«Майор Вихрь»: реальные имена и события. Часть 5

Поверить в благополучное завершение операции «Голос» в штабе фронта никто не мог. Нужны были серьезные доказательства для подтверждения и понимания всего того, что произошло с Березняком и Вологодской. Таких доказательств, кроме исключительно успешной работы, не было. В конце концов майор Харлампиди, который занимался изучением дел разведгруппы «Голос», сделал следующий вывод: «Агенты «Гроза» и «Груша» сомнений не вызывают…»

Асю Жукову оставили в резерве Разведывательного отдела фронта, Алексея Шаповалова направили для дальнейшего прохождения службы в запасной полк.

Судьба Березняка и Вологодской тоже была решена «ускоренными темпами». Харлампиди в заключение по отчету Березняка писал: «…Скорее всего, можно предположить, что «Правдивый» (Гартман) – опытный контрразведчик, поставивший целью глубоко проникнуть в органы советской военной разведки, начал плести тонкую и хитрую паутину вокруг провалившихся советских агентов и через них стремится втереться в доверие. Для этой цели он устроил бутафорный побег для радистки «Комар», передавал точную информацию о действиях и дислокации войск противника. Считаю, что из-за этих мотивов следует передать «Голос» и «Комара» для дальнейшего изучения и разработки органам контрразведки «Смерш».

Рекомендации майора Харлампиди были жесткими и, видимо, вполне оправданными. Вдоль советско-германского фронта на протяжении всей войны действовали сотни специальных команд немецкой разведки и контрразведки. Они занимались сбором сведений о действиях войск Красной Армии, готовили и забрасывали в тыл советских войск агентов с разведывательными и диверсионными целями. Абвер имел разведорганы в Польше, Литве, Латвии, Финляндии, Румынии, в Болгарии, Турции и на оккупированных советских территориях на Украине, в Белоруссии, в Крыму и в других местах.

Разведывательный центр «Абверштелле «Остланд», например, был крупным разведывательным и контрразведывательным органом противника, который действовал на оккупированной немцами территории. С января 1943 по август 1944 года этим центром было подготовлено и переброшено на советскую территорию около 300 агентов. Фиктивные документы для этих агентов готовились в Риге, где в доме № 81, расположенном на улице Свободы латвийской столицы, находились пересылочный пункт для перебрасываемой агентуры и лаборатория по изготовлению фиктивных документов.

Переданные в органы контрразведки «Смерш» Березняк и Вологодская были направлены в Подольский проверочно-фильтрационный лагерь НКВД № 174, где узнали об окончании войны и встретили первый День Победы…

Так закончилась одна из самых успешных в годы Великой Отечественной войны операций советской военной разведки. Общие результаты действий разведывательной группы «Голос» таковы: за период с 19 августа 1944 года по 23 января 1945 года группой была вскрыта краковская группировка противника, состоявшая из 371-й, 359-й, 544-й, 78-й, 545-й, 208-й и 96-й пехотных дивизий, 20-й танковой и 344-й гренадерской дивизий, расположение штаба 59-го артиллерийского корпуса и ряд других воинских частей противника, дислоцированных и действовавших в районе работы разведывательной группы.

Кроме того, созданный Березняком боевой отряд из советских военнослужащих, бежавших из плена, провел ряд успешных диверсий на железнодорожных и шоссейных коммуникациях противника .

За 156 дней пребывания разведгруппы в районе Кракова Березняк и его радисты направили в Центр 140 радиограмм с разведывательными данными о немецких войсках и военных объектах.

В боевом задании разведывательной группы «Голос» не было задачи по спасению Кракова. Березняк узнал о чудовищном замысле фашистов от Курта Гартмана и захваченного в плен инженер-майора краковского укрепрайона Курта Пеккеля. Добытые данные позволили советским разведчикам и польским партизанам спасти древнюю столицу Польши от уничтожения.

Лучше поздно, чем никогда

Подольский проверочно-фильтрационный лагерь был в послевоенные годы особым заведением, в котором сосредотачивались граждане СССР, теряющие доверие властей, но имевшие надежду на восстановление своих гражданских прав. Березняк и Вологодская оказались в этом лагере, потому что никто не мог доказать, что они немецкие шпионы, и никто не мог взять на себя смелость утверждать, что они честные люди, добросовестно выполнившие в тылу противника особое задание. И то, и другое нужно было доказывать. Таких, как Березняк и Вологодская, было много. Одних ждали более строгие лагеря, других — свободная жизнь. На свободе эти участники Великой Отечественной войны имели право называть себя победителями, а в другом лагере на какой-нибудь отдаленной стройке – осужденными за предательство. Осудить их было легко, оправдать невероятно трудно. Но в жизни Березняка и Вологодской в 1945 году произошло еще одно чудо.

Гигантская машина расследований работала с огромной скоростью и скрупулезностью. Сегодня может показаться невероятным, но расследование дела Березняка и Вологодской было завершено во второй половине 1945 года. Доказательств их предательства или какой-либо другой вины найдено не было. Этому способствовали два обстоятельства, поверить в появление которых сегодня просто невозможно.

Курт Гартман, заброшенный в тыл Красной Армии и добровольно сдавшийся в плен, независимо от дела Вологодской в другом следственном изоляторе дал показания, в которых подробно рассказал о том, как он содействовал побегу советской радистки. Эти показания с невероятной для того времени скоростью были доставлены в Подольск и приобщены к делу Елизаветы Вологодской.

Изучив показания Гартмана и объяснительные записки бывшей радистки Вологодской, следователи пришли к заключению, что разведчица была честна в своих объяснениях и может быть освобождена из Подольского лагеря. Так фельдфебель Гартман второй раз спас жизнь Елизаветы Вологодской.

Как сложилась судьба самого Гартмана, неизвестно.

Дело Евгения Березняка тоже попало в водоворот событий, в правдоподобность которых сегодня трудно поверить. Подполковник Христианзен, начальник абверкоманды-305, после разгрома фашистской Германии оказался в руках советской военной контрразведки. Ему было о чем рассказывать советским следователям. Он и его подчиненные направили в тыл Красной Армии не один десяток агентов из состава советских военнопленных. О каждом из них Христианзен должен был составить подробную справку. Он обладал, как и любой профессиональный разведчик, исключительно цепкой памятью. Вспомнил Христианзен и о его неудачной попытке задержать в Кракове в августе 1944 года резидента советской разведки, которого выдал арестованный связник. Следователей заинтересовали детали побега связника на краковском городском рынке. Показания бывшего начальника абверкоманды-305 тоже оказались в Подольском лагере. Сравнивая их с объяснениями Евгения Березняка, следователи пришли к выводу, что бывший советский разведчик действительно ловко обманул Христианзена и скрылся в толпе на краковском рынке.

Березняк и Вологодская были освобождены из лагеря. Когда их освободили из-под стражи, они решили создать семью. Местом жительства выбрали все тот же Львов. В каждой любовной истории есть элемент сказки. В истории «Голоса» и Вологодской любовной сказки, видимо, не было, была страшная реальность военных лет, через которую они достойно прошли.

Во Львове Евгений Степанович был принят на работу в городской отдел образования, Елизавета Яковлевна устроилась техником 1-го стройучастка Дортреста Львовской железной дороги.

Березняк и Вологодская до 1956 года находились под негласным наблюдением советской контрразведки. В одном из документов КГБ тех лет указывалось: «Поскольку Березняк и Вологодская арестовывались немецкими органами контрразведки и оба совершили побег при обстоятельствах, правдоподобность которых вызывала сомнение, они были взяты на проверку как подозреваемые в принадлежности к немецкой разведке. В результате проверочных мероприятий КГБ материалов, подтверждавших выдвинутое подозрение, получено не было, и в октябре 1956 года проверка Березняка и Вологодской была прекращена».

В конце 1956 года разошлись жизненные дороги Березняка и Вологодской. Евгений Степанович получил повышение по службе и переехал в Киев. Елизавета Яковлевна осталась с сыном во Львове.

«Голос» — Герой Украины

В апреле 1965 года начальник военной разведки П.И. Ивашутин докладывал министру обороны Р.Я. Малиновскому:

«Учитывая успешное выполнение заданий командования Советской Армии в тылу противника в период Великой Отечественной войны и проявленные при этом мужество, инициативу и стойкость, полагал бы возможным внести предложение в ЦК КПСС о награждении орденом Отечественной войны I степени тов. Березняка Евгения Степановича и орденом Отечественной войны II степени тов. Вологодскую Елизавету Яковлевну».

Такие серьезные представления не оставались нереализованными. Березняк и Вологодская через двадцать лет все-таки были награждены орденами за мужество, смелость и отвагу, проявленные при выполнении специального задания командования.

Как дальше сложились судьбы героев операции «Голос»?

Известно, что радистка Жукова после окончания войны вышла замуж. Сменила фамилию. Стала Асей Федоровной Церетели. Вместе с мужем они приобрели домик в Ялте. Ася окончила медицинский институт и работала врачом в местной поликлинике.

Радистка Вологодская жила во Львове и была (возможно и остается) председателем военно-патриотического клуба женщин-ветеранов Великой Отечественной войны.

Разведчик Алексей Шаповалов после демобилизации из Советской Армии был инструктором Кировоградского областного комитета Компартии Украины, затем был заместителем заведующего этого отдела.

Резидент Евгений Березняк стал заместителем начальника управления школ министерства просвещения Украины. В 1961 году ему было присвоено почетное звание заслуженного учителя школы УССР. Он написал шесть монографий, более ста научных трудов, стал кандидатом педагогических наук. Очень гордится своими педагогическими наградами. Медалью имени Крупской он был награжден за успехи в педагогической деятельности Министерством образования СССР, медаль имени Ушинского получил от Министерства образования России, а медаль имени Макаренко – от украинского министерства.

Евгений Степанович проживает в Киеве. В его семье два сына, дочь, четыре внука и два правнука.

Встречались ли после войны отважные разведчики? Неоднократно. В канун 45-летия победы они были в Москве. Из Киева приехал Евгений Степанович Березняк, из Ялты – Ася Федоровна Жукова, из Львова – Елизавета Яковлевна Вологодская. Алексей Тимофеевич Шаповалов по состоянию здоровья на встречу с фронтовыми товарищами приехать не смог.

Бывшие разведчики встретились в Центральном Доме Советской Армии. Организаторы встречи пригласили на этот торжественный вечер и исполнителей главных ролей в фильме «Майор Вихрь»: актрису Анастасию Вознесенскую, которая играла роль радистки Лизы Вологодской, актера Виктора Павлова, исполнявшего роль Алексея Шаповалова. Однако встречи с артистами не получилось, так все они были заняты на съемках: кто — в Одессе, кто — в других городах. Вадима Бероева, который сыграл роль резидента Евгения Березняка, уже не было в живых.

Е.С. Березняку неоднократно доводилось бывать и в Польше. В 1995 году он был приглашен на торжества, посвященные 50-летию освобождения Кракова. Он имел возможность еще раз посмотреть древний центр города – Мариацкий костел, Ягеллонский университет, театр Словацкого, Резиденцию польских королей Вавель. Все это и многое другое могло быть уничтожено фашистами в январе 1945 года.

Накануне юбилея бывший разведчик «Голос» прочитал в одной из краковских газет статью, в которой по-новому описаны события, связанные с освобождением этого древнего польского города от фашистов. В ней было сказано: «18 января 1945 года в Краков ворвались полураздетые, пьяные солдаты Конева. Начались грабежи и издевательства… В связи с 50-летием «освобождения» завтра, 18 января, левые силы собираются возле памятника благодарности Красной Армии… Тот, кто почтит оккупантов своей земли, добровольно вычеркнет себя из списков поляков…»

Произошло иначе, чем призывала газета. С самого утра в историческом центре города были зажжены сотни свечей, было море цветов. На одной из конференций слово для выступления было предоставлено Евгению Степановичу Березняку. Он начал свое выступление, зачитав несколько строк из той статьи, опубликованной накануне юбилея в одной из краковских газет. Потом бывший военный разведчик сказал: «Неужели вы меня и 17-летнюю радистку считаете оккупантами? Или оккупантами являются 1.800 советских солдат и офицеров, что полегли на улицах Кракова, освобождая его от фашистов?»

Выступление Березняка зал встретил овацией, которая не стихала несколько минут.

Подвиг, совершенный военным разведчиком Евгением Степановичем Березняком в годы Великой Отечественной войны, и его послевоенная трудовая деятельность отмечены высокими советскими наградами, среди которых ордена Октябрьской Революции, Отечественной войны I и II степени, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета». Среди украинских наград ветерана — ордена «За заслуги» и Богдана Хмельницкого. Указом президента Украины Е.С. Березняку, проживающему в Киеве, назначена пожизненная государственная стипендия, приказом министра обороны Украины Е.С. Березняк навечно зачислен почетным солдатом Военно-дипломатического института Академии Вооруженных сил Украины.

22 августа 2001 года президент Украины Леонид Кучма подписал указ о присвоении Е.С. Березняку звания «Герой Украины».

2 мая 2005 года Евгению Степановичу Березняку указом президента Украины Виктора Ющенко присвоено воинское звание генерал-майор. Ветерану войны был подарен именной пистолет – вальтер.

Березняк был и среди 120 ветеранов Великой Отечественной войны, проживающих в Киеве, которым в честь 60-летия Победы над фашистской Германией были вручены от имени Президента Российской Федерации Владимира Путина награды и подарки. Торжественную церемонию награждения ветеранов, которая проходила в Национальном музее Великой Отечественной войны, проводил посол России в Украине Виктор Черномырдин. 43 Героя Советского Союза получили именные часы с надписью «От Президента Российской Федерации», а 49 ветеранов – российских граждан, проживающих в Украине, получили медали «60 лет Победы в Великой Отечественной войне».

Именные часы получил и военный разведчик Евгений Степанович Березняк, который накануне своего 90-летия сказал: «Для отношений Украины, России и Польши самое важное – помнить и беречь то, что нас роднит и объединяет. Его больше, оно весомее. А противопоставлять народы, выискивать в истории, то, что их разделяет, способен лишь человек недалекий и недобрый…»

Когда юбиляра поздравляли с 90-летием, он пошутил: «Готовьте к моему столетию белого коня…

Владимир Лота, “Красная звезда”

Читайте также: