ЗАКОН БЕССИЛЕН ПЕРЕД БИТОЙ?

Лозунг “Милиция будет с народом!” пока все еще смешит скептиков — мол, до этого светлого будущего еще дожить надо. Циники зубоскалят: украинская милиция, в результате реформирования и чисток, скорее всего пополнит ряды организованной преступности, и головной боли у простых граждан только прибавится. Оптимисты видят позитив: скорее бы менты определились, с народом они или с бандитами — тех, что с бандитами, можно отстрелять на законных основаниях “при задержании”. И тогда тем, что “с народом”, будет урок.Черный юмор украинских граждан отражает настроения в обществе, разделенном на “простых граждан” и граждан “непростых”. При этом “непростым” гражданам чихать на Закон. Потому что в Украине даже нарушение Закона является платной услугуй, и имеет свою таксу – для каждого конкретного случая. И ни с чем останется правдоискатель, ищущий защиту у Закона и его представителей «за безплатно».

Случай, о котором мы Вам расскажем – обычный для Украины. И действия столичных правоохранителей не являются чем-то из ряда вон выходящим для милицейской практики нашей страны. Тем не менее, еще есть люди, не смирившиеся ни с произволом бандитов, ни с произволом властей. История Анатолия Николаевича Кривенко началась в декабре 2003-го года и продолжается до сих пор.

“Прокурору Днепровского района г.Киева

Кривенко Анатолия Николаевича,

проживающего по адресу:

Киев, ул.Энтузиастов, д…, кв…;

домашний телефон: 555-…-…

Заявление.

Прошу Вас возбудить уголовное дело по следующему факту.

Я работаю водителем маршрутного автобуса в государственной автобазе № 2 (Киев, ул. Пражская, 7). В начале декабря 2003 года я вез 15 пассажиров по 49-му маршруту (ст. метро “Левобережная”). Продвигаясь в “пробке” под мостом Патона во втором ряду, я не нарушал правила дорожного движения, чего от меня требовал водитель ехавшего сзади “Мерседеса”-500, госномер 200-78 КК, кузов — черного цвета. Водитель этого автомобиля постоянно сигналил, чтобы я уступил ему дорогу, создавая нервозную обстановку. Но выполнить его требование я не имел возможности: прямо передо мною и справа от меня находились другие автомобили, выезжать на встречную полосу движения я не имел права.

Когда же я выехал из “пробки” на Русановскую набережную, водитель черного “Мерседеса” обогнав меня, перегородил управляемому мною микроавтобусу движение, произведя “подрез”. Я был вынужден резко затормозить, чтобы избежать столкновения. Тогда водитель “Мерседеса”, молодой мужчина лет 25-ти, крепкого телосложения, попытался вытащить меня из микроавтобуса и спровоцировать драку, оскорбляя меня нецензурными словами. Когда же ему это не удалось, он выхватил из багажника своей машины бейсбольную биту и нанес ею удар по лобовому стеклу маршрутного автобусу, разбив его. Сила удара была такова, что осколки посыпались на меня и впереди сидящих пассажиров; в салоне поднялась паника. После чего водитель “Мерседеса” с места происшествия скрылся.

Я тут же вызвал сотрудников ГАИ. Так же на место происшествия прибыли милиционеры из отдела, что расположен на улице Каунасской, 14/1. Как и положено в таких случаях, был составлен протокол осмотра места происшествия, с меня сняты показания. Первым дознавателем по делу был сотрудник милиции по фамилии Жовклый (его рабочий телефон: 552-83-88). Затем все документы по делу были переданы в опорный пункт милиции, что расположен на ул. Энтузиастов, 11. В этом опорном пункте дело вел сотрудник милиции Дорошенко Александр Николаевич (его рабочий телефон: 544-92-13). Этот следователь дважды вызывал меня для дачи показаний, не информируя меня, как потерпевшего, о ходе расследования. Позже и вовсе все затихло.

На мои неоднократные обращения в милиции мне отвечали, что никак не могут найти машину и установить личность водителя “Мерседеса-500”. А в начале лета 2004 года мне сообщили, что г-н Дорошенко уволился, и где его новое место работы – никто не знает. Как никто не знает в опорном пункте, куда делись материалы уголовного дела, возбужденного, со слов Дорошенко, “по факту”. Якобы, дело было передано в Днепровского РОВД; в то же время в РОВД мне сообщили, что дела у них нет.

Таким образом, “годовщина” инцидента, стоившего мне разбитого автомобиля, душевного потрясения и потери времени, отмечена развалом уголовного дела, возможно – уничтожением материалов следствия с целью сокрытия улик. Недаром во время последней встречи со следователем г-н Дорошенко спросил нас с супругой: “Вы хотите получить деньги или уголовное дело?” Мы ответили твердо: денег не нужно — только уголовное дело и справедливое следствие. Учитывая дальнейшее развитие событий, могу предположить, что виновная в учиненном разбое сторона предложила следствию взятку за развал уголовного дела.

Столкнувшись с невозможностью добиться справедливости в Днепровском райотделе милиции г.Киева, и с нежеланием (боязнью) привлечь к ответственности виновного в разбое владельца указанного выше “Мерседеса”, обращаюсь к Вам как должностному лицу, в чьи обязанности входит надзор за соблюдением законности с просьбой:

— востребовать в распоряжение прокуратуры Днепровского района г. Киева из Днепровского райотдела милиции материалы, касающиеся разбойного нападения, совершенного против меня;

— провести всестороннее, объективное расследование этого инцидента; установить личность злоумышленника, дать надлежащую правовую оценку его действиям;

— дать правовую оценку действиям должностных лиц Днепровского РОВД, по чьей причине допущена волокита (согласитесь, это очень мягкая формулировка) в расследовании уголовного дела, в котором я, Кривенко А.И., являюсь потерпевшей стороной;

-информировать меня о мерах по восстановлению законности, принятых прокуратурой по сути изложенных мною фактов.

Кривенко А.И.”

Заявление прокурору Днепровского района гражданином Кривенко А.И. направлено сегодня – заказным письмом с уведомлением о вручении. Анатолий Иванович учел горький опыт общения с правоохранителями на предложенных ими “джентельменских” условиях. В свою очередь, «УК» берется освещать все коллизии “заявления Кривенко”. За плечами Валерия Николаевича – коллектив государственного автотранспортного предприятия, работники которого понимают: жертвой произвола на дорогах завтра может стать каждый из них.

Остается только догадываться, кто находился за рулем черного “Мерседеса”, и почему этот «человек с битой» уверовал в свою полную безнаказанность. Кто он — сын какого-нибудь крупного государственного деятеля? Или еще не целовавший асфальт член одного из столичных преступных сообществ? На сегодня ясно одно – он явно имеет высоких покровителей. В этом у «УК» сомнений нет.

Глеб Степняк, «УК»

Читайте также: