Крысиный король — убийца детей

Согласно статистике, в Украине около 30% особо тяжких преступлений совершаются психически больными людьми. В 1979 году один крымский душевнобольной убил троих детей. Но сделал он это не своими руками, а при помощи… надрессированных крыс. Ненужная сестра

Ему было 9 лет, когда родилась сестренка. Кто был ее отцом, Сережа Дзох (имя и фамилия изменены) не знал. Впрочем, о своем собственном отце он тоже ничего не слышал. Мать его «нагуляла», как перешептывались между собой дворовые тетки. Похоже, и сестренку тоже. В тесной коммуналке постоянно мелькали какие-то новые мужские лица, Сергей запомнил только несколько постоянных. Они приносили матери водку, вместе выпивали, а худого и вечно голодного Сережу просили поиграть во дворе. «Играть» приходилось до темной ночи. Потом было бесполезно стучать в двери, никто не открывал, и частенько мальчишка ночевал то на улице, то в подвале дома, иногда соседи брали его к себе. Несколько раз приходили какие-то важные тетки и грозились забрать Сергея в детдом, а мамашу-алкоголичку — лишить родительских прав. Тогда она сразу переставала пить и водить мужиков, но продолжалось это недолго. Еще Дзох помнил, как мать начала толстеть, у нее появился огромный живот, а потом — и маленькая Ленка. Мать тогда не пила целых два месяца. Все было подумали, что она возьмется за ум, но очень ошиблись.

С появлением сестры жизнь 9-летнего Дзоха изменилась в худшую сторону. Его по-прежнему просили «поиграть» во дворе до утра, а в остальное время он должен был возиться с новорожденной. Малышка родилась с сердечной патологией, вероятно, и с умственной отсталостью. Она не реагировала на голоса и постоянно плакала. От этого рева Сергею хотелось бежать на край света, но мать заставляла нянчиться с ребенком. Он часто смотрел на красное личико девочки, искаженное плачем, и представлял ее безмолвной и спокойно лежащей в маленьком гробике. Такую картину он уже видел, когда у соседки умер ребенок: все плакали, а младенец молчал.

Раздражала 5-месячная Лена и родную мать. Однажды она сильно ударила дочь по рту, но ребенок от этого раскричался еще больше. Из разбитых губок хлынула кровь, мамаша махнула рукою и пошла на кухню допивать водку. Сережа, словно завороженный, смотрел, как рот сестренки заполняется красной жидкостью, потом Лена начала захлебываться, кашлять, а потом успокоилась и затихла. Ее похоронили в маленьком гробике, и она наконец-то молчала.

Гениальный психопат

Матери Дзоха дали десять лет тюрьмы и, конечно же, лишили родительских прав. Сережу оформили в детдом. Как ни странно, здесь он чувствовал себя очень хорошо. По сравнению с жизнью дома эта казалась ему настоящим раем. Никто не заставлял спать на улице, никто не морил голодом, и, главное, не нужно было сутками возиться с плачущим младенцем. Кричащая сестра еще долго снилась ему по ночам, он просыпался, вскакивал с постели и бежал к дежурной нянечке. Та механически обнимала его, вытирала слезы застиранным полотенцем, зажимая им Сережин сопливый нос, приказывала: «Дуй» — и укладывала в постель. И тогда он безмятежно засыпал, успокоенный такими щедрыми и неземными для него ласками. Очень скоро все его страхи улетучились, Дзох повзрослел и даже стал лучшим воспитанником детского дома. В школе у него открылись удивительные способности к биологии — его интересовали все проявления жизни, строение и функции живых организмов. Директор детского дома даже подарил Сергею микроскоп, втайне мечтая о том, что когда-нибудь этот худощавый очкарик станет знаменитым ученым и, конечно же, обязательно вспомнит о тех, кто его воспитал.

Директор почти угадал. После детдома Дзох без труда поступил в Ленинградский институт ветеринарной биологии и делал там большие успехи в учебе. Жизнь его, казалось, наладилась, и будущее светило блестящее, но как-то ночью крик сестры вновь вернулся к нему. Несколько месяцев он находился в болезненном состоянии (к тому времени Дзох вернулся в Крым и устроился работать в один из местных вузов). Коллеги очень скоро поняли, что Сергею Васильевичу нужна помощь, — последующие полгода Дзох провел в психиатрической больнице.

Крик близнецов

На этом карьера ветеринара и биолога закончилась. На работу душевнобольного Дзоха не брали. Сразу после больницы Сергей вернулся в дом матери, где провел свое ужасное детство. В тюрьме мама Сергея заболела туберкулезом и на свободе доживала последние дни. Очень скоро Дзох похоронил ее. Это событие не вызвало в нем никаких эмоций. Наоборот, душевнобольной биолог почувствовал себя спокойно и умиротворенно в своем одиночестве. Крик сестры преследовал его по ночам, поэтому Дзох днем и ночью работал в своей маленькой домашней лаборатории. В основном он занимался тем, что ставил научные опыты на крысах. Эти животные нравились Сергею Васильевичу: умные, неприхотливые, почти безмолвные. Со временем вся научная деятельность Дзоха свелась к бесцельному разведению крыс. Больших серых грызунов он вылавливал на свалках, приносил домой и помещал в клетку. Позже сумасшедший Дзох наладил работу крысиного инкубатора. Соседи сторонились угрюмого и молчаливого биолога. О том, чем он занимался в своей коммунальной квартире, никто и не догадывался. Между тем грызуны плодились и плодились, а Дзох чувствовал себя настоящим крысиным королем.

Увлечение это могло бы до конца жизни Сергея Васильевича остаться безобидным, если бы не новые соседи. Появились они совершенно неожиданно: за стенкой раздался пронзительный детский плач. Дзох поначалу даже не поверил своим ушам: ночной кошмар стал явью. Он затыкал уши, скрючивался на своем диване и тихонько поскуливал, а между тем детские голоса за стенкой не умолкали. Однажды Дзох не выдержал и позвонил в соседнюю дверь. Открыл широкоплечий мужчина, за ним гурьбой высыпали малыши: трое полуторагодовалых близнецов. Увидев чужого дядю, дети дружно разревелись, из кухни послышался женский голос: «Вася, кто там?» Дзох взял себя в руки, натянуто улыбнулся: «Хотел познакомиться, я сосед…» Вася крепко пожал протянутую руку и неуклюже предложил: «Ну заходи, если что…» С того дня сумасшедший биолог понял, что настоящий кошмар в его жизни только начался.

Тишины хочу, тишины!

Тогда у Дзоха появилась цель. Разведение крыс обрело новый, крайне важный смысл. Только они, его серые друзья, могли заставить детей замолчать. Дзох уже видел перед собою три маленьких гробика и почти интуитивно вслушивался в ту тишину, которая повиснет над младенцами.

В специально построенном манеже он начал обучать крыс кидаться на маленьких детей. Для этого Дзох купил три куклы величиной с ребенка, пичкал грызунов биодобавками, возбуждавшими агрессивность, и морил голодом. Потом в клетку к оголодавшим тварям бросал кукол, обмазанных подсолнечным маслом, и крысы тут же бросались на своих жертв и разгрызали их на части. Однажды улучив момент, когда родители уложили детей спать и вышли во двор, Дзох через специально проделанное отверстие в стене загнал своих крыс к соседям. Через минуту он услышал истошные детские крики. Потом все смолкло.

Малышей хоронили всем двором. Они лежали в маленьких гробиках, и Дзох плакал, как ребенок, глядя на все это. Это были слезы облегчения: впервые за долгие годы его сон был безмятежным и глубоким. Больше не кричала ни маленькая сестра Лена, ни соседские близнецы.

Правоохранители, которые расследовали это дело, поначалу были уверены, что попросту произошел несчастный случай. Поблизости была свалка, и вполне возможно, что оголодавшие крысы, пробравшись в дом, напали на детей. Начали опрашивать соседей, кто что видел или слышал. Когда постучали в двери к сумасшедшему биологу — все раскрылось. В комнате Дзоха изумленные милиционеры увидели целый питомник серых грызунов.

Его долго допрашивали, но биолог односложно отвечал на вопросы и в основном молчал. Когда следователь не выдержал и перешел на крик, сумасшедший съежился, закрыл уши руками и слезно попросил: «Не кричите, хочу тишины!»

Остаток своих дней Сергей Васильевич Дзох провел в психиатрической больнице закрытого типа. Крики младенцев преследовали его до самой смерти.

Юлия Исрафилова, Первая Крымская

Читайте также: