ДЕЛО ШКРИБЛЯКА: СЛЕДСТВИЕ ОКОНЧЕНО. ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ. ЧАСТЬ 2

Напомним, 30 марта 2002 года, на следующий день после убийства вице-губернатора и одного из фаворитов предвыборной компании по Надвирнянскому округу, Ивано-Франковская областная прокуратура возбудила уголовное дело по террористическому акту.Почему столь жесткая квалификацию? Прокурор области Юрий Юрченко объясняет так: «Убийство Николая Шрибляка вызвало огромный резонанс в области. Был нарушен общественный порядок и сорваны выборы по 9 избирательных участках. Люди были шокированы, напуганы и не пошли голосовать».

Не стану напоминать о грандиозной информационной компании, развернувшейся после убийства кандидата в народные депутаты и о массовых призывах игнорировать выборы. Все. Проехали. Однако, по версии следствия, именно кресло парламентария стало мотивом преступления. А раз так, получается, что «заказчик» (если угодно, организатор) меньше всех был заинтересован в срыве выборов. Так почему теракт, а не, к примеру, умышленное убийство по предварительному сговору группой лиц? Но оставим юридическую казуистику Верховному суду Украины, куда адвокаты осужденного к пожизненному заключению Игоря Тимчука уже подали кассационную жалобу.

Вернемся к прокуратуре. По прошествии двух лет там утверждают, что одно из самых громких преступлений в независимой Украине раскрыто: следствие установило личности всех четверых, причастных к расстрелу Шкрибляка. Двое из них уже осуждены, остальные – пока в розыске. Со слов прокурора области дело было так. Местному проходимцу Т. (видимо, речь идет о бизнесмене Игоре Тимчуке), против которого расследовалось уголовное дело, очень захотелось стать народным депутатом. Был придуман специальный план, ибо в честной борьбе шансы Т. были равны нулю. Очень уж сильны были конкуренты – кандидат от СДПУ (О) вице-губернатор Николай Шкрибляк и Роман Зварыч, поддерживаемый весьма популярной в западном регионе «Нашей Украиной». Т. решает, что Зварыча он сможет «нейтрализовать» относительно легально: 26 марта Апелляционный суд области выносит решение — снять его с регистрации за использование средств не из предвыборного фонда. Остается лишь «провести» аналогичное решение в окружной избирательной комиссии, которую Т., по данным прокуратуры, начинает активно обрабатывать, договариваться, и даже пробует подкупить. Правда, денег не дает. На 29 марта ОИК назначает заседание по Зварычу. И на эту дату Т. готовит убийство второго фаворита гонки Николая Шкрибляка. За 25 тысяч долларов (из них полторы – задаток) Т. нанимает киллеров. В город они приезжают заранее. Т обеспечивает их жильем (водитель жил в квартире сына Т. – в 300 метрах от дома Шкрибляка, а исполнители убийства – в двух комнатах на окраине города), покупает на местном автобазаре подержанный автомобиль и обеспечивает мобильной связью. Оружие наемники должны были привезти с собой. На подготовку к «заказу»: изучение образа жизни жертвы, детализацию плана убийства, определение путей отхода и разработке алиби – у преступников было две недели. В предпоследний день предвыборной компании Т. дает отмашку и 29 марта в подъезде на улице Чорновола звучат роковые выстрелы. «Все выборы не остановишь, и Т. — третий по рейтингам, проходит в Верховную Раду и становится не досягаемым для нас, — говорит прокурор Юрченко. — Таков был план. Мы его доказали полностью, в том числе, в ходе судебного следствия. Нам его признательные показания не нужны. Мы понимаем, что преступник своей вины не признает».

На первый взгляд, выглядит красиво. Но не понятно. Во-первых, почему план не сработал: в выборах 31 марта Зварыч все же участвовал и набрал более 60 процентов голосов, а его ближайший соперник – Тимчук – чуть менее 10. И во-вторых, слабо верится, что такую грандиозную комбинацию придумал и в одиночку пытался осуществить директор малоизвестной Надвирнянской фирмы «ТИМ». Нет, и на периферии рождаются криминальные гении. Но вряд ли это — Игорь Тимчук. Местные журналисты рассказывают, что новость об убийстве Шкрибляка его застала в Надвирной – на встрече с избирателями. Ко всеобщему удивлению, Тимчук, ранее не замеченный в пристрастии к спиртному, на следующий день напился вдрабадан. Почему? Не уж то совесть замучила?
Сомневаются в его виновности в Надвирной многие. Но публично заявить об этом решился лишь брат осужденного к пожизненному заключению. (С адвоката Ивана Магаса взяли подписку о не разглашении тайны предварительного следствия).

«Дело моего брата шито белыми нитками. Там нет никаких доказательств, — говорит Ярослав Тимчук. У Игоря не было даже мотива убивать Николая Шкрибляка. Наоборот — с его смертью он многое потерял. На выборы он пошел потому что хотел «засветиться» в большой политике, хотя в победу не верил. Поэтому незадолго до даты голосования согласился на предложение начштаба Шкрибляка – Василия Лосюка — встретился с вице-губернатором в Яремче. Там они договорились, Игорь сойдет с предвыборной гонки в пользу Шкрибляка. В обмен на это его фирма «ТИМ» станет посредником между НПЗ «Нефтехимик Прикарпаття» и покупателями нефтепродуктов — чистая прибыль в месяц от 150 до 200 тысяч гривен. Плюс — должность в областной госадминистрации и 50 тысяч долларов наличными». Также Тимчук, со слов брата, согласился «подготовить большинство окружкома, в том числе и председателя комиссии Луцюка В.В» к снятию с регистрации кандидата Романа Зварича. Правда, в отличие от прокуратуры, защита утверждает, что деньги, а именно гонорар в 11 тысяч долларов, в ОИК таки ушел.

К слову, Тимчук признает за собой лишь 157 статью – нарушение закона о выборах – а именно попытку подкупа членов ОИК. На это он получил 24 тысячи долларов. А взамен написал за своей подписью долговую расписку на имя начальника предвыборного штаба Николая Шкрибляка – Василия Лосюка о том, что «фактом возвращения денег станет снятие Романа Зварыча с регистрации». Именно эту расписку нашли сотрудники правоохранительных органов 29 марта у застреленного Шкрибляка.

Галина Станковская — судья, председательствовавшая на закрытом процессе в Черновцах подтвердила, что в деле Шкрибляка имеются некие долговые расписки, текст, которых она отказалась разглашать – мол приговор еще не вступил в законную силу. Тем не менее, она сообщила, что именно из-за этих расписок Тимчук был осужден еще и по статье о мошенничестве в особо крупных размерах.

И последнее. Скандальную расписку задолго до начала суда и вопреки тайне следствия некие правоохранители показывали Роману Зварычу, на тот момент уже народному депутату Украины. Зачем? Не понятно. Возможно — чтобы укрепить его в подозрениях, что первоначальной мишенью киллеров был вовсе не Шкрибляк?

Вопросов уж слишком много. А вот будут ли на них ответы? Вряд ли, во всяком случае в ближайшем будущем.

Елена Мельник, специально для «УК»

Читайте также: