ПРОКЛЯТЬЕ ЗОЛОТА УКРАИНЫ

История золота Украины периода ее независимости – история сплошной спекуляции: будь то его добыча, переработка, производство ювелирных изделий или торговля таковыми. Спекуляцией стали даже мифы и легенды на “золотую” тему – от тайны “скифского золота” до пресловутого “золота Полуботка”. Золото Украины во всех аспектах этой темы стало не только объектом спекуляций финансового характера, но и политического. В спекулятивную золотую лихорадку новейшей истории Украины в разное время оказались вовлечены буквально все – от старушек, влекущих в ломбарды “червонцы” еще царской чеканки, до Президента, благословившего государственную программу “Золото Украины”.Несмотря на пристальный интерес СМИ к любой информации, так или иначе связанной с этим благородным металлом, прозрачности процессов в интимной и для государства, и для дельцов всех мастей, и для рядовых граждан сфере обращения золота в экономике страны не наблюдается. Возможно, именно этим и объясняется спекулятивный характер украинского золота – какой бы аспект мы ни затронули.

Попытаемся, в силу имеющихся возможностей, систематизировать все богатство отечественной “золотой” тематики. Тематики, обширно сдобренной проявлениями уголовщины – вплоть до криминала международного характера.

И да поможет нам в этом труде Читатель.

Золотая лихорадка

Новейшей истории украинского золота начало положил августовский путч 1991 года. В этом году фактически закончилась эра государственной монополии на добычу, обработку и обращение драгоценных металлов и камней. Слабость украинской государственности первых лет ее существования развязала руки немногочисленным предприимчивым людям, посвященным в тонкости процесса получения прибылей на обращении золота. Они и были первыми первопроходцами на этой тернистой дороге, сулящей в конце ее либо обладание целыми состояниями, либо – смерть.

Первое золото независимой Украины – мешочки с краденным золотым песком, подпольно намытым на российских таежных золотых приисках. И припрятанным там же – “на черный день” – старателями из Украины, большое число которых на момент распада Союза трудилось в золотодобывающих артелях: от Алдана до Колымы. Северные заработки нивелировала инфляция, будущее “блистало” мрачными перспективами – вплоть до гражданской войны. А на родине ждали семьи и родственники. И если у украинских “северян” была возможность ‘конвертировать” заработанные либо вырученные от украденного государственного имущества дензнаки в золото (валюта широкого хождения тогда еще не имела), они, не задумываясь, это делали. И не прогадали.

Но смелых было немного. Золото Сибири не оказало существенного влияния на украинский рынок этого металла. В отличие от народов, населяющих Кавказ, чьи сыны наладили бесперебойное хищение золота (и алмазов тоже) с сибирских приисков с последующей транспортировкой его на свою историческую родину. Истинный размах этого теневого оборота смогли оценить в разгар перестройки студенты Киевского университета им.Шевченко, попавшие по “комсомольской путевке” и “зову сердца” на разборку развалин рухнувшего от землетрясения армянского Спитака. Впечатлений – на всю оставшуюся жизнь. Плиты перекрытий упавших зданий снимали слой за слоем. Тут же к вскрытому зловонному “могильнику” бросались десятки “родственников”. Нет, не опознавать останки – потрошить сплющенные холодильники и шкафы. Буквально в каждом из них лежали золотые слитки, многие – размером с кирпич. Без клейма…

Неизвестны так же объемы золота, прочих благородных металлов и драгоценных камней, пребывавших в момент путча 1991-го в складских помещениях украинских ювелирных заводов. Что стало с этим добром, в одночасье ставшим собственностью украинского государства – неизвестно. Вам нигде не сыскать упоминаний о золоте, доставшемся независимой Украине с распадом Союза. Тайна того золота, похоже, покруче тайны агентурных архивов всемогущего КГБ СССР…

“Клондайк” бедноты

Отличие украинской “золотой лихорадки” начала 90-х от воспетой Джеком Лондоном аляскинской эпопеи — принципиально. Земляки «Время-не-ждет», преимущественно – беднота, шли за золотом в поход. И у всех были равные шансы на удачу. Поток украинских граждан, преимущественно – бедноты, заполонившей ломбарды и подпольные “скупки”, был и остается исходом. В котором шанса на удачу не было и нет ни у кого (о подробностях и организационных особенностях этого исхода мы расскажем нашим читателям позже).

Огромное количество лома золота и серебра, собираемого у населения на тысячах подпольных “точек” скупки драгметаллов (государственные ломбарды – не в счет), нуждалось в дальнейшей переработке. Конечно же, часть золота сразу же переплавлялась в массивные слитки, складирование которых служило испытанным способом сохранения и накопления капитала людей богатых во все времена. Особой популярностью золотые слитки с клеймом пользовались – традиционно – у представителей Кавказа и Закавказья, бывших в начале 90-х едва ли не основными скупщиками специфического товара на Украине. А переплавить металлический лом в трапецевидный брус технической проблемы не представляло. Литье можно было легко организовать даже в квартирных условиях.

Именно начало массовой скупки драгметаллов у населения и положило начало процессу резкой криминализации рынка золота в Украине, загнав львиную его часть в “тень”.

На руку дельцам теневого рынка золота была и непродуманная государственная политика в столь деликатном вопросе, каковым являлся рынок лома драгметаллов.

Еще большая несуразица творилась в сфере регулирования производства ювелирных изделий, где позиции Украины традиционно были сильны еще с советских времен.

Утвержденная государством ставка акцизного сбора на уровне 55% практически лишала малые и средние предприятия ювелирной промышленности оборотных средств. Столь высокой акцизной ставки не было ни в одном государстве на пост-советском пространстве, ни в Европе. Например, в России он составлял 20%, затем был снижен до 5%, а позже и вовсе — до нуля. При этом Россия оставалась одним из крупнейших в мире золотодобытчиков; российские ювелиры работали на “своем” золоте. В Беларуси и Латвии размер акциза составлял 5 и 10% соответственно…

Нет оборотных средств – не на что закупать сырье и материалы для его обработки, не говоря уже об оборудовании. Недаром свыше 60% юридических лиц – субъектов рынка ювелирных изделий в том же Киеве – в 90-х специализировались сугубо на обменных операциях с металлами. А немногие предприятия отрасли, продолжавшие производить “ювелирку”, продолжали работать на устаревшем и морально, и физически оборудовании. Интересный факт: по состоянию на ноябрь 2002 года автоматических цепевязальных станков вообще не было ни на одном производстве! И только около 10% “организованных” ювелиров могли позволить себе купить штамповочные станки. На частных предприятиях золотые цепочки “клепали” дедовским методом – вручную. Соответственно – в мизерных объемах.

Еще хуже было – с персоналом. Квалифицированные кадры “советской школы” массово покидали предприятия государственной ювелирной отрасли и устремлялись на вольные хлеба. Наиболее квалифицированные ювелиры, в основном – евреи, традиционно считающие “ювелирку” семейным бизнесом, где мастерство передается от отца – к сыну, от деда – к внуку – эмигрировали. Те, кого не ждала заграница, предпочли работу “на дому”, выполняя частные заказы собственных клиентов: от ремонта “ювелирки” до штучного производства украшений. Услугами менее квалифицированных специалистов воспользовались организованные преступные группировки. Лидеры большинства которых не избежали манящей силы “золотой лихорадки”.

И криминалитет вовсю использовал возможности, дарованные столь враждебно-попустительским отношением государства к ювелирной отрасли. Вот лишь одно экспертное заключение о размахе теневого рынка ювелирных изделий: количество производителей и продавцов в Киеве, занятых в ювелирном бизнесе и не имеющих при этом лицензий, как минимум раз в десять (!) превышает количество легальных предприятий. Таково мнение Натальи Крапивницкой, начальника отдела маркетинга Киевского ювелирного завода ( “Деловая столица”, Александр Снегурский, 24.03.2003 г.).

Каков же оборот легального рынка драгметаллов?

По данным Пробирной палаты Украины, в 2003 году лицензию на производство ювелирных изделий только в Киеве имели 65 субъектов. “По словам председателя пробирной палаты Украины Николая Назимка, в 2002 г. в Украине было выпущено 11,5 т изделий из драгметаллов, треть которых реализована в столице. При этом оборот киевской розницы составил 64,5 млн. грн., что на 9% больше аналогичного показателя 2001 г.”.

Не будем умножать официальную цифирь ни на десять, ни на пять, чтобы умозрительно представить значимость теневого обращения золота и прочих драгметаллов в Украине. Даже если предположить, что обороты теневого рынка сопоставимы с оборотами легального, то и тогда цифры впечатляют: одиннадцать – двенадцать тонн только ювелирных украшений!

Обороты “криминального” золота в Украине исчисляются – тоннами!

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Георгий Киквидзе, «УК»

Читайте также: