, ветеринарное обслуживание (лечение), уход и пр…

Потому, если собака, запертая в пустой квартире, воет, или, будучи выпущенной — прыгает по дороге под колеса проезжающих машин или бросается на людей — ясно, что ей чего-то не хватает для полного счастья. И эта неудовлетворенность возникла явно в результате предыдущего ненадлежащего (и потому жестокого) содержания, за которого «собаколюбивый» хозяин должен нести уголовную ответственность.

 
Равно как и те, кто оправдывают подобные действия животного рассказами «собачка хочет играться», «она чувствует свою территорию, и потому кусает всех, кто на нее забрел, она не виновата» или «такова ее природа, ну и что, что она неудержимо какает на детской площадке; подумаешь, глисты, у всех они есть»… В особо тяжких случаях произносимый зоофилами в качестве оправданий мотивации своих поступков бред вроде «собачки (вороны, голуби) — это божье воинство» даже превосходит бред наркоманов, утверждающих «вертолеты — души погибших танков»…

Безусловно, сама собака ни в чем не виновата (и не может быть виновата ни при каких обстоятельствах). А виноваты ее безответственные хозяева и окружающие зоофилы, безнаказанно (пока что) жестоко мучающие зверушку, нарушая при этом закон.

А в Украине нарушают закон поголовно ВСЕ зоофилы, и именно их поведение в отношении «меньших братьев» является жестоким и преступным.

Еще более непонятны мотивы поведения зоофилов, активно ратующих за стерилизацию диких собак и дальнейшее выпускание их на волю.

Во первых, заметим, что сама стерилизация, как механическое лишение репродуктивной функции путем хирургического вмешательства — явно не природный акт, и уж никак не соответствует биологический природе животного (тут не поспоришь). Подобная операция по своей бессмысленности и жестокости ничем не отличается от отрезания, допустим, ноги животного (чтобы не бегало) или выкалывания глаза (чтобы не смотрело).

Но надо же: стерилизацию НУЖНО проводить, а остальные описанные нами операции по лишению той или иной функции или органа тела — считаются жестокостью! Где логика у зоофилов — понять невозможно, объяснить подобное поведение (неудержимое стремление оскопить близкого по духу, да и уровню умственного развития, существа) могут лишь психиатры и психотерапевты.

В истории человечества не зафиксировано пока случаев изнасилования стаями бродячих собак людей, включая зоофилов (хотя, мы многое можем не знать), потому смысл стерилизации и по этой причине нам непонятен. Собаки никого не насилуют, а кусают (если кто не знает). Может, целесообразней вырывать им зубы, нежели лишать функции, которая никоим образом прямо в данный момент не несет опасности для окружающих?

Большей нелепой и извращенной, чем предложенная и активно развиваемая зоофилами сложная и дорогостоящая схема «словить собаку — стерилизовать — отпусть», нельзя и придумать… Искромсанное животное, лишенное последней радости в жизни и одной из важнейших функций, выгоняют на улицу (неестественную и агрессивную среду обитания), в голод и холод, под колеса грузовиков, к носителям глистов, бешенства и всех видов заразных болезней — и это гуманизм?!

Наших читателей — активных зоофилов предлагаем самим себе ответить на вопрос: что бы вы выбрали — очутиться кастрированным, зараженным глистами и лишаями, без дома и источников дохода на улице в стране «третьего мира», каждый день переживающей бомбежку, или спокойно безболезненно умереть?

Это примерно то же самое, если забрать беспризорного ребенка с улицы, накормить, обогреть его, подлечить, сделать необходимые прививки, выдать об этом справку — и вышвырнуть на улицу обратно, в теплотрассу, на «свободу»…

Зоофилия как явление давно стало прибыльным и циничным бизнесом. Это единственное объяснение бредовым поступкам и заявлениям зоофилов, находящимися за гранью здравого смысла. Киевская власть, например, регулярно выделяет десятки миллионов гривен на решение проблем бродячих животных.

Позволю себе откровенно заявить: за такие деньги коллектив «УК» лично бы обеспечил отсутствие бродячих животных в Киеве на ближайшую пятилетку. Зоофилы же (и конторы, занимающиеся стерилизацией) тратят эти деньжищи ежегодно, с умом и изворотливостью.

 
Не столько решая саму проблему, как поддерживая ее в «рабочем» (а значит, и прибыльном) состоянии, обеспечивая себе фронт работ на постоянной основе. Периодически зоофильские организации вступают и организовываются в коалиции и альянсы. Предлагая власти свои способы решения проблем с животными и «разводя» заболевших на всю голову богатых иностранцев на весьма немалые деньги для решения этой же проблемы.

С не меньшей периодически возникают скандалы, забавляющие трезвомыслящих и знающих людей своей пикантностью и интригой. Недавно две противоборствующие группировки зоофилов чуть ли не подрались, обвинив одна другую в «неправильном» использовании полученного финансирования и некорректном поведении.

 
Обделенная группировка, которую банально «задавила жаба» размером гранта, полученного оппонентами, даже опубликовала «черный» (чужой) и «белый» (свой) списки правильных и неправильных зоофилов. С выбросом статистических данных по числу выловленных собак и неправильно обработанных в аспекте стоимости мероприятий и заверениями, что «у нас все было бы лучше»…

Если дальше анализировать моральный облик зоофилов, то следует отметить такие характерные собирательные признаки данных личностей, как личная неудовлетворенность и чувство потерянности и ненужности в обществе. Это люди, ничего не достигшие в жизни и выброшенные за борт общества.

 
Пенсионеру, прозябающему на жалкие подачки от государства (именуемые пенсией), от которого отвернулись даже родные дети (либо их нету по каким-либо причинам), представителю «офисного планктона» (ежеминутно на работе сношаемого вечно недовольным начальством, а дома — женой по причине низкой зарплаты) нужно как-то реализовывать свою потребность в общении. И даже более — чувствовать себя доминирующей личностью, имеющей необходимость реализовывать управленческие и административные амбиции.

Подобный комплекс описан Антоном Чеховым (волей Президента возвращенного в лоно классиков украинской поэзии) в «Унтере Пришибееве», который органично испытывал дискомфорт от изменения своего социального статуса и отстранения от администрирования.

В отличие от унтер-офицера Пришибеева, решавшего свои комплексы попыткой «строить» крестьян близлежащей деревни, рядовые зоофилы чувствуют себя нужными обществу, «управляя» бродячими собаками. Ведь так приятно чувствовать себя не только значимым членом некоего сообщества, но и даже хозяином стаи, видя, как хвостатые друзья узнают тебя за сотни метров и сбегаются, радостно виляя хвостами, в надежде получить косточку или шкурку от колбасы.

Наверное, еще более приятно осознавать, что собаки чувствуют «своего» члена стаи (защищают главаря стаи), негативно реагируя на остальных прохожих — по причине своей «непричастности» к стае облаиваемых и преследуемых (тут сразу подводится научная база о том, что «собачечки охраняют свою территорию и меня вместе с ними, у них инстинкты, не нужно тут ходить, они и кусать не будут…»). Чувствуешь себя прямо таки мессией…

(Продолжение следует)

Авторы: Алексей Святогор, Сергей Корсаков, Илона Корсакова; специально для «УК»

Читайте также: