Специальные технические средства: как их легально приобрести?

Напомним, практически каждого более-менее подкованного гражданина можно «задним числом» обвинить в том, что приобретенное (заказанный) по Инернету устройство (или используемая программа) являются ничем иным, как специальным средством сбора информации… Переписка с СБУ накануне приобретения какого-нибудь навороченного девайса может уберечь потенциального покупателя от сфабрикованного уголовного дела.

Два года назад мы уже поднимали вопросы использования и применения так называемых специальных технических средств (СТС) негласного сбора информации. А также рассматривали риски и сложившиеся отдельные примеры судебной и правоприменительной практики, выглядевшей крайне негативно по отношению гражданам и воплощающей «государственное хамство».

Напомним, практически каждого более-менее подкованного гражданина можно «задним числом» обвинить в том, что приобретенный (заказанный) по Инернету девайс (или используемая программа) являются ничем иным, как специальным средством сбора информации, ограниченным в свободном обращении гражданским лицам, за приобретение которых может светить немалый срок заключения.

В этой сфере, заметим, царит откровенное мракобесие: ежедневно разрабатываются десятки и сотни приборов и программ, облегчающих жизнь и ставящих ее на качественно новый уровень.

Через любой из популярных сервисов дистанционного обзора практически любой точки земного шара можно с крайне высокое детализацией увидеть малейшие нюансы исследуемой местности, различив даже лица людей или номера машин. Это позволяет путешествовать в пространстве без каких либо сложностей и делает невозможным любое сокрытие каких-либо «пикантных» моментов, например строительство дворцов и коттеджей в заповедных территориях.

http://www.n-fixer.com/

Отдельные производители выпускают очки, которые в толпе автоматически могут сканировать окружающих, идентифицировать их либо по лицам, либо по одежде, сразу же находя информацию об опознанных людях в социальных сетях. Согласитесь очень удобно в случае забывчивости «узнать» собеседника или «случайно» встретить старого друга.

Видеорегистраторы разных уровней исполнения, размеров, назначения не только помогают быть в курсе активной жизни окружающих, снимая и сохраняя сюжеты активного экстремального отдыха, но и позволяют зачастую вывести на чистую воду преступника (вспомним то же дело Ландыка-Коршуновой, где запись видеорегистратора — камеры слежения была базовым доказательством и без которой дело могло «обернутся» совсем в другую сторону).

Даже «дело Оксаны Макар» могло выглядеть иначе, будь в распоряжении или хотя бы наличии у фигурантов те же видеорегистраторы портативного (скрытого) размера и предназначения. Напомним, что по версии осужденных, потерпевшая сама согласилась на интимные отношения, лишь потом отказавшись и тем самым спровоцировав свое убийство. А ведь в случае видеозаписи событий именно в том русле, как их описывают осужденные, у них не было бы необходимости убивать потерпевшую, дабы скрыть «изнасилование» (да и она бы не угрожала «раскрытием», зная, что беспристрастные кадры видеозаписи «похоронят» всю версию об «изнасиловании»)…

Или, при наличии достаточного количества камер слежения было бы возможно установить, какие негодяи и с какой экстремистской или террористической организовали свалку (нелегальный скотомогильник) из десятков трупов погибших бездомных собак в Гидропарке в Киеве (к этой теме мы еще вернемся).

Кто-то, наоборот, используя передовые технологии и наличие электронных девайсов сможет доказать свое алиби и свободу от необоснованного обвинения, либо наоборот, причастность и авторство в каком-нибудь важнейшем открытии

Общество использует всю мощь технического опыта и наработанного за тысячелетия интеллектуального потенциала, дабы сделать свою жизнь и ее качество проще, ярче, защищённее, свободнее, справедливее.

И тут появляются мракобесы со средневековым сознанием, состоящие из некоторых депутатов и сотрудников доблестной Службы безопасности Украины, которые даже не заслуживают названия «кровавая гебня» (ну нету там крови, одно, извините, дерьмо), объявляющие брелок в форме пульта сигнализации от автомобиля с возможностью записи видео крайне низкого качества — «специальным средством негласного сбора информации». Туда же попали и веб-камеры в виде детских игрушек, и даже «радионяни» и видеорегистраторы, вделанные в авторучку или письменный прибор.

Вершиной хамского поведения государства по отношению к согражданам выглядит надменное выражение «все вы быдло, а мы что захочем — то и напишем» на лице т. н. «экспертов» от СБУ, на естественный вопрос «скажите четко параметры и критерии вещей, которые нельзя покупать» отвечающие «это секрет, не скажем».

То есть, при таком «засекреченном» подходе можно объявить спецсредством даже мобильный телефон, обосновав «ну у него же чехольчик в цветочках, который скрывает, что это телефон, потому он и скрытый»… Абы был, как говорится, «процессуальный заказ», и ради выполнения приказов подобного рода можно и родную мать, что говорится, изнасиловать, даже если для этого придется ее вырыть из могилы.

Как защитить свои интересы и не стать жертвой подобного поведения со стороны СБУ? Ведь можно «влететь» вообще «на пустом месте»: приятель подарит изящную веб-камеру в авторском исполнении, а ее признают спецсредством со всеми вытекающими, или, по ошибке (или по чьей-то шутке), вместо заказанного по Интернету, допустим, мобильного телефона на почте каждый рискует быть задержанным при получении посылки, в которой будет «спецсредство»…

Пузатой гебне ведь нужно оправдывать свое существование и «рисовать» показатели любыми способами, что они успешно и делают, при бесхарактерности судей.

Очередной запрос о том «какие параметры того, что нельзя», особого успеха не принес:

В очередной раз НИИ специальной техники и судебных экспертиз СБ Украины «загадочно» ответило по принципу «секрет, быдлу знать не положено, но быдло будет наказано, если купит то, о чем не знает и знать не может». Милостиво сославшись, впрочем, на свой сайт с еще более интригующими и «туманными» критериями отнесения приборов и девайсов к СТС…

Еще раз замечу, что подобные ответы и предложенные критерии имеют жлобский и издевательский — над гражданами Украины — характер.

Например, «виконання відео-, аудіозаписуючого пристрою у вигляді звичайного побутового предмета» не дает понимания, что такой этот «звичайний побутовий предмет». Например, мобильный телефон относится к таким вещам, и сейчас это более чем «звичайний» предмет.

Что значит «звичайний» (обычный), каковы критерии сравнения — непонятно.

Или, вот, еще один критерий — «значна мінімізація розмірів відео-, аудіозаписуючого пристрою», тоже очень «загадочный», ибо понять, что такое «значна мінімізація» — тяжело. Это до каких пределов должна доходить минимизация? Этот пункт противоречит первому, поскольку, с одной стороны, предмет должен быть по размеру, как обычный бытовой, и одновременно иметь «необычный» размер, «существенно минимизированный». А если нету минимизации?

Допустим, «прослушка» сделана в виде радиоприемника 50-х годов, этакой тумбочки объемом с полкубометра? Она похожа на «обычный бытовой предмет»? Для людей старшего поколения вызывает ностальгические воспоминания, а для молодежи этакий шкаф будет экзотикой и уж никак не «обычным» предметом. И о «существенной минимизации» как-то говорить смешно… Признавать ли такой предмет как СТЗ по совокупности взаимопротиворечащих критериев? Решит эксперт, «творчески» подходящий к своим задачам (с учетом мотива «и мне нужно доказать, что я не зря ем свой хлеб»).

А вот еще один забавный критерий как «мінімізація кількості та багатофункціональність елементів керування». Это может (!) значить следующее: если, например, в камере есть только кнопка вкл/выкл — то это минимизация, наверное, так… А вот если еще предусмотреть кнопку «дата» — то это уже, получается, далеко не минимизация, не говоря уже о рычажке «уровень звука».

И вообще, производители техники, запомните: если вы делаете некий девайс проще для пользования, уменьшая количество функций и сводя их лишь к необходимому минимуму — рискуете нарваться на «статью». Для подстраховки в обычной бытовой видеокамере нужно исходить из принципа «максимизации», то есть, пусть там будет и функция термометра, и режим вибрации и даже, на всякий случай, чтобы не нарваться на «минимизацию» — функция определения конца света с возможностью выбора разных языков управления, включая малазийский.

Еще один интересный «критерий», такой как «конструктивна побудова технічного засобу, яка дозволяє здійснювати швидке та скритне розміщення на об’єкті». Упомянутый нами прибор в виде радиоприемника 50-х годов, очевидно, не подходит под критерии СТС (конструктивное строение явно не позволяет разметить его быстро и скрытно на объекте). Кстати, что понимать под «объектом» (на котором необходимо быстро и скрытно размещать СТС) — тоже непонятно.

Может, под объектом понимается физическое лицо, на котором СТС можно быстро и скрытно разместить (доблестный оперативник СБУ), то в таком случае, согласитесь, письменный прибор со встроенной в него видеокамерой или веб-камера в фоне детский игрушки будет выглядеть на таком «объекте» ну явно не скрытно и даже, скажем мягко, несколько привлекая внимание к «объекту» со стороны окружающих (забавно посмотреть на типа, который таскает на шляпе игрушку и в руках полуцентнерный приемник 50-х годов)… Тут как бы о «скрытности» говорить не приходится, согласитесь, даже наоборот…

А может, «объект» — это место сбора информации, то есть, помещение или предмет мебели? В этом случае к СТС ну никак нельзя отнести сложнейшие приборы, которые вделаны в интерьер помещения «намертво», под слой штукатурки и отделки, с автономным питанием от стационарной сети (конструктивное построение не позволяет быстрое размещение на объекте) Да и схожесть с бытовым предметом (первый из рассмотренных «критериев») у такого действительно серьезного девайса минимальная…

По остальным критериям такая же бредятина и фантазии юродствующих негодяев в погонах, называющих себя «экспертами».

Может мне показалось, но по совокупности признаков и упомянутых «критериев» к СТС ну никак нельзя отнести действительно серьезные станции слежения и съема информации, которые выглядят внушительно, серьезно, занимают подчас целый автофургон и могут «прослушать» любой мобильный телефон в пределах пары километров от объекта наблюдения, по тепловому излучению через бетонную стену «определить» количество и размещение людей в помещении, «расшифровать» содержимое электронной почты или снять информацию с серверов…

У таких станций отсутствует «минимизация», «вид обычных бытовых приборов», и прочие «вумные» признаки и критерии. Вывод — подобные штуки можно безбоязненно покупать и пользоваться. Недавно и мне за несколько тысяч долларов предлагали станцию размером с большой ноутбук, позволяющую в режиме «реального» времени, введя в строку поиска номер мобильного телефона — прослушивать его, делать запись разговоров и тут же определять номер второго собеседника и делать биллинг (привязку к местности и анализ перемещения) обеих абонентов. Я, дурак, отказался, но вижу, что такую штуку для профессиональной деятельности нужно было взять, она ведь не может быть отнесена с СТС — судя по присланному ответу.

Отсылка «читайте в интернете» при том, что в том же интернете написан несопоставимый бред, особенно издевательски выглядит в следующем аспекте: рядовые пользователи не обладают и не обязаны обладать специальными знаниями, заказывая товар по Интернету и не видя его, не держа в руках и не имея представления о загадочной «минимизации».

Впрочем, я предложил (и всем советую) страховаться от произвола пузатых погононосителей из СБУ следующим образом. Желая приобрести для личного пользования один из приборов, который, по некоторым «гебистским» параметрам мог быть отнесен к СТС.

Для легализации прибора, который я захотел приобрести, я сделал и отправил вот такое письмо (текст был распечатан, подписан, поставлена печать и угловой штамп):

«Служба безпеки України

вул. Володимирська, 33, м. Київ, 01001

Генеральна прокуратура України

вул. Різницька, 13/15, м. Київ, 01011

Український науково-дослідний інститут

спеціальної техніки та судових експертиз

вул. М. Василенка, 3. М. Київ, 03113

В Інтернет-мережі за пошуковими сторінками (адресами) http://www.looxcie.com, http://vk.com/ru.looxcie, http://www.midland.ru/using/looxcie_using/looxcie_using_main , http://en.wikipedia.org/wiki/Looxcie, та інших ресурсах розміщено пропозиції про придбання пристрою Looxcie, який розроблено для використання сумісно з технічними пристроями фірми Apple (США), зокрема, iPhone і який водночас поєднує в собі Bluetooth-гарнітуру та відеокамеру з можливістю запису звуку як на сам пристрій, так і на телефон, а також негайну передачу записаних зображень та звуків в мережі Інтернет.

Маю намір придбати (набути у не заборонений законом спосіб) зазначений пристрій для побутового та професійного використання, зокрема, для відеозапису та аудіозапису перебігу подій, в яких я приймаю участь (участь у процесуальних діях, судових засіданнях, спілкуванні з представниками правоохоронних органів, громадянами, посадовими особами підприємств, установ та організацій).

З тим, аби убезпечити себе від надмірних хвилювань, пов’язаних з імовірним припущенням, що у мене по помешканню або офісу будуть бігати та скакати малограмотні, проте фізично гіпертрофовані представники правоохоронних органів в масках і зі зброєю, голосно волаючи «всем сидеть и боятcя, мы гебня, это статья 359 Уголовного кодекса Украины, мы всех порвем, это вещественное доказательство…», переконливо прошу адресатів надати в письмовому вигляді технічно ґрунтовну, всебічну, послідовну відповідь на предмет, чи немає, бува, в моїх діях (які я планую вчинити) ознак якого-небудь злочину або іншого правопорушення?

В разі, коли мої дії можуть бути мати ознаки злочину (іншого правопорушення), разом з відповіддю прошу надати відповідні експертні висновки, заключення, довідки (тощо), якими обґрунтовуватимуться викладені тези про незаконність дій, які я маю намір вчинити.

В разі порушення законодавства (відмови надати відповідь, надати її в обмеженому або перекрученому вигляді, наданні відповіді без достатнього технічного обґрунтування або з наявністю фантазій, домислів та припущень), вчиненні інших порушень — маю намір звернутися до суду.

Ситуація також буде предметом розгляду в ЗМІ та Інтернет-виданнях.

При відповіді прошу посилатися на дату запиту: 16 лютого 2013 року та в тексті відповіді викласти короткий зміст запиту і назву пристрою, про який надіслано цей запит.

Олексій Святогор,

адвокат, журналіст«

На запрос мною был получен следующий ответ, являющий собой индульгенцию и формальное разрешение на покупку девайса:

Как видим, упомянутый мною прибор Looxcie абсолютно безопасен для приобретения (хотя в Украине его достать сейчас невозможно именно, как удалось узнать, по причине боязни и опасения продавцами возможных преследований). Хотя, возможно, будь у СБУ сей девайс в наличии — вполне могло быть и негативное заключение экспертизы: прибор двойного назначения, видеокамера маскируется под гарнитуру мобильного телефона, потому «низзя».

Скорее всего, для положительного решения в моем случае сработала следующая концепция (методика, «ход мыслей», называйте, как хотите): без прибора в наличии, как такового, физически, в пределах доступа, «пощупать» — сказать, может ли он быть отнесен к СТС — невозможно. Именно из этого же исходят и обычные потребители, пользователи, заказывающие тот или иной девайс по Интернету для личного пользования. Но потребителям не везет, потому что их «задним числом» обвиняют в преступлении, используя их «обыдленное», зависимое состояние и свое «зажратое» положение (которое нужно начинать менять, опуская погононосителей с небес не землю).

Я же своим запросом искусственно поставил СБУ в положение обычного потребителя, не могущего и не обязанного только по весьма мутным обобщенным описаниям в Интернете четко определить «что это такое».

СБУ и ее Украинский НИИ специальной техники и судебных экспертиз не рискнула и технически не смогла «забраковать» прибор, не видя его. Может быть, потом, когда-нибудь, после «физического» осмотра девайса и будет принято заключение, что по причине «значительной минимизации и оптимизации, позволяющей быстрое и незаметное использование на объекте, его следует отнести к СТС». Но уже «стартовать» против Apple и iPhone (для которых девайс делается), убеждая, что это «нехорошая шпиониская штука) — будет не с руки. Кстати, на этот момент «имиджа производителя» я тоже делал ставку: обвинить одного из лидеров рынка в производстве СТС, не имея на руках заключения экспертизы — было бы крайне «стремно» и вызвало бы скандал. Потому наша «гебня» пошла по пути наименьшего сопротивления и без «умничания» написала то, что и должно было быть написано.

Поэтому, коллеги, настоятельно рекомендую использовать эту же схему для «легализации» новых и «сомнительных» приборов, которые «экспериментаторы» в погонах могут пытаться толковать, как СТС. Без «физического» наличия прибора эксперт не рискнет писать ничего «нехорошего» (а если напишет, то будет лишен лицензии, это я могу гарантировать, ибо такой наглости, как делать заключение без изучения предмета исследования, само государство не потерпит). Давая ответ «сия штука нехорошая», нужно дальше писать — «что установлено заключением номер 13 от 20-го марта сего года», а вот такого заключения и нету (да и быть не может).

Повторяю — при такой схеме СБУ поставлена в равноправное положение с обычным потребителем. И владеет такой же процессуальной свободой маневра, как и потребитель. Равные права дают равные возможности, лишающие шанса на процессуальную подлость и злоупотребление своим положением.

По крайней мере, при полученном ответе «ничего плохого сегодня сказать не можем» — можно надеяться на несостоятельность уголовного производства, если какой подлец его и задумает осуществить в отношении конкретного лица. Да и просто «попустит» экспериментаторов гадить на технический прогресс, изымая из оборота те или иные новинки и изобретения, от владения которыми вреда (самого по себе) быть не может никакого.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: