Как распылить «Энергоатом». Опыт «энергобаронов»

Тема воровства и теневых схем движения финансовых потоков с участием энергетических предприятий, а особенно – печально известного читателям «УК» НАЭК «Энергоатом» — сродни телесериалу. Изворотливость и фантазия «энергобаронов» поистине безгранична — как безграничны энергетические ресурсы государства, ставшие объектом для разграбления. В этой публикации мы детально рассмотрим ряд финансовых «нюансов», сопутствующих строительству АЭС Украины. О плачевном состоянии которых «УК» уже рассказывала. Тема нынешнего исследования – материальные фонды отечественной энергетики и способы их разбазаривания.

Высшим руководителям отечественных энергетических предприятий прекрасно знакома краткая, но весьма емкая по содержанию аббревиатура ГРИФРЕ. Это — Объединение энергетических предприятий «Отраслевой резервно-инвестиционный фонд развития энергетики». Аббревиатура же происходит от украиноязычного названия этой структуры: «Галузевий резервно-інвестиційний фонд розвитку енергетики». ГРИФРЕ (для простоты восприятия и подачи материала мы будем и дальше использовать данную аббревиатуру) создан в 1999 году по инициативе Минэнерго.

Приоритетными заданиями ГРИФРЕ определены работы по пересмотру устаревших отраслевых нормативных и регулирующих документов в энергетике, принятых еще в СССР. А также разработка новых – отраслевых — нормативных актов. Статусом ГРИФРЕ определено: поскольку отсутствует административный механизм финансирования этой организации, то смета ее деятельности формируется на принципе самоокупаемости. То есть из доходов, получаемых от издательской и научной деятельности, а также за счет взносов участников.

ГРИФРЕ находится в одном помещении с Минтопэнерго. И возглавляется, как правило, различными чиновниками Минтопэнерго в ранге замминистров – начальников департаментов. Сегодня штат ГРИФРЕ состоит из 2-3 человек постоянных сотрудников, которые ютятся (в прямом смысле) в одной комнатушке, имея из имущества лишь печать да несколько папок с документами.

Однако оборотам ГРИФРЕ может позавидовать средний отечественный банк. Обороты ГРИФРЕ составляют сотни миллионов гривен (!) в год, и это пикантное обстоятельство будет нами доказано ниже.

Предлагаем вашему вниманию обращение первого вице-президента – технического директора ГП НАЭК «Энергоатом» Ю.Л.Коврижкина к министру топлива и энергетики – президенту ГП НАЭК «Энергоатом» С.Б.Тулубу:

Итак, исключительно с целью поддержания на должном уровне социальной атмосферы в Ровенской области — в преддверие празднования открытия четвертого энергоблока Ровенской АЭС — «Энергоатом» приходит к мнению о необходимости совершить благотворительные взносы на достройку церкви, учебно-спортивного комплекса и школы-интерната в размере 10,5 миллионов гривен.

Для контраста предлагаем вниманию читателей следующий, не менее красноречивый, документ:

Форменный пир во время чумы! И это в то время, когда НАЭК «Энергоатом» не выплачивает зарплату своим работникам, зато деньги с купеческим размахом расходуются на благотворительность. Мы не против благотворительности, но всему же есть мера! Заметим, что невыплата заработной платы – уголовное преступление, прямо предусмотренное ст. 175 Уголовного кодекса Украины; сегодня вопрос о возбуждении уголовного дела решается органами прокуратуры.

Сравните и сопоставьте масштабы благотворительной помощи, решение о которой принято одним росчерком пера, и размер невыплаченной зарплаты работникам: не правда ли, пропорции впечатляют (десять миллионов против менее, чем ста пятидесяти тысяч)?

Кроме того, самые худшие предположения «УК», похоже, оправдываются. Мы подозревали, что ряд работ на атомных станциях выполнялся так называемым «самохозяйственным методом», что оказалось чистой правдой. Мало того, что к работам были привлечены рабочие, занятые до того в агропромышленной отрасли, и не имеющие специализации в строительных работах на АЭС. Так им еще и не заплатили!

При таких раскладах руководству «Энергоатома» следовало бы часть денег перевести — в качестве благотворительной помощи — для содержания мест заключений. Не исключено, что приличный вид камер и наличие в них удобств очень пригодятся в будущем инициаторам «благотворительных» перечислений.

К тому же, мы воочию имеем возможность наблюдать печальное состояние новопостроенных атомных энергоблоков Хмельницкой и Ровенской АЭС, для празднования открытия которых и перечислялись деньги. Может, руководителям «Энергоатома» все же стоило перечислить излишки денег на устранение «недоделок» на АЭС, изучение статистики поломок которых приводит в ужас?

Еще один любопытный документ: протокол заседания правления ГРИФРЕ, распределяющего деньги:

Как видим, ГП НАЭК «Энергоатом» неоднократно обращалось в ГРИФРЕ с указаниями о перечислении денег — на различные нужды. Эти «нужды», помимо заботы о возведении храмов, заключались и в ремонтах офисных помещений, и в строительстве социальных объектов. Что, очевидно, имело более важное для «Энергоатома» значение, чем безопасность станций и зарплата рабочим.

Замечательно и другое. Как видим, «Энергоатом» распоряжается не своими средствами, а деньгами, которые принадлежат ГРИФРЕ («Энергоатом» свои средства вовремя не перечислил). То есть, «Энергоатом», вместо того, чтобы погасить долги в пользу ГРИФРЕ, эти же деньги перечисляет на социальные нужды «по согласованию» с собственником денег.

В связи с чем возникает два вопроса. Первый: каковы масштабы задолженности «Энергоатома» перед ГРИФРЕ и пути их возникновения. ГРИФРЕ образован в 1999 году. Но, согласно опубликованного нами протокола, распределяется сумма задолженности, переданная в 2000 году. То есть задолженности, которая возникла за год-полтора до образования ГРИФРЕ как юридического лица – в 1999-2000-х годах!

Речь идет о задолженности, которая составляет чуть более 18 миллионов гривен. То есть, за период в год-полтора у «Энергоатома» перед ГРИФРЕ возникла задолженность, составляющая, как минимум, эту сумму. Интересно, какие научно-изыскательские работы, издательские услуги (согласно направлений деятельности ГРИФРЕ) были предоставлены за столь короткий срок на такую значительную сумму? Этот вопрос, мы уверены, должен заинтересовать правоохранительные и налоговые органы.

Вопрос второй. ГРИФРЕ является государственной структурой. Поэтому имеет четко определенные направления расходования денег, полученных в результате проведения издательских и научно-изыскательских мероприятий. Но почему, вместо того, чтобы перечислять деньги исключительно в соответствии с уставными задачами, ГРИФРЕ занимается «благотворительностью», разбрасываясь деньгами направо и налево?

Вопрос не праздный, так как эти перечисления происходили как раз на пике президентской избирательной кампании и активной поддержке одного из кандидатов руководством «Энергоатома»…

И еще один пикантный документ:

К С.Тулубу, занимавшему в то время пост президента «Энергоатома» и — по совместительству – Министра топлива и энергетики Украины, обратилась администрация Большой Ялты. С просьбой: перечислить на развитие города 20 миллионов гривен — опять же, за счет задолженности «Энергоатома» перед ГРИФРЕ. (Про себя отметим: эти 20 миллионов гривен следует добавить к упомянутым выше 18 миллионам гривен задолженности «Энергоатома» перед ГРИФРЕ; итого – 38 миллионов гривен). С.Тулуб тут же соглашается с необходимостью перечисления, и дает соответствующее указание (а чего тянуть — выборы на носу!). Погашение задолженности «Энергоатома» перед ГРИФРЕ на 20 миллионов гривен также было согласовано аналогичным протоколом.

А здесь начинается сущее безобразие: «Энергоатом» отправил в Большую Ялту только… 15 миллионов гривен. Остальные же 5 миллионов оставил себе. Но Ялта не получила даже этих 15 миллионов — поскольку их во время перечисления арестовали на счетах и сейчас деньги находятся неизвестно где… По сути, эти 20 миллионов вообще растаяли в воздухе, и никто о них уже как бы и не вспоминает.

Но и пропажа 20 миллионов гривен — не самый пикантный момент нашего повествования. Вопреки ожиданиям и желаниям руководителей «Энергоатома», ни спортивно-оздоровительный комплекс, ни церковь, ни приют, ни даже Большая Ялта перечисленных НАЭК денег на законных основаниях так и не получат, и вот почему. ГП НАЭК «Энергоатом», находится в состоянии банкротства. Банкротство для руководства «Энергоатома» привлекательно, прежде всего, возможностью уклонения от уплаты налогов и от погашения требований кредиторов. С момента возбуждения дела о банкротстве должник пребывает в состоянии моратория на удовлетворение требований кредиторов (включая налоговые платежи), которые возникли до возбуждения дела о банкротстве.

Если какой-либо кредитор получит от должника средства во время действия моратория, то таковые средства считаются полученными незаконным путем и подлежат взысканию в государственный бюджет (Рекомендации Президиума Высшего хозяйственного суда Украины от 04.06.2004 № 04-5/1193).

Отметим, что осуществляя описанные махинации, «Энергоатом» сознательно совершал погашение задолженности перед ГРИФРЕ, возникшую много лет назад. ГРИФРЕ получал возмещение требований за счет невыплаты налогов и задолженности остальным кредиторам «Энергоатома». Погашение задолженности, возникшей в 1999-2000 годах, происходило в 2004 году, а дело о банкротстве ГП НАЭК «Энергоатом» возбуждено 2 декабря 2003 года. То есть, перечисление средств происходило вопреки мораторию, а потому перечисленные деньги уже являются государственной собственностью, и подлежат зачислению в казну. А должностные лица предприятия-должника («Энергоатома») подлежат уголовному преследованию сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса Украины.

Характерно, что формальным получателем денег от «Энергоатома» является все-таки кредитор – ГРИФРЕ. И в первую очередь именно он должен возместить государству противоправно перечисленные «Энергоатомом», но не полученные ГРИФРЕ суммы. А приют, комплекс и церковь (если они все же существуют в реальности) будут обязаны (согласно закону) вернуть деньги уже ГРИФРЕ — если последний, вопреки благородным стремлениям и тяге к благотворительности, все же попытается требовать возмещения.

Перечислим должностные лица ГП НАЭК «Энергоатом», совершавшие прямое участие в перечислении указанных средств.

Тулуб Сергей Борисович; в начале 2005 года смещен Президентом В.Ющенко с должности Министра топлива и энергетики и Президента ГП НАЭК «Энергоатом». Числится в проходной части списка одного из избирательных блоков, стремящихся в Верховную Раду Украины. С.Тулуба очень ценил Л.Кучма, называя его «лучшим топ-менеджером страны» (теперь понятно почему). Эти чувства были взаимны: именно Сергей Борисович произнес легендарную фразу, ставшую крылатой: «Леонид Данилович, Вы наш отец, а мы — Ваши дети…». Сейчас «Энергоатом» возглавляет другой ценимый властью (уже «новой») топ-менеджер – Юрий Александрович Недашковский. Так сказать, преемственность кадров…

Юрий Леонидович Коврижкин; тот самый, который писал обращение к С.Тулубу о необходимости поддержаний социальной обстановки в Ровенской области путем финансирования постройки церкви, учебно-тренировочного комплекса и т.д. Сейчас занимает должность первого вице-президента «Энергоатома». Юрий Леонидович также занимает должность технического директора компании, то есть несет полную – и прямую — ответственность за техническое состояние АЭС и безопасность их работы…

Пузяк Михаил Иванович; тот самый чиновник, которому было адресовано поручение С.Тулуба о перечислении 20 миллионов гривен на нужды Большой Ялты. Сегодня занимает должность первого вице-президента «Энергоатома» по экономической политике и корпоративному развитию. То есть, ответственен за финансовое состояние «Энергоатома».

Как говорится, проверенная временем и всевозможными испытаниями команда опытнейших, «ведущих» топ-менеджеров «эпохи Кучмы» — почти в полном сборе – и по сей день «рулит» «Энергоатомом»! В такой ситуации впору заказывать молебны в церквях, построенных за деньги «Энергоатома» и ГРИФРЕ – перед каждым запуском каждого энергоблока АЭС Украины…

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: