Лакшми Миттал: субмарина Саурона

19 февраля 2002 года лондонский таблоид «Evening Standard» возбудил воображение читателей интригующим заголовком: «Полиция берет в разработку Миттала»! Речь шла о выявлении органами правопорядка «возможных нарушений деловой этики» индийским стальным королем Лакшми Митталом. Глупость и бесперспективность полицейского демарша были столь очевидны, что злопыхатели Тони Блэра тут же высказали предположение о том, что премьер–министр самолично инициировал разборку, чтобы потом громогласно объявить общественности: «Миттал чист, как гималайские истоки Ганга!» «День, когда ты засветишься, станет началом твоего падения».

(Мохан Миттал, отец Лакшми Миттала)

Саурон (В мифологии Дж. Р. Р. Толкиена: Саурон — правитель земли Мордор, олицетворение мирового зла. По одной из версий, прототипом земли Мордор послужил Толкиену Советский Союз. (см.название))

Шум вокруг тихого и неприметного Миттала подняли британские журналисты, раскопавшие осенью 2001 года пикантную увязку: не успел индус пожертвовать партии лейбористов 125 тысяч фунтов, как Тони Блэр написал письмо румынскому премьеру Адриану Нэстасе, в котором настоятельно рекомендовал последнему уступить крупнейшее государственное сталелитейное предприятие Sidex Лакшми Митталу. В роли элегантно завуалированного дипломатическим волапюком бублика выступала поддержка Великобританией румынских потуг на скорейшее вступление в Евросоюз. Через три дня после получения письма французский участник тендера Usinor получил от ворот поворот, а Sidex отошел LNM Holdings, управляющей компании Миттала.

В ответ на общественные обвинения Блэр кивнул в сторону Ричарда Ральфа, британского посла в Бухаресте, якобы рекомендовавшего премьеру вступиться за Миттала. Разумеется, Ральф слыхом не слыхивал ни о каких пожертвованиях миллиардера в партийную кассу. Посол свою позицию обосновал четко: «Приватизация румынской государственной собственности находится в интересах Великобритании и всего Европейского сообщества». И потом: какого черта? Французский премьер–министр Жоспен сам из кожи лез вон, лоббируя Usinor!

Пресса, однако, подогреваемая оппозицией (или наоборот, оппозиция — прессой), не унималась: «Жоспен, может быть, и лоббировал, только Usinor — это столп французской национальной экономики. Но кто такой Миттал, за которого хлопотал Блэр?» Стали проверять и ахнули: квартирует в Лондоне, паспорт гражданина Индии, компании расположены в Голландии, а зарегистрированы в оффшоре на Антильских островах! Всё как у людей. Одно непонятно: при чем тут интересы Великобритании?

Теперь самое водевильное: полицейское расследование «возможных нарушений деловой этики» началось не из–за письма Блэра, а после присвоения Лакшми Митталу Британским министерством иностранных дел дипломатического статуса «Почетного консула»… Республики Казахстан!

Как и ожидалось, полицейская разработка лишь подтвердила безупречную чистоту биографии Миттала, чьи действия обрели полную легитимность. Когда летом 2005 года стальной король пожертвовал партии Блэра уже 2 миллиона фунтов, недоброжелателям оставалось только разводить руками: «Если за 125 тысяч индусу поднесли на блюдечке румынскую сталелитейную промышленность, чего же можно ожидать за 2 миллиона?!» Впрочем, всё это чепуха и мелочи. Главное: субмарина получила приказ к всплытию! В 2001 году Лакшми Миттал был рядовым, никому не известным бизнесменом. А сегодня это третий самый богатый человек в мире, после Билла Гейтса и Уоррена Баффетта), скупающий с молниеносной скоростью сталеплавильные печи и прокатные станы по всему миру.

Опять марвари!

«В наше время многие люди упорно трудятся, поэтому для достижения успеха нужно трудиться еще упорней, полностью отдавая себя работе и поставленным целям» (жемчужина мудрости Лакшми Миттала)

Удивится ли читатель, узнав, что Лакшми Миттал происходит из полулегендарного племени марвари? Хотя — чему же тут удивляться? Из марвари вышли почти все самые богатые (но не самые влиятельные!) торговцы современной Индии. Подобно остальным сыновьям песчаных бурь Раджастана, Митталы вышли из ниоткуда, выросли в нищете и обогатились в одночасье неведомыми путями.

Подобно остальным марвари, Митталы свято хранят тайну своего обогащения. Сталелитейный гигант Mittal Steel, чьи акции котируются на Нью-йоркской и Амстердамской биржах, является самой засекреченной в мире публичной компанией: при капитализации в 24 миллиарда долларов в оборот пущено чуть более 5% акций! Остальные бумаги скрыты от глаз общественности, принадлежа — по крайней мере, номинально — семейному клану Лакшми. Соответственно, вопросы типа: «Откуда приходят деньги?», «Куда уходят?» — зависают в воздухе.

Подобно остальным марвари, Митталы преисполнены высоких добродетелей: житейской скромностью, набожностью, благотворительностью, честностью в делах и безмерной бережливостью. Таким был дед Лакшми, таким был отец Лакшми, таким был сам Лакшми… до того момента, пока не превратился в свою прямую противоположность.

Как вам дворец в Лондоне за 128 миллионов долларов — самая дорогая покупка недвижимости за всю историю человечества? Или свадьба дочери в парижском саду Тюильри за 60 миллионов долларов — с развлекающей гостей Кайли Миноуг, двенадцатью чартерными «Боингами», посланными за гостями, и женихом, подъезжающим к алтарю на золотой колеснице, усыпанной изумрудами?

Это что — стиль жизни марвари? Это — стиль человека, который каждое утро встречает восход солнца, медитирует, занимается йогой и читает гимны Ригведы? Человека, описывающего свою молодость в таких выражениях: «Моя невеста Уша жила в другом городе… а телефонные переговоры были очень дорогими… поэтому мы никогда не разговаривали подолгу. Через три минуты оператор делал предупреждение, а через шесть минут — разрывал соединение». Между прочим, когда Лакшми женился в 21 год, его отец Мохан уже раскрутил свой первый сталелитейный заводик и даже прикупил персональный автомобиль, так что теоретически деньги на телефонные разговоры водились. Другое дело, что праведному марвари казалось немыслимым тратить кровно заработанное на всякие легкомысленные излишества.Что же изменило Лакшми Миттала? Что заставило его отказаться, во всяком случае публично, от непреложных традиций своей деловой касты, вести расточительный образ жизни и красоваться на третьей строке в списке самых богатых людей планеты? Может, он забыл заповедь отца своего Мохана: «День, когда ты засветишься, станет началом твоего падения»?

Испат (Железо (санскрит))

Как я и предполагал, официальная биография Лакшми Миттала оказалась самым бесполезным звеном. Традиционный марварный лубок, драпированный иллюзиями американской сказки о self-made man’e (человек, добившийся успеха собственными усилиями (англ.)): дедушкин дом в Садульпуре (провинция Чуру, Раджастан) с цементным полом и гамаками вместо кроватей, безработный отец, бережливая мать, братья, сестры и концы, которые никогда не сходятся друг с другом по жизни. И вдруг — ба–бах: «Отец перевозит семью в Калькутту, где становится партнером в сталелитейном бизнесе». В другом первоисточнике еще сочнее: «Лакшми Миттал происходит из богатой индийской семьи стальных магнатов — его отец Мохан Лал Миттал был владельцем сталелитейного предприятия Nippon Denro Ispat».

За вензелем рекламной гиперболы скрывается, однако, более прозаичная реальность: бремя безысходности вытолкало папашу Мохана из Садульпура сначала в Карачи, где он промышлял сбором металлолома, а затем — в излюбленный мегаполис марвари Калькутту, где пополам с другим пустынным бедолагой приобрел за бесценок миниплавильню, оставшуюся в наследство от британских оккупантов. Она–то и явилась первым «сталелитейным предприятием» Митталов. С момента переезда в Калькутту (1956 год) до учреждения горячо любимого журналистами Nippon Denro Ispat (1986 год) утекло 29 лет! Треть века потратил трудолюбивый Мохан Лал на создание крепко стоящего на ногах семейного бизнеса. Именно «бизнеса», а вовсе не «стальной империи», которую Nippon Denro Ispat напоминает лишь словечком Nippon, созвучном Nippon Steel — третьему в мире производителю стали из Страны Восходящего Солнца.

Сегодня Nippon Denro Ispat называется Ispat Industries Limited, трудоустраивает 2 000 рабочих и занимает достойное седьмое место среди частных индийских компаний по размеру внеоборотных активов. Разумеется, ни о каких мировых амбициях нет и речи.

Вопрос: каким местом транснациональная империя Лакшми вписывается в обозначенную схему семейного бизнеса Митталов? Ответ: никаким! Mittal Steel возникла в 2005 году в результате слияния Ispat International с LNM Holdings и последующего поглощения американского гиганта International Steel Group. Еще ранее (в 1997 году) Ispat International отпочковался от LNM Holdings специально для выведения малоликвидных активов холдинга на Нью-йоркскую фондовую биржу. В любом случае перечисленные юридические образования никакого отношения к компаниям Мохана Лала (Nippon Denro Ispat, Ispat Industries Limited) не имеют, из чего следует, что мировая стальная империя покоится на фундаменте, отличном от 29-летних усилий клана Митталов.

Но это пока цветочки. Номинально 95% акций Mittal Steel числятся за Лакшми Митталом, однако представить ситуацию, когда сын из рода марвари самостоятельно зарабатывает состояние, а затем уводит его от своих родственников, практически невозможно: в среде марвари дробление семейного капитала считается величайшим злом. Любая попытка отщепенца скроить на стороне хотя бы одну крору (Крор (crore) — основное мерило богатства в Индии: 1 крор равен 10 миллионам рупий, чуть более 200 тысячам долларов) незамедлительно вызывает жесткое противоборство всего родового клана. Лучшей иллюстрацией служит дружное объединение разрозненных ветвей семейства Бирла в борьбе с чужаком Раджендрой Лодха, унаследовавшим многомиллиардные активы от блаженной матушки Приямвады Бирла!

Между тем общеизвестно, что Лакшми Миттал мирно и спокойно отошел от семейных дел в 1988 году, учредив собственную компанию Ispat Indo в Индонезии. Перед этим в течение 18 лет он исправно помогал отцу вместе с братьями Прамодом и Винодом, без остатка отдаваясь семейному предприятию Nippon Denro Ispat. Сегодня Ispat Indo превратился в бизнес, по самым скромным подсчетам превосходящий 100 миллиардов долларов. Однако никто из клана Митталов и словом не заикнулся, что пора бы честь знать да вернуть капитал в семейное лоно. Братья Прамод и Винод со своими женами, детьми и кумовьями дальше Ispat Industries Limited и не заглядывают. По крайней мере, никаких общественных демаршей и судебных разбирательств зафиксировано не было. Рискну предположить: подобное бескорыстие мыслимо лишь в одном случае — семья Миттал знает, что Mittal Steel принадлежит не Лакшми, а кому–то другому. А Лакшми… в ней служит!

Есть и другое, гораздо более убедительное, чем традиции марвари, доказательство зиц–председательства Лакшми Миттала в «своей» стальной империи — жесткая логика цифр, которую сейчас и продемонстрирую.

В 1988 году Лакшми Миттал регистрирует в Индонезии компанию Ispat Indo, однако дела продвигаются ни шатко ни валко по причине дороговизны металлолома. Единственный выход вывести сталелитейное предприятие на рентабельность — изыскать иные источники сырья, обеспечив его дешевую и бесперебойную поставку. Лакшми Миттал решает вопрос радикально и быстро: в год падения Берлинской стены (1989) он прямым ходом направляется в островное государство в Карибском море Тринидад и Тобаго, где покупает государственное предприятие Iron & Steel Co of Trinidad & Tobago (Iscott), производящее отличный заменитель металлолома — железо прямого восстановления (DRI, Direct Reduced Iron). Концессией на эксплуатацию Iscott до появления Миттала обладали солидные сталевары из Австрии и Германии, но тринидадские власти отказались продлевать соглашения.

Вопрос: «Сколько нужно иметь свободных денег, чтобы отодвинуть многолетних европейских партнеров государственного предприятия, подмазать чиновников и заплатить за сам завод?» — оставим пока без ответа. В конце концов, может, Лакшми и в самом деле оказался не лучшим на свете марвари и сумел за долгие годы сколотить за спиной отца собственный небольшой капиталец. Бог с ним, с этим Тринидадом. Но уже следующая сделка Лакшми Миттала затмевает любое воображение. Полтора года спустя гениальный марвари получает в собственность гордость мексиканской сталелитейной промышленности — комбинат Sicartsa, прозванный «Тихоокеанским Питтсбургом», на строительство которого правительство потратило 2 миллиарда 200 миллионов долларов. Миттал до того понравился президенту Карлосу Салинасу, что тот согласился уступить ультрасовременный промышленный комплекс за сущий бесценок — какие–то смешные 220 миллионов долларов! «Cмешные» в сравнении с себестоимостью предприятия ($2,2 млрд), чего нельзя, однако, сказать про начинающего безвестного бизнесмена–марвари. Ну да, лиха беда начало. И понеслось:

1993 год: сталелитейный завод Sidbec (Канада) — $318 млрд;

1994 год: компания Hamburger Stahlwerke — 20 миллионов марок;

1995 год: Карагандинский металлургический комбинат — $500 млрд;

1998 год: металлургическая компания Inland Steel (США) — $1,43 млрд.

За кадром остались мелочи типа комбинатов Irish Steel (Ирландия), Nova Hut (Чехия), Polski Huty Stali (Польша), Petrotub (Румыния), BH Steel (Босния), Balkan Steel (Македония), Alfasid (Алжир), Iscor (ЮАР), «Криворожсталь» (Украина).

Последние два года аппетиты Миттала вообще не поддаются описанию: за уже помянутую International Steel Group марвари заплатил 4 с половиной миллиарда долларов, а в январе 2006 года повел атаку на главного конкурента Mittal Steel и второго в мире производителя стали — компанию Arcelor, предложив за нее 22,8 миллиарда! Создается впечатление, что Лакшми деньги печатает: в 2004 году его личное состояние оценивалось в 6,2 миллиарда долларов, а затем в течение одного года взяло да и увеличилось в четыре раза, что позволило ему одним духом перескочить 59 ступеней в списке богатейших людей планеты «Форбс» и плотно задышать в затылок Уоррену Баффетту и Биллу Гейтсу.

Eppure Si Muove! ( «А все–таки она вертится!» (итал.) — фраза, которую Галилео Галилей якобы гордо бросил Святой Инквизиции. Разумеется — в собственном воображении и сугубо мысленно.)

«Если указать сотрудникам направление, в котором движутся руководители, их гораздо проще мотивировать в работе» (еще одна жемчужина мудрости Лакшми Миттала).

С удивлением я обнаружил, что доступные мне в процессе изучения материалов официальные западноевропейские, индийские и американские источники единодушно убеждают читателя, будто своим успехом Лакшми Миттал обязан исключительно выдающимся предпринимательским талантам: нечеловеческой работоспособности, неземному трудолюбию, почти эйнштейнианской прозорливости и умению вовремя прикупить заводишко, на который никто из конкурентов даже не позарился ( Типа «Arcelor» за 22 миллиарда).

Думалось, ответ на вопрос: «Выложен ли бассейн резиденции в Kensington Palace Gardens (той самой, что Лакшми Миттал выкупил у босса «Формулы-1» Берни Экклстоуна за 128 миллионов долларов) драгоценными камнями?» — несоизмеримо важнее простого житейского любопытства: «Откуда деньги, Зин?» Вот уж поистине: «Заработай как можно больше денег, и люди перестанут спрашивать, как ты это сделал» ( Американская народная пословица.).

Разумеется, дело не в идиотизме и, тем более, не в наивности матерых аналитиков «Times», «Forbes» и «MT Magazine». Дело в их тотальной интеграции в систему Нового Мирового Порядка, с примитивной ипостасью которого наши читатели хорошо знакомы по советскому прошлому. Примитивной, поскольку на смену убогому запрету на высказывания альтернативных мнений пришла либеральная фигура умолчания: New World Order просто исключает их из информационного поля истеблишмента, обрекая либо на презрительное осмеяние большинством, либо на маргинальную аудиторию.

Одно обстоятельство, правда, радует: всё наше отечество, вместе с журналистами, писателями и читательской аудиторией, великодушным жестом отнесено хозяевами мира к этой самой маргинальной аудитории (пока), так что не преминем воспользоваться поблажкой и рассмотрим ряд полноценных версий о происхождении состояния Миттала.

Версия № 1

Впервые возникла в украинских СМИ и, очевидно, явилась реакцией на продажу «Запорожстали». Условно ее можно обозначить как «Золото Партии». Не секрет, что формирование индийской сталелитейной промышленности в 70–е годы проходило под чутким руководством «Старшего брата», который не только строил современные комбинаты, но и обучал индийские кадры в вузах СССР. Согласно этой версии, Мохан Лал Миттал и его сыновья находились в постоянном взаимодействии с советскими специалистами, что, как минимум, обеспечило хорошее знание индустриального рынка на постсоветском пространстве.

Цитирую далее по статье Владимира Антипина: «При проведении сделки (продажа Тринидад и Тобаго металлургического завода Iscott — С. Г.) Миттала консультируют два специалиста из СССР. Они же считаются разработчиками схемы приобретения промышленных активов и их последующей «экономической раскрутки». В дальнейшем эта схема с минимальными изменениями использовалась при покупке и реорганизации всех предприятий Лакшми Миттала. Фамилии советских инструкторов, стоявших у истоков империи «индийского олигарха», до сих пор — один из главных секретов компании. Интересно, что в это же самое время западные спецслужбы зафиксировали факты открытия секретных номерных счетов в оффшорных банках Тринидада людьми с советскими паспортами. Так появилась компания Ispat Caribbean».

Разумеется, советские связи прослеживаются и в гешефте Миттала в Тимертау: «При приобретении промышленных предприятий в Казахстане Митталу существенную помощь оказал бывший вице–премьер Правительства России Олег Сосковец. В свое время он являлся гендиректором Карагандинского меткомбината (Казахстан), впоследствии проданного Митталу. Заместителем Сосковца в то время был Владимир Лисин, нынешний владелец крупнейшего в России Новолипецкого металлургического комбината. Именно он познакомил индуса с президентом республики Нурсултаном Назарбаевым, без одобрения которого в этой среднеазиатской стране невозможны никакие сделки». В свете сказанного явление Миттала в образе «Почетного консула» Казахстана в Великобритании уже не удивляет.

Версия № 2

Созрела в недрах «Проекта по обнаружению скрытых учреждений» (Project for the Exposure of Hidden Institutions) и связала имя Миттала с так называемым «Кружком Пинэ» (Le Cercle Pinay (По имени одного из учредителей — Антуана Пинэ, премьер–министра Франции в 1952–53 годы. )) — секретной транснациональной группой прямого действия, финансируемой ЦРУ. «Кружку Пинэ» приписываются такие достижения, как приведение к власти Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана, а до кучи — и убийство Улофа Пальме и Дианы Спенсер.

Имя Лакшми Миттала всплыло в контексте деятельности лорда Нормана Ламонта, влиятельнейшего британского политического и финансового деятеля, а также нынешнего председателя «Кружка Пинэ». Одна из коммерческих структур Ламонта — Balli Group — проводит энергичную экономическую экспансию на территории Румынии. Будучи директором Торгово–промышленной палаты «Великобритания — Румыния» лорд Норман организовал прием в честь премьер–министра Адриана Нэстасе, спонсором же этого приема явился… Лакшми Миттал!

Существует также информация о том, что в тендере за приобретение комбината Sidex компания Миттала LNM Holdings выступала в связке именно с Balli Group Нормана Ламонта. Речь идет о том самом комбинате, о котором хлопотал Тони Блэр перед Адрианом Нэстасе.

Версия № 3

Принадлежит Дмитрию Галковскому, enfant terrible современной русской философии и публицистики. Не дезавуируя полностью версию «Золота Партии», Галковский радикально смещает акценты, называя подлинных хозяев не только Лакшми Миттала, но и самого этого «Золота»: «По своему происхождению Миттал принадлежит к созданной англичанами искусственной торговой касте марвари, которая вместе с парсами и еще несколькими кастами является средостением между британским капиталом и основной массой населения Индостана. Это английские агенты, слуги и зиц-председатели, в исключительных случаях допускаемые к подножию имперского трона. В Европе англичане для аналогичных целей используют евреев, армян, греков и цыган. Как и в случае Индии, эти этносы были выращены и разгулены более старыми и культурными народами Европы — французами, а ранее испанцами и итальянцами, англичане лишь перехватили контроль в XVIII–XIX веках, в период своей экономической гегемонии».

Любопытна и цепочка событий, связующая, по версии Галковского, прошлое «третьего самого богатого человека планеты» с его будущим: а) деньги партии, сворованные у русского народа, англичане передали Митталу; б) на деньги русских Миттал скупил по дешевке их же экономику, увеличив капитал вдесятеро; в) созданная империя Миттала будет использоваться для дальнейшей экономической экспансии с целью установления полного господства над ресурсами СНГ.

Со своей стороны нам остается добавить, что ни одна из перечисленных версий не обладает достаточными доказательствами. Было бы наивно полагать, что добрые дяди неожиданно раскроют карты. Да в том и нет нужды. Довольно осознания фиктивной природы событий, связанных с именем Миттала. Тем более что осознание это несоизмеримо выше поголовного восхищения обывателей богатством третьего богача планеты!

Сергей Голубицкий, Бизнес журнал

Читайте также: