Чернобыльская зона: стройплощадка, туристическая «мекка» и «клондайк» для сборщиков металлолома

На ЧАЭС продолжают работать 3000 человек. В зоне отчуждения проживают около 200 самопоселенцев. По безлюдным лесам бродят браконьеры. А за последние 10 лет зону посетили более 10 000 туристов. Прошло 27 лет, как взорвалась атомная станция.

Несмотря на то, что станция не производит энергию с 15 декабря 2000 года, на ее территории продолжают работать почти три тысячи человек. В зоне отчуждения проживает около 200 самопоселенцев. По лесам бродят десятки браконьеров, которые охотятся на зверей, живущих на почти безлюдных территориях. А в последние 10 лет сюда начали возить туристические автобусы. Только за прошлый год зону отчуждения посетило более 10 тысяч туристов.

От Киева до главных ворот 30-километровой зоны отчуждения — КПП Дитятки — ехать всего полтора часа. Дорога отремонтирована лишь отдельными короткими отрезками. По всей трассе рабочие расчищают обочину от кустов и деревьев, нависших над проезжей частью. В некоторых местах проводят ремонт асфальта. Местные жители говорят, что таким образом транспортный коридор «Киев-Чернобыль» готовят к «нашествию» высокопоставленных чиновников в апреле. «Они ради одного дня все красят. А потом на год снова забывают о нас. Так и живем от апреля до апреля», — говорит Екатерина Полищук.

Каждые 15 минут к зоне отчуждения подъезжают грузовики со стройматериалами и автомобили работников зоны. У тех, кто направляется в опустошенный край, работники патрульной службы тщательным образом проверяют документы, пропуски и иногда багаж. И только после этого открывают шлагбаум.

У автомобилей, выезжающих с опасной территории, уровень радиации проверяют на колесах дозиметром, похожим на пылесос.

Дорога от КПП до города Чернобыля занимает 20 минут. В окнах — пейзажи, мало чем отличающиеся от пейзажей обычных покинутых сел: те же полуразвалившиеся домики, заросшие кустами улицы, полуразобранные колхозные сараи…

На кладбищах можно увидеть яркие пластиковые цветы. Ежегодно в поминальные дни в следующую неделю после Пасхи в зону отчуждения съезжаются люди со всей Украины, чтобы помянуть родных и свою малую родину.

 Фото Алексея Бреуса

В прошлом году над 4-М энергоблоком установили вторую (меньшую по размеру) вентиляционную трубу. она должна заменить старую, которая мешает установке новой арки / фото Николая ТИМЧЕНКО

Вот такие рисунки «на память» оставляют сталкеры, которые время от времени незаконно пробираются в зону отчуждения  / фото Николая ТИМЧЕНКО

Фотографы-любители, чтобы сделать картинку Припяти более эмоциональной, проводят небольшую «модернизацию» места: раскладывают игрушки на каруселях, переставляют предметы и даже вывешивают советские флаги  / фото Николая ТИМЧЕНКО

В большинстве сооружений Чернобыльской зоны и на контрольно-пропускных пунктах установлены специальные устройства по измерению уровня радиации у человека  / фото Николая ТИМЧЕНКО

Строительство нового саркофага обойдется в один млрд евро  / фото Николая ТИМЧЕНКО

УКРЫТИЕ ДЛЯ «УКРЫТИЯ»

Территория вокруг станции напоминает муравейник — суетятся строители, инспекторы и туристы.

Еще в 1986 году над четвертым энергоблоком в рекордный срок был построенный объект «Укрытия», который должен был помешать выбросам радиоактивных веществ в атмосферу. Строился быстро и достаточно «грубо», отмечают специалисты, потому-то сейчас в нем есть много трещин. Заместитель технического директора по безопасности ЧАЭС Александр Новиков объясняет: то, что было построено 20 лет тому назад, — это лучшее, что могли сделать на то время в условиях огромных доз радиации.

Бросается в глаза новенькая подпорная конструкция западной стены. Ее установили только в 2008 году. После взрыва наклонилась стена, на которую опирались две балки, державшие крышу. Если бы она упала, еще одна атомная катастрофа была бы неизбежна. Однако установленная в 2008 году подпорная конструкция может гарантировать безопасность лишь на 15 лет.

Чтобы не допустить повторения катастрофы, до октября 2015 года старый саркофаг планируют накрыть новой аркой высотой в 108 метров. Этот конфаймент (НБК) сооружает Совместное предприятие «Новарка», в составе которого французские компании Vinci и BOUYGUES, немецко-английская RWE-NUKEM, немецкая HOCHTIEF и украинские «Укрэнергобуд», «Фундамент», УкрНИИ Стальконструкция, Укрстальконструкция, Укрэнергомонтаж. 70% работ выполняют украинские работники.

При начальном проекте под аркой планировали установить подъемный кран, который должен был обеспечить демонтаж старого «Укрытия», конструкций четвертого энергоблока и изъятие радиоактивного топлива, разлившегося после взрыва в помещения корпуса. Но в течение последних лет проект неоднократно менялся, и на данный момент архитекторы все еще продумывают, как лучше вписать кран — сделать его козловым или прикрепить к потолку НБК. Загрязненные радиацией элементы после изъятия будут отправлять на специальный комплекс по хранению и переработки ядерных отходов «Вектор».

В 2014-м НАЧНУТ ЗАХОРОНЕНИЕ ЯДЕРНЫХ ОТХОДОВ

Первая часть «Вектора» уже построена, на данный момент планируют построить еще несколько корпусов. По словам министра экологии и природных ресурсов Олега Проскурякова на полную мощность комплекс должен заработать до конца 2014 года. А заместитель директора Центрального предприятия по обращению с радиоактивными отходами Юрий Рейхман утверждает, что первые радиоактивные отходы поступят сюда до конца года.

«В настоящий момент в зоне имеется свыше 800 могильников, куда в свое время прятали загрязненные вещества. Это могут быть и куски бетона, и здания, и деревья, и земля, и трава, и железо, и все что угодно. Кроме того, мы сюда будем завозить радиоактивные вещества с украинских предприятий, где их перерабатывают и хранят», — подчеркивает Рейхман.

При перевозке, заверяет Рейхман, будут применяться беспрецедентные средства безопасности. «Каждая машина будет сопровождаться из космоса, посекундно будет известно, где находится авто», — подчеркивает руководитель.

В настоящее время гигантские площади «Вектора» пустые. И журналистам только теоретически демонстрируют, как будут принимать и куда отправлять отходы.

В большом бетонном сооружении длиной больше 200 метров и высотой 7 метров есть 20 отсеков, куда в специальных сосудах будут загружать радиоактивные вещества, а затем заливать бетоном. Есть возможность захоронить более 50 тысяч кубометров отходов.

Вся ответственность во время этого процесса будет лежать на машинисте мостового крана Александре Демьяновском. Мужчина говорит, что не боится работать с радиоактивными веществами. Он работает в зоне уже свыше 20 лет. «Когда приехал сюда, еще боялся, а теперь уже нет. Тогда был 1992 год, страна разваливалась, вот и решил: приеду, заработаю денег — и домой. Потом понравилось, втянулся», — рассказывает Демьяновский. Он живет в Чернигове, но каждую неделю приезжает сюда на работу и вахтенным методом несколько дней живет в городе Чернобыле.

Мужчина рассказывает, что зарплата у него невысокая. «У меня шестой, самый высокий, разряд и зарплата до трех тысяч гривен. Со всеми доплатами, когда нам дают суточные и трансферты, выходит где-то 4700-4800. Но это — государственное предприятие, и ты знаешь, что тебя завтра не выгонят.

Вот все сейчас говорят, что должен быть эффективный хозяин. А эффективный владелец, который строит НБК, здесь всех так «обжигает» (работники получают сверх допустимой дозы облучения, — Авт.). Они работают в локальной зоне, то есть на четвертом блоке. Конечно, у них там намного больше гамма-фон. Постоянно набирают новых работников, обещают большие деньги, а те получают большую дозу радиации и их выгоняют», — рассказывает Демьяновский.

Для мониторинга уровня облучения каждый работник зоны отчуждения носит на груди черненький прямоугольный значок с цифрами, который является накопителем радиации. Он вбирает ее в себя столько, сколько и его хозяин. Таким образом, сравнивая с нормами, можно легко определить, большую ли дозу облучения получил работник.

КЛАДБИЩЕ ЗАГРЯЗНЕННОЙ ТЕХНИКИ СДАЛИ НА МЕТАЛЛОЛОМ

Но в «Вектор» попадут не все загрязненные материалы, которые были на территории Зоны. Многие, по-видимому, помнят картинки с «кладбищем» машин в Чернобыле. Там стояли трактора, пожарные машины, бронетранспортеры, вертолеты, которые принимали участие в непосредственной ликвидации катастрофы и строительстве объекта «Укрытие» в 1986 году. Работники Зоны отчуждения рассказывают, что теперь эту технику можно увидеть только на старых фотографиях.

«Там уже почти ничего не осталось. Еще с конца 90-х технику начали вывозить на металлолом. А на некоторых грузовиках снимали почти новые двигатели и пускали их на запчасти. Были заключены специальные контракты с частными фирмами, которые этим занимались. По договору они должны были бы перед продажей очистить эту технику от радиации», — рассказывает «Дню» работник Зоны, который пожелал не называть фамилию.

Сделать такие манипуляции с другим колоссально привлекательным в плане «металлолома» объектом, который стоит в лесу в 6 километрах от станции, пока не могут. Радиолокационная станция для раннего выявления запусков межконтинентальных баллистических ракет «Дуга-3» состоит из двух решетчатых антенн: площадь первой равна 10 футбольным полям, размеры второй — 90 на 230 метров. Таких комплексов в СССР было всего три.

И чернобыльский — единственный, который сохранился до сегодняшних дней — другие уничтожили. Говорят, что строительство этого объекта обошлось тогда УССР почти в 1,5 миллиарда долларов. Это, к слову, вдвое дороже, чем строительство Чернобыльской АЭС. Работники Зоны говорят, что станция сохранилась только из-за того, что нет возможности ее разобрать. «С нее срезали определенные металлические элементы. Для того чтобы разобрать станцию, нужно опустить ее на землю, подорвав в основе. Но такие подрывные действия проводить запрещено в зоне отчуждения», — рассказал работник Зоны.

РАДИАЦИОННЫЙ ФОН ОКОЛО СТАНЦИИ — КАК В САМОЛЕТЕ

Пока что еще Зона отчуждения — это два контура колючего провода вдоль условных кругов радиусом 30 и 10 километров. Однако в Госагентстве по управлению Зоной не исключают возможность изменения статуса зон (их на сегодня — четыре). Например, Зону усиленного контроля можно уже определять как Зону добровольного выселения.

Экология понемногу восстанавливается. За последние 27 лет благодаря процессам естественного распада химических элементов, во многих местах снизился радиационный фон. В среднем в Припяти фон 200 микрорентген в час, правда, в отдельных точках, особенно в парке развлечений, эта отметка поднимается до 700 мР/час. И это при норме в 12 мР/час. Уровень радиации в 300 метрах от четвертого энергоблока в двадцать раз превышает норму.

«Это не намного выше уровня радиации в салоне самолета, который летит на высоте в 10 тысяч метров. По траве я не советую ходить. Значительно «чище» — на асфальте. Он прошел дезактивационные мероприятия», — рассказывает заместитель председателя Госагентства по управлению зоной отчуждения Василий Махно.

Автор: Виталий СЕЛИК,  «День»

 

Читайте также: