Гуманный украинский суд: три года за расстрел и побег с места преступления

«Ну и что с того, что я в тебя стрелял? Я работаю в милиции, мне ничего за это не будет!» В Киеве вынесли приговор 42-летнему майору милиции, избившему и расстрелявшему человека, на которого сам же чуть не наехал на своей машине. Бывший правоохранитель получил три года лишения свободы.

— Просто невероятно, что я остался жив, — говорит 26-летний киевлянин Андрей. — Обследовав меня, врач скорой помощи удивился: «Пуля прошла в нескольких сантиметрах от сонной артерии. Да вы родились в рубашке!» Правда, смысл сказанного я понял позже. Истекая кровью, чувствовал, что вот-вот потеряю сознание. «Кто это с вами сделал? — ужаснулись врачи. — За что можно было так изувечить человека?» И не поверили, когда я сказал, что стрелял человек, который чуть не сбил меня на своей машине.

«Водитель «Хюндая« несколько раз ударил меня рукояткой пистолета по голове»

ЧП случилось в апреле прошлого года в Святошинском районе Киева. Около десяти часов вечера жители многоэтажки услышали странные хлопки.

— Это было похоже на взрыв петарды, — вспоминал на суде житель одной из многоэтажек Александр. — Выглянув в окно, я увидел на улице двоих мужчин. У одного из них в руке был пистолет, он громко кричал и несколько раз ударил второго по голове. Потом начал стрелять. Выстрелов было как минимум пять. Второй мужчина даже не успел ничего предпринять. После того как прогремели выстрелы, у раненого подкосились ноги. Он согнулся, но не упал. Кто-то на улице громко закричал. А мужчина, державший в руке пистолет, огляделся по сторонам, быстро сел в машину и уехал. «Человека расстреляли! — закричал кто-то из прохожих. — Быстрее, помогите ему!» Из дома выбежали соседи. Я начал звонить в милицию.

— В тот момент я уже плохо понимал, что происходит, — вспоминает потерпевший Андрей. — Перед глазами все плыло. Слышал разговоры людей, но не понимал, о чем они — голоса отдавались эхом. Тем не менее после того, как мне оказали первую помощь, я смог рассказать сотрудникам милиции, что случилось. Но тогда я еще не знал, что стрелявший в меня человек работает в милиции.

По словам Андрея, все началось с того, что его чуть не сбил автомобиль.

— Я шел по двору вдоль припаркованных машин, — рассказывает Андрей. — Как вдруг водитель джипа «Хюндай» резко сдал назад и чуть было на меня не наехал. Отскочив в сторону, я закричал: «Осторожно! Смотри, куда едешь!» — и хлопнул рукой по заднему стеклу машины. «Хюндай» остановился. «Что, придурок, права качаешь? — опустив стекло, закричал водитель. — Совсем оборзел?» «Это ты оборзел! — я тоже не собирался молчать.

 — Ты чуть меня не задавил!» Водитель джипа заматерился. Я понял, что продолжать спор бесполезно, и пошел дальше. «Хюндай» стоял на месте, водитель продолжал выкрикивать оскорбления. А когда я отошел метров на десять, услышал несколько хлопков. Быстро обернулся и понял, что водитель «Хюндая»… в меня стреляет! Вернее, уже выстрелил и продолжает кричать. «Он попал в меня или нет? — подумал я. — Если да, то почему я не чувствую боли?»

Дальше все было как в тумане. Растерявшись, я решил, что нужно бежать. Водитель «Хюндая» подбежал ко мне: «Что, придурок, и дальше будешь возникать?! Так получай!» После чего несколько раз ударил рукояткой пистолета по голове. Я попытался его оттолкнуть, он порвал капюшон моей куртки. И еще раз нанес удар по голове. В тот момент я почувствовал, что голова разбита. По лицу потекла кровь.

Я понимал, что нужно что-то делать: звать на помощь или убегать. Но не мог сдвинуться с места. А водитель «Хюндая», отступив на несколько шагов, опять направил на меня пистолет и открыл стрельбу. Я почувствовал, как пули попали в плечо и в шею. Начал закрываться руками. Все произошло за несколько секунд, но для меня это было как в замедленной съемке.

Еще несколько раз выстрелив в мою сторону, озверевший мужчина вернулся в машину. «Он сейчас уедет, и я ничего никому не докажу, — мелькнула мысль. — Нужно что-то делать». Достав дрожащими руками из кармана телефон, я несколько раз сфотографировал джип. Фотографии получились смазанные и нечеткие, но я смог заснять номер автомобиля.

«Не пиши заявление, — сказал майор. — Все равно не поможет»

— Как только «Хюндай» уехал, ко мне подбежали люди, — продолжает Андрей. — Это были жители дома, под окнами которого все случилось. «Скорую» мы уже вызвали, — сообщила какая-то женщина и, рассмотрев меня в темноте, закричала: «Ой, мамочки! И как он еще на ногах стоит?!» Друг, которому я тут же позвонил, потом рассказывал, что зрелище действительно было жутким — я был весь в крови. Воротник рубашки можно было отжимать… Спас толстый капюшон — в него попало четыре пули. Остальные угодили в шею, в голову (как написано в медицинском заключении, в лобно-височную часть), в спину и в правое бедро.

Врачи потом сказали, что мне невероятно повезло — преступник стрелял в голову и запросто мог убить. В больнице меня тут же положили на операционный стол. Окончательно пришел в себя только ночью, когда пули уже изъяли. К счастью, они не задели жизненно важных органов. Кроме огнестрельных ранений, врачи констатировали у меня открытую черепно-мозговую травму и сильный ушиб головного мозга.

Фотографию машины своего обидчика Андрей тут же передал правоохранителям. На следующий день пострадавший мужчина узнал, что в него стрелял милиционер.

— Об этом сообщили друзья, — говорит Андрей. — Самым ужасным было то, что я даже не удивился. Не раз читал о подобных случаях — чаще всего так нагло ведут себя или мажоры, или правоохранители. Позже следователь, который занимался моим делом, подтвердил: в меня действительно стрелял 42-летний майор милиции. И не рядовой сотрудник, а начальник линейного пункта милиции на железнодорожной станции «Клавдиево» Киевской области.

Он и не отрицал, что стрелял. А через несколько дней вместе с адвокатом пришел ко мне в больницу. Даже не извинившись, с ходу заявил: «Случилось то, что случилось. Ну и что с того, что я в тебя стрелял? Мы просто… не поняли друг друга. Но я работаю в милиции, а значит, мне ничего за это не будет. Давай договоримся как нормальные люди». Я спросил, что в его понятии значит «договориться». Извинений так и не услышал. «В смысле, не пиши заявление, — сказал майор. — Все равно не поможет. Просто не надо создавать лишних проблем. А я дам денег на лекарства». Я на такие условия не согласился. Следующий раз мы встретились уже в суде.

Несколько месяцев Андрей лечился. Передвигаться мог только на костылях. А последствия тяжелой черепно-мозговой травмы ощущает до сих пор.

— Не помню дня, когда бы у меня не болела голова, — сетует Андрей. — Время от времени случаются головокружения, обмороки. Не могу долго читать книгу — начинаются головные боли. Только недавно перестал хромать. Хотя раньше я был абсолютно здоров. Выдерживать длинные судебные заседания тоже было непросто. Помня предупреждение врачей о том, что мне нельзя нервничать, я старался даже не смотреть в сторону милиционера. Он, кстати, заявил, что не считает себя виновным, и попросил его оправдать.

— Все было совсем не так, как здесь рассказывают, — заявил на суде бывший майор. — Я ни на кого не нападал! В тот вечер в моей машине сидели жена и дочь. Не успел я завести автомобиль, как подбежал какой-то мужчина и начал бить руками по стеклу. Зачем, не знаю — наверное, он был пьян. Я сделал ему замечание, но мужчина не отреагировал и продолжал бить мою машину. Потом он начал угрожать. Я понял, что нужно обороняться, и вынужден был достать пистолет. Предупредил незнакомца, что буду стрелять. Тогда он на меня буквально набросился, схватил за руку, в которой был пистолет, и стал бить. Я несколько раз выстрелил. Куда попали пули, не знаю. Я только оборонялся.

Впрочем, слова подсудимого опровергли свидетели. Жители многоэтажки, которые видели произошедшее из окон, заявили в суде: потерпевший на вооруженного водителя «Хюндая» не нападал. Суд вынес приговор. Бывший милиционер (он был уволен из органов внутренних дел сразу после ЧП) получил три года лишения свободы.

— Однако гособвинитель приговором не удовлетворен, — сообщил «ФАКТАМ» пресс-секретарь Святошинской районной прокуратуры Киева Сергей Босак. — Учитывая то, что бывший милиционер совершил дерзкое преступление, прокуратура готовит апелляцию и будет настаивать на более суровом наказании. Вина подсудимого подтверждается показаниями свидетелей и результатами экспертиз. Его взяли под стражу прямо в зале суда. Кроме того, суд лишил его звания майор милиции.

Будет ли бывший милиционер подавать апелляцию, пока не известно. Андрея приговор суда удовлетворил.

— Честно говоря, я не верил, что ему дадут реальный срок, — говорит Андрей. — Часто слышу, что сотрудники правоохранительных органов, совершив вопиющие преступления, остаются безнаказанными или получают условный срок. К счастью, не в этот раз. На компенсацию ущерба я не рассчитываю. То, что милиционера, который чуть меня не убил, наказали — уже результат. Сейчас хочется окончательно выздороветь и просто забыть о случившемся.

Автор: Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

Читайте также: