Киевская мерия: как «правильно» истреблять беспризорных собак (документы)

И опять мы вынуждены возвращаться к теме беспризорных домашних животных — особенно собак — в мегаполисах Украины. Точнее, к теме необходимости уменьшения их численности наиболее эффективными, экономически обоснованными и последовательными методами. Рассмотрим печальные «опыты» Киевской мэрии.

В который раз заметим, что решение данного вопроса, несмотря на всю его простоту, в Украине крайне усложнено искусственным путем, с привлечением человеконенавистической идеологии, откровенного фашизма, сектантских веяний и извращенных прохиндейских концепций о псевдогуманизме и т. н. псинобесии. 

Вся идеологическая подоплека делается ради получения материальной выгоды и «дерибана» коммунальных и бюджетных средств.

Решить проблему беспризорных собак возможно раз и навсегда, затратив (по масштабам столицы Украины) около недели времени и несколько десятков (максимум — сотен) тысяч гривен, однако власти предпочитают не решИть, а решАть (точнее, делать видимость решАния) проблемы, растягивая процесс на долгие годы и тратя на него десятки миллионов гривен при отсутствии перспектив для окончательного разрешения проблемы.

«Ситуация в Киеве стремительно меняется в худшую сторону с каждым годом. К сожалению, разработанная в 2011 году программа «Киев Спортивный» не была внедрена в полной мере. На этом обогатились высокопоставленные лица, а проблема оставалась неразрешенной», — отметил заместитель главы Комитета ВР по вопросам строительства, градостроительства, жилищьно-комунального хозяйства и региональной политики Валерий Ищенко.

Необходимо защищать, возрождать и отстраивать объекты спортивной инфраструктуры столицы

Сегодня мы расскажем еще об одном интересном и показательном случае, иллюстрирующем всю истинную идеологию псинозащитников и их приспешников.

Итак, в центре города Киева, а именно — во дворе школы № 94 «Еллада» на улице Ольгинской и около выхода со станции метро «Крещатик» на улицу Институтскую долгое время (считайте, постоянно) находилась стая одичавших беспризорных собак. Периодически они обходили территорию мимо Октябрьского дворца до Майдана независимости, мимо Нацбанка к Верховной Раде, спускались к театру Франка и доходили аж до Администрации Президента, «тусовались» по улицам Заньковецкой, Лютеранской, Городецкого. Стая подкармливалась свихнувшимися на почве собаколюбия маргинальными личностями, которые собирали объедки с ближайших помоек и разносили сваренные помои по местам кормежки. Периодически собираясь на шабаши, именуемые митингами зоозащитных организаций и развлекая публику зрелищами с попытками пронести полуразложившиеся трупы собак в Кабинет Министров Украины.

Собаки постепенно захватили территорию кормежки, стали считать ее «своей», начав даже теснить и «щемить» своих защитников-собаколюбителей, периодически нападая на своих «хозяев».

И администрация метрополитена, и администрация школы обратились в КП «Приют для животных» (контора, ведающая отловом собак в Киеве) с предложениями убрать «друзей человека»:

 

Тексты писем говорят сами за себя и сводятся к следующим тезисам: собаки представляют угрозу для людей, бросаются на прохожих, учащихся школы и пассажиров метрополитена, всячески мешают, нахождение их в центре города является непреемлемым, убрать их следует немедленно, раз и навсегда.

«Поломавшись» для вида и набив себе цену (о «цене вопроса» чуть попозже) КП «Приют для животных» приехало и в несколько этапов изловило всех собак в округе. Основная «зачистка» произошла в конце 2012 года, когда, в частности, на территории школы было изловлено 5 собак и на территории метрополитена — аналогичное количество.

При этом удивительным образом и мерия, и КП «Приют для животных» проигнорировали нафантазированный ими же «универсальный биологический закон», согласно которого всех собак отлавливать нельзя, потому как на их место придут другие, и вообще, собачья моча очень благотворно действует на окружающую экологическую обстановку, отпугивая крыс.

Вопреки упомянутому «универсальному биологическому закону», территория «зачистки» не наполнилась полчищами «чужих» собак и крыс. И сегодня собаки на указанном месте по факту отсутствуют, в чем можно убедится самолично и о чем даже официально поведал Печерский райотдел милиции:

 

 

Но меня одолевали серьезные сомнения по поводу «универсального биологического закона», запрещающего немедленное, окончательное и быстрое (в течении недели) решение вопроса с беспризорными собаками в Киеве. Если такой закон существует, то он универсален везде. «Переживая» за судьбу беспризорных собак, которых столь резко убрали из центра города и тем самим поставили под угрозу жизнь и здоровье жителей Киева и особенно чиновников, обитающих в помещениях Киевского городского совета и мерии, Верховной Рады, Нацбанка, Администрации Президента, я решил, как честный и сознательный гражданин, подать иск с понуждением вернуть собак на место обитания (экология и безопасность людей на первом месте, особенно с учетом «универсального биологического закона о пользе собачьего дерьма»).

Правда, в душе я ну очень сомневался, что из этой затеи что-то получится и суд внемлет моим доводам и возврате стай диких собак в естественное место обитания, то есть, к станции метро и к школе.

Чего-то мне казалось, что «гумманистические» побуждения собаколюбителей возрастают в обратной прогрессии по правилам «бездомных собак мы любим на расстоянии, чем оно больше — тем любовь сильнее». По непонятному парадоксу, чиновники почему-то не желают осветить своим гуманизмом бездомных собак, пристроив их у себя в приемных и коттеджных городках, ратуя за распространение диких стай в отдаленных «спальных» и рабочих районах. Именно там, по мнению чиновников, местное население прямо таки испытывает чувство комфорта, слыша ночами лай собачьего многоголосья, а утром, выходя из подъезда на работу либо вступая в собачье дерьмо, либо оказываясь объектом атак диких шакалов, посчитавших подъезд дома «своей территорией». Как-то непонятно проявляется близость власти и народа…

Ну, продолжим нашу детективную историю. Я попытался впечатлить Подольский районный суд письмами мерии о пользе собачьего дерьма для окружающей среды, но в суде меня постигло жестокое разочарование- в иске мне было отказано, по одной простой причине: оказывается, после того, как собаки были отловлены, их простерилизовали (лишили репродуктивной функции), провакцинировали и вернули под опеку школы и метрополитена, с радостью принявших внезапно подобревших зверушек в свои теплые объятия. Очевидно, после проведенных процедур собаки перестали бросаться на людей и вообще перестали хотеть кушать и защищать территорию (а именно отсюда происходит агрессия у животных) и даже, видимо, стали помогать уборке метрополитена, перестав пугать учеников и пассажиров. То есть, была «выполнена» т. н. программа ОСВ (отлов-стерилизация-возврат).

Решение приведено выше полностью, кроме того, оно доступно в реестре судебных решений.

Короче, и школа и метрополитен взяли собак под опеку души в них не чают, кардинально изменив свою позицию о их недопустимости и опасности.

Данное обстоятельство меня слегка смутило и заставило поставить доводы решения суда под сомнение. К тому же, опекунство предполагает наличие записей в установленном киевской мерией реестре опекунов, наличие финансирования затрат на собак, наличие специально обученных людей, ресурсов, в конце концов наличие в уставных (учредительных) документах и положениях нормативных актов, позволяющих и школе и метрополитену заниматься опекой животных.

Спустя несколько дней я получил потрясающий документ из школы:

 

Школа категорически (!) отвергла свою причастность к приему собак от КП «Приют для животных» под опеку обратно, возразив, что предоставленные акты приема-передачи собак никогда не подписывались школой, а штампы школы на актах были изготовлены существенно позже, нежели акты датированы. То есть, предоставленные коммунальщиками в суд документы о возврате собак в среду обитания — поддельные (фальшивые). Школа не забыла упомянуть, что подобный бред, как возврат собак под опеку даже в голову не мог придти разумным людям, поскольку противоречит всем существующим законам.

Аналогичное письмо было получено и из метрополитена, чиновники которого также удивились такому обороту событий и установленной судом причастности к правоотношениям, о которых и помыслить не могли:

И вот здесь кроется вся разгадка схемы, которая реализуется мерией Киева совместно с КП «Приют для животных».

Итак, ни одному чиновнику мерии или КП, которому дорога не только карьера, но и жизнь, в голову бы не пришла идея возвращать стаю диких собак в центр города, непосредственно возле административных зданий высших должностных лиц государства. За это в советские времена не только партбилет можно было бы на стол положить, но и оказаться в тюрьме (а в определенные времена — быть расстрелянным) по обвинению во вредительстве и попытке совершить террористический акт в отношении высших должностных лиц государства.

Да и все трезво понимают, что делать стаям диких собак на улицах нечего (кстати, именно по причине несбалансированности деятельности органов госвласти и нежелания решать проблемы с беспризорными животными рядовые люди вынуждены истреблять собак самостоятельно, травя последних изониазидом и гидрохиноном (рецептов масса), наравне с крысами, которые в биологическом и правовом плане друг от друга не отличаются ничем. Движение «очистим город своими руками» даже получило название догхантинг и именно благодаря последнему — поголовье собак в спальных районах не развилось до критической черты.

Но с другой стороны по разумению шустрых киевских чиновников, желающих и рыбку съесть и на трамвае покататься, согласно задекларированной под влиянием десятка-другого выживших из ума бабулек-инвалидш и иностранныхми проходимцев-псинобесов с фашистскими наклонностя полезности программы «ОСВ» типа как бы «вернуть» собак надо, и тем более, если под это дело можно «срубить» денег.

Коммунальщики банально подделали документы школы и метрополитена о том, что собак «вернули», списав под это дело из бюджета по несколько тысяч гривен в каждом конкретном случае (транспортные расходы по выездам за собаками их перевозкам и возвратам, работу ловцов, работу ветеринаров, лекарства и затраты на стерилизацию, питание, коммунальные услуги и пр.). На каждую собаку было «затрачено» (списано из бюджета) по нескольку тысяч гривен. Но поскольку было известно еще в момент отлова, что никто их брать назад не будет и все эти стерилизации и прочая «лобуда» смысла имеют не больше, нежели мелирование хвостов и педикюр — собак умертвили еще на стадии отлова.

Так просто технически удобно. Попробуйте догнать словить петлей дикую собаку в кустах и на косогорах в указанном месте, это очевидно забавнейшее и неэффективное занятие, технически невозможное. Она будет метаться по кустам, выскакивать на дорогу и сбежит, хорошо если не спровоцирует ДТП и не покусает прохожих.

Да и учтите возможные эксцессы в виде бросания под машину впечатлительных собаколюбителей, которые будут истошно орать «они ни в чем не виноватые, у них есть права, отпустите, живодеры, желаем вашим детям так умереть…». Зачем эти вопли и эксцессы, если можно тихонько и красиво отстрелить собаку шприцом или покормить ливерной колбасой с изониазидом? Да и если отловить шакала весом как сам "ловец«— то живая собака в машине занимает много места, она мечется, лает, может укусить, сбежать… А мертвых собак складировать можно штабелями, все цивильно, аккуратно…

А еще забавнее, кстати, выпускать стаю собак «на предыдущее место», от которого они отвыкли (вообще это называется «выбрасывать на улицу», что пропогандируют псинобесы, тут же обвиняя всех, кроме себя, в том что «собак на улице много, потому что их выбросили». Конечно, выбросили, и мы даже знаем кто, именно те, кто громче всего кричит о жестокости и негуманизме. Так вот, если собак возвращать (то есть, выгонять) на улицу, то с диким лаем, не понимая происходящего и потеряв ориентацию и ориентиры, псы начинают метаться по всей округе, создавая движение сродни броуновскому и немало веселя прохожих.

Потому, КП «Приют для животных», понимая все бесперспективность и бездумность возврата собак уже в момент их отлова их умертвило. При чем вины в этом у коммунальщиков никакой — именно такие правила и устанавливает закон в поведении с бродячими собаками. Жесткие, но необходимые, равно как и эффективные.

Но вот «тырить» деньги, оперируя поддельными документами (до чего опустились коммунальщики) — это уже преступление, и за него придется отвечать. Школа и метрополитен до сих пор находятся в шоке, еще не осознавая всех рисков от того, какие последствия для них может иметь судебное решение, установившее факт «опекунства». По такому решению, например, любой покусанный гражданин имеет права выставить претензию о возмещении ущерба, причиненного безалаберностью опекунов и бесконтрольностью подопечных.

В некоторых случаях, по имеющейся у нас информации, коммунальщики «ломаются» и не желают выезжать на отлов под разными «отмазками». В письме школы, например, описано количество вызовов и просьб убрать собак, на которые коммунальщики не реагировали, желая «поторговаться». При этом следует учесть, что место непростое, рядом Администрация Президента, к которой собаки наведывались регулярно, «волынить» с отловом было небезопасно… Можно только предполагать, каких затрат (даже прямых взяток) будет стоить реализация через КП «Приют для животных» заявки на отлов от имени ЖЕКа в спальном районе или от имени предприятия на задворках промзоны, атакуемых стаями бродячих псов…

В подобных условиях самостоятельно решение проблемы путем популяризации догхантинга — единственно возможное, оправданное и разумное. Отравление собаки с помощью изониазида — это два часа времени после «кормление» в совокупности с тремя гривнами себестоимости изониазида (гидрохинона) и ливерной колбасы. Быстро, дешево, эффективно и крайне гуманно для всех, как для тех же побирающихся в голоде и холоде на улице несчастных собак (ставших поводом для «торгов» и воровства денег) так и для атакуемых ими людей.

Предметом торгов между чиновниками и представителями КП «Приют для животных» было подписание актов (иных документов) как об отлове собак, так и об их возврате. Если собак в определенном месте пять — то можно «убедить» подписать отлов и десяти (кто их считает), одновременно с актом «всех собак приняли назад, будем опекать». Дальше осталось провести все затраты по бухгалтерии, списав на все процедуры (особо упоротыми фантазерами в плане кражи бюджетных денег даже предполагается устанавливать GPSы на каждую отловленную собаку и следить за их миграциями с использованием сложнейшего оборудования миллионной стоимости, которое позволяет «развернуться»).

Вывод один: необходимо всем вместе трезво посмотреть на ситуацию, прекратить заниматься воровством денег и распространением двойных стандартов, сплавляя зубастый и лающий биомусор в спальные районы (в которых уже назрела революционная ситуация) и решить проблему раз и навсегда на засадах здравого смысла и закона.

Собаки представляют системную всестороннюю опасность и быть их на улицах не должно, безо всяких дискуссий и поддержаний разговоров зоошарлатанов про гумманизм (в реале мы видим, чем он заканчивается: банальным воровством денег, правда, совокупно с достигнутым результатом (немедленным умерщвлением собак еще на стадии отлова, что в принципе есть хорошо).

Как альтернативу — «собаколюбивым» чиновникам предлагаем личным примером доказать свою мнимую любовь к собакам — установлением и организацией охранных зон для собак в пределах своих кабинетов и приемных, входов в административные здания, коттеджных городков и элитных поселков. Любовь — она для всех равна, без искривлений и извращений, она на расстоянии быть не может, ее надо прочувствовать, ощутив (наравне с жителями спальных районов и пригородов) всю «прелесть» собачьего лая по ночам, куч дерьма и риска каждую минуту оказаться загрызенным одичавшим животным, который для человека «друг», но человек для которого — несколько десятков килограмм вкусного и доступного мяса и конкурент за место проживания.

Только умалишенные могут в подобных условиях рассказывать о равенстве и братстве людей и диких псов. И только последние предатели, трусы, подонки и извращенцы могут сравнивать жизнь людей и жизнь диких собак, выводя алгоритмы в пользу последних. 

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: