Странная история: мальчика, избитого на глазах свидетелей, врачи отказываются лечить, а милиция — за

Жительница Бахчисарай­ского района, защищая своего сына, столкнулась сразу с двумя системами: милицейской и здравоохранения. Правда, ее попытки бороться с ними пока еще ни к чему не привели. Почему ни правоохранители, ни медработники не хотят помочь подростку, пострадавшему от нападения хулиганов

«Мам, они меня убьют…»

Елена Доброневская — человек упрямый и уже привыкла бороться с трудностями, которые, похоже, не оставляют ее семью долгое время. Елена сама воспитывает четверых детей, и рассчитывать ей не на кого. Настолько не на кого, что живет она с детьми в полуразрушенном доме, восстанавливать который, увы, некому.

Хотя, если бы это была одна беда, Лена, наверное, не слишком и жаловалась бы. Но как-то одномоментно на нее свалились (помимо полуразрушенного дома) и собственная болезнь, и нападение подростков-хулиганов на ее 15-летнего сына.

Случилось это 15 декабря. В тот день Елена в очередной раз отправилась в больницу. Ее сына Володю на улице встретил давний недруг З., который, по заверениям женщины, не дает мальчику проходу уже много лет, нападает на него и на улице, и в школе (там З. хорошо известен как местный дебошир). И сколько Лена ни жаловалась и директору школы, и родственникам хулигана — ничего не помогало, нет управы на подростка. А на этот раз неуправляемый подросток З. был еще и со своим неадекватным товарищем 23 лет.

Володю они встретили на улице. Первым напал давний недруг. Били мальчика на глазах свидетелей, которые почему-то не вмешались. Потом хулиганы оттащили ребенка в клуб, где продолжали издеваться. Держали мальчишку по щиколотки в ледяной воде в ближайшем водостоке. Мало того, с телефона Володи звонили его маме, чтобы она слышала крики сына, который просил: «Мам, приезжай быстрей, они меня убьют…»

Спасла Володю продавец магазина. Когда экзекуция закончилась, забрала мальчика, избитого и мокрого, в подсобку, пыталась согреть и переодеть. Потом рассказывала, что с него буквально лились струи ледяной воды. Вызвали «скорую», подоспела и встревоженная Елена. Увидев синего и трясущегося сына, сама чуть сознание не потеряла. Врачи сказали, что у Володи шок, и забрали его в больницу Бахчисарая. Там дежурный доктор в девять вечера осмотрел подростка, сделал снимки, за которые потребовали

40 гривен. Вот тут и началось! Денег у Елены не было вообще. И тогда доктор, как рассказала женщина, отказался описывать снимки и предложил лечить избитого сына по месту жительства — в сельской амбулатории: мол, так вам будет дешевле, если платить нечем. В общем, в госпитализации ребенка отказал, от чего даже работники «скорой» были в шоке — Володя находился в довольно тяжелом состоянии. Уже позже выяснится, что на теле мальчика 25 ударов, повреждена барабанная перепонка, смещен нос, гематомы и ссадины на позвоночнике и следы удушья. Кстати, от ударов в челюсть у него даже несколько пломб из зубов вылетело.

Заключение докторов: здоров

В общем, «скорая» довезла Елену с сыном до села, а дальше они пошли пешком (!).

Дома мальчику стало только хуже: всю ночь он бредил, говорил, что его все равно убьют. Утром встал, но упал от жуткой боли в спине. Лена кое-как подняла сына, и они поехали в сельскую амбулаторию. Там их спросили, почему ребенка не госпитализировали, и, услышав, что не было денег, направили… к участковому врачу. Елена растерялась. Что делать? Ведь пешком в больницу в Почтовое им с сыном не дойти. Наконец попали к хирургу, который описал все травмы мальчика.

А тут вдруг и сама Лена потеряла сознание — все это время она должна была лежать и лечиться в больнице, но не взяли и ее, и все из-за отсутствия денег: выписали уколы, которые женщина вынуждена была делать себе сама. В итоге привели маму в чувство, и оба они, больные, обессиленные, отправились… домой. Всю ночь мальчик бредил, а утром они опять поехали в больницу. Им дали направление в поликлинику Бахчисарайской ЦРБ (где раньше им в госпитализации отказали), чтобы прошли несколько врачей перед тем, как положить подростка в стационар. А врачи вдруг решили: «Ваш мальчик… совершенно здоров».

Елена в шоке идет к заведующему поликлиникой, он звонит в отделение травматологии, и избитый подросток наконец оказывается на больничной койке. 19 декабря, спустя четыре дня после нападения, у ребенка обнаружились и воспаление легких, и бронхит, и цистит от долгого стояния в ледяной воде, и сотрясение мозга, и ушиб позвоночника.

Назначили несколько обследований, после чего подростка было решено выписать с заключением: здоров и в лечении не нуждается. Зато мальчишку поставили на учет у психиатра. Лена с заявлениями о несогласии с такой выпиской обратилась и к завотделением, и к главврачу — мол, Володю вообще толком не лечили, только окулист и консультировал. Да еще и снимки отказались выдать — сказали, что потеряли где-то. Но когда женщина заявила, что поедет жаловаться в Минздрав, снимки как-то быстренько нашлись. А вот нелеченные заболевания подростка к тому времени успели стать хроническими.

Елена обратилась в детскую больницу в Симферополе, на улице Титова. Ей пообещали мальчика вылечить, пусть только привезет направление — и сразу положат. Но вот бахчисарайские медики категоричны: подросток здоровее всех здоровых — и баста! А что лечился в их больнице, так это «легли в больницу по собственному (?!) желанию». Добавим, еще и не платили за бесплатное пока в стране лечение — ну нечем Елене оказывать больнице «благотворительную помощь», у нее четверо детей.

В общем, подростка, оказавшегося в больнице «по собственному желанию», по настоянию мамы пока лечат в Бахчисарае. Но каждый день готовы выписать с заключением «здоров», поэтому Лена ежедневно у Володи в больнице, сидит с ним в палате и ждет, когда их направят на лечение в Симферополь.

За все платить?

А как же виновники избиения и уголовное дело, поначалу возбужденное по части 2 статьи 125 УК, карающей за нанесение легких телесных повреждений? Виновники чувствуют себя хорошо и вполне безнаказанно, а вот уголовное дело, квалифицирующее побои, нанесенные подростку, как легкие (никакой экспертизы не было — мальчик-то «здоров»!), вообще закрыто. Ни тебе штрафов или общественных работ для хулиганов. Следователь вообще никого не вызывал и не опрашивал — ни свидетелей, ни потерпевшего, ни подозреваемых. То ли некогда ему такими мелочами заниматься, то ли совсем потерял страх перед прокуратурой, куда Елена отправила свое заявление.

Странная история, не правда ли? Мальчика, избитого на глазах многих свидетелей, врачи отказываются лечить, а милиционеры — защищать. Неужели им всем теперь нужно платить за исполнение их служебных обязанностей? Одному оплатить применение нормы закона, а другим — исполнение клятвы Гиппократа?

Впрочем, Елена считает, что во всем виноват «национальный вопрос» — и хулиганы, и дежурный врач, и правоохранитель являются представителями одной национальности, умеющими договариваться со «своими».

Все — в суд!

Когда верстался номер, Елена Доброневская таки получила ответ из прокуратуры на свою жалобу на бездействие милиции. К ее удивлению, в ответе было сказано, что… она сама, дескать, и виновата. Мол, вам же дали направление на судмедэкспертизу, а ваш сын не явился. Но Елена в глаза такого направления не видела, а избитый сын все это время лежит в больнице.

Далее надзорное ведомство в связи с закрытием дела предлагает ей в частном порядке обратиться в суд, поскольку «уголовное производство о правонарушении, предусмотренном статьей 125 УК Украины, является делом частного обвинения». В том же суде прокуратура предлагает Елене обжаловать и постановление следователя о закрытии уголовного дела. В общем — все в суд. А вот прокуратура тогда зачем?

Автор: Ванда ЯЗВИЦКАЯ,  «Крымский ТелеграфЪ» № 266

Читайте также: