«Если ты не хочешь быть моей, то не доставайся никому!..»

Любовь — непредсказуемое чувство. Одних она окрыляет, а других толкает на чудовищные преступления. Жуткую развязку получила и романтическая история в селе Лужаны Черновицкой области. Когда местный парень понял, что девушка охладела к нему и разрыва не избежать, он просто… убил любимую, чтобы она не досталась никому.У девушки на лице застыла не гримаса боли, а удивление

Оксана и Владимир познакомились три года назад, когда девушке было всего 14, а парню уже миновало 20. Романтические отношения между ними продолжались два с половиной года и ни для кого секретом не были. Володя, работавший в Лужанах завхозом в музыкальной школе, часто заходил к девушке домой, так что ее родители уже воспринимали его как своего.

Затем жизненные пути молодых людей разошлись — Оксана после школы поступила в институт в областном центре, а Володя остался в селе. В городе у девушки расширился круг интересов, появились новые знакомые, и чувство к парню из Лужан начало постепенно угасать. Володя, естественно, видел, что девушка отдаляется от него.

После каждой ссоры парень звонил Оксане, просил прощения и убеждал, что не может без нее жить. Даже пытался шантажировать, заявляя, что покончит с собой.

В тот летний день двоюродный брат Оксаны отмечал день рождения и пригласил в гости около десятка своих друзей, в числе которых был и Володя. Молодежь развлекалась до полуночи (при этом, как вспоминали гости именинника, Володя прилично выпил за праздничным столом), а затем отправилась в бар на дискотеку. Здесь между парнем и девушкой произошла ссора, Оксана категорически заявила Володе, что больше не будет с ним встречаться.

Около трех часов утра компания стала расходиться по домам. Как впоследствии утверждал Владимир, Оксана сама попросила провести ее домой. По дороге, недалеко от речки, между ними опять вспыхнула ссора. После того как девушка в очередной раз воскликнула в сердцах, чтобы ее наконец оставили в покое, молодой человек выхватил из кармана нож и ударил Оксану в живот. Рана оказалась неглубокой, девушка удержалась на ногах и даже сумела схватить нож за лезвие. Несколько секунд между ней и Володей продолжалась неравная борьба, затем парень сумел вырвать нож и снова ударил Оксану в живот. А когда она упала на траву, изо всех сил нанес ей еще семь колотых ран в грудь.

Как позже установило следствие, нанеся удары ножом (большинство из которых были смертельными), Владимир отбежал к мосту и несколько минут метался там, не зная, что делать. Затем вернулся к Оксане, которая уже находилась в агонии, и попытался имитировать изнасилование, чтобы отвести от себя подозрение. После чего отнес тело к речке и бросил в воду в ста метрах выше по течению.

В дальнейшем Владимир действовал расчетливо и хладнокровно. Он вернулся на место убийства, отыскал нож и выбросил его в болото. Потом побежал домой и переоделся в сухую одежду. Перевязал платком раненные во время борьбы с Оксаной пальцы и направился к бару. Встретив по дороге приятеля, который тоже был на дне рождения, рассказал ему, будто на них с Оксаной напали неизвестные, которые его избили, а девушку затолкали в черную иномарку и куда-то увезли. После этого Владимир вместе с приятелем остановили ночное такси и поехали к Оксане домой. Разбудив родителей девушки, Володя поинтересовался, не возвращалась ли Оксана со дня рождения, и, ничего не объяснив, уехал в бар, возле которого дежурил милиционер. А встревоженные родители тем временем безуспешно пытались дозвониться дочери по мобильному телефону.

Через несколько минут к бару подъехала вызванная оперативная группа райотдела милиции, которой парень повторил историю о неизвестных на черной иномарке. Однако рассказ Володи о том, как на них с Оксаной напали двое молодых мужчин, как он дрался с бандитами и получил ножевое ранение в руку, а затем упал в речку и сбежал, был настолько неправдоподобным и запутанным, что очень скоро из свидетеля и потерпевшего он превратился в подозреваемого. Еще через несколько часов в ходе уточнения подробностей «нападения» парень окончательно запутался и сам признался в убийстве.

Тело Оксаны нашли лишь днем — Владимир бросил девушку в таком месте речки, куда по болотистому берегу было трудно добраться. Как установила экспертиза, девушка попала в воду уже мертвой. Когда ее вынесли на берег, на лице Оксаны была не гримаса боли, а выражение удивления…

«Передайте матери, пусть купит семнадцать алых роз и отнесет на могилу Оксаны…»

По факту изнасилования и убийства девушки возбудили уголовное дело, расследованием которого занялась прокуратура Кицманского района.

— Во время следствия подозреваемый пытался доказать, что убил девушку в состоянии аффекта, — рассказывает прокурор Кицманского района Михаил Ивонча. — Однако многие обстоятельства (в частности то, что парень взял с собой нож) свидетельствовали, что к убийству он готовился. Просто не учел все нюансы и надеялся, что преступление не раскроют. На допросах Владимир много плакал, говорил, что очень любил девушку и не мог без нее жить. Разговорившись, он вспоминал свое прошлое, рассказывал, что в школе его часто били и унижали. У меня сложилось впечатление, что обида и злость постепенно копились в этом человеке, и то, что любимая девушка захотела прекратить с ним отношения, стало последней каплей, переполнившей чашу. Больше всего на свете Владимир боялся, что Оксана разлюбит и бросит его. Во время одного из допросов он проговорился: «Если она не хотела быть моей, то пусть не достается никому…»

Когда в камеру к задержанному пришел представитель прокуратуры, чтобы поинтересоваться, нет ли у него жалоб на содержание или отношение персонала изолятора, Владимир ответил: «Нет никаких претензий. Единственная просьба — передайте матери, пусть купит семнадцать алых роз и отнесет на могилу Оксаны…»

Убийство молодой девушки вызвало в Лужанах огромный резонанс, поэтому во время воспроизводства преступления, возле речки собралось много сельчан. Чтобы избежать нежелательных эксцессов, прокуратуре пришлось вызвать отряд «Беркута». Бойцы спецподразделения образовали для Владимира «живой коридор», однако провести процедуру удалось не сразу. Владимир отказывался показывать детали убийства Оксаны, пока ему на голову не надели черную маску — так он пытался спрятаться от взглядов односельчан и родственников девушки.

— Зато после завершения следственных действий парень вел себя на удивление спокойно, — продолжает прокурор. — Судя по всему, неразделенная любовь и боязнь потерять Оксану было единственным, что тревожило его в жизни, поэтому, после того как девушки не стало, Владимир, наконец, обрел душевный покой…

«В своем последнем слове на суде Владимир читал стихи, посвященные любимой»

Когда мы с пресс-секретарем Черновицкой областной прокуратуры Александром Лебедем приехали в Лужаны, чтобы встретиться с родными девушки, дома был лишь ее отец. На журнальном столике в прихожей, куда пригласил меня Иван Васильевич, — много фотографий Оксаны. На некоторых снимках, где девушка сфотографировалась вместе с Владимиром, изображение парня аккуратно вырезано ножницами. Во время нашего разговора отец Оксаны ни разу не назвал Владимира по имени, употребляя нейтральное «он».

— Я и сам ощущаю долю вины за то, что дочери больше нет, — рассказывает отец Оксаны Иван Васильевич. — Три года назад, когда дочке было четырнадцать, ее подруги стали просить, чтобы мы разрешили ей ходить на дискотеку. Жена тоже убеждала: «Давай отпустим, ведь все ее знакомые ходят на танцы». Я долго не соглашался, а потом разрешил. Там они и познакомились, на следующую субботу он уже провожал дочку домой.

Он часто ходил к нам, в последнее время почти каждый день, будто боялся оставлять Оксану одну. Прошлым летом мы с семьей ездили отдыхать на море, так он тоже купил билет на тот же поезд. Пришлось поселиться вместе и даже снимать из-за этого дополнительную комнату. Я еще сердился на своих, что они рассказали ему о поездке, так хотелось отдохнуть в тесном семейном кругу. Наверное, он планировал жениться (хотя речь об этом, по крайней мере, с нами, никогда не заводил), а Оксана к такому шагу не была готова. Дочка очень любила учиться, была отличницей, хотела окончить институт и найти хорошую работу…

Я его недолюбливал, слишком уж тихим он был, замкнутым. Было в нем что-то настораживающее. Помню, однажды на море, когда Оксана плескалась в воде, он стоял на берегу и смотрел на нее с таким выражением, будто зверь, готовый броситься на жертву и разорвать ее на куски. Этот взгляд я запомнил навсегда. Хотя с Оксаной они тогда совсем не ссорились…

— В последние месяцы дочь говорила жене, что не хочет больше встречаться с ним, — продолжает Иван Васильевич. — Рассказывала, как он нервирует ее своим назойливым вниманием. И я, услышав это, радовался. И на день рождения двоюродного брата Оксана тоже не хотела идти. А незадолго до этого дочь специально не пошла в кафе на именины подруги, чтобы не встречаться с ним. Ей еще звонили оттуда друзья: «Чего ты не идешь? Он ведь такой хороший парень…» Оксана даже плакала… Я не верю, что в ту ночь она могла попросить провести ее домой. Недалеко от того рокового места есть строительный магазин, и ночевавшая там продавщица потом рассказывала, что слышала, как какая-то девушка кричала ночью: «Не нужно меня провожать, я сама знаю дорогу домой!..» Он с самого начала хотел убить ее. И сделал это на освещенном месте, под фонарем. Наверное, хотел увидеть, как Оксана будет умирать. Эксперт говорил, что после ударов ножом дочка несколько минут еще жила. Как она, бедная, вынесла эту боль…

Недавно Апелляционный суд Черновицкой области закончил рассмотрение этого резонансного дела. Поскольку подсудимому помимо убийства инкриминировали и изнасилование (во время судебного слушания это обвинение с Владимира сняли), а погибшая девушка была несовершеннолетней, заседания проходили в закрытом режиме.

— Дело не было особо запутанным, — говорит судья Апелляционного суда Галина Станковская. — Подсудимый ничего категорически не отрицал, но сказать, что он искренне сожалел о содеянном, я не могу. Не почувствовала я и откровенности в его словах, зато он часто повторял: «Не помню, был в шоке…» На заседания Владимир приносил Библию, а в своем последнем слове читал стихи, посвященные своей любимой.

Апелляционный суд приговорил убийцу к четырнадцати годам лишения свободы. Приговор, впрочем, как и все, происходившее с ним в последние месяцы, Владимир воспринял с абсолютным спокойствием…

Ярослав Галас, «ФАКТЫ»

Читайте также: