Секретариат Президента: кто подлее Гелетея?

«У 2004 році сталося отруєння Ющенка. До 2006 року на цю справу навіть не звертали уваги… А в 2006 році ми знову порушили це питання» — выдержка из интервью Валерия Гелетея одному из Интернет-изданий. Таинственное «МЫ»… В интервью, щедро раздаваемых Валерием Гелетеем, это слово звучит все чаще и чаще. Причем в весьма специфическом контексте. Претендующий на роль всеукраинского «отца и наставника следователей и оперов» чиновник из Секретариата Президента присвоил себе право комментировать детали и ход расследования резонансных уголовных дел. А попросту – влиять и давить на прокуратуру, СБУ, МВД. Многозначительно употребляя слово «МЫ». И если это не правоохранительные органы и прокуратура – кого же подразумевает под этим «МЫ» Гелетей? Благодаря усилиям Валерия Гелетея народ Украины все больше узнает об обстоятельствах расследования уголовного дела об «отравлении Виктора Ющенко. Причем основной обвинительный упор Гелетей решил сделать на меня, редактора «Украины криминальной». Ложь и инсинуации Гелетея, моего бывшего коллеги и стажера по работе в УБОП к счастью, не вызывают у меня никаких чувств, кроме омерзения. Мне не в чем признаваться и оправдываться. На роль демона, которого из меня пытается слепить этот человек, я не гожусь. Ни внешне, ни по своим убеждениям и воспитанию. Терпеть ложь я не намерен. Впредь я буду комментировать любое касающееся меня высказывание Гелетея. Договорились? Ты разглашаешь материалы следствия – я комментирую. Так, глядишь, и с «делом» разберемся.

Из интервью читателям становится очевидным, что Гелетей недоволен расследованием Генеральной прокуратурой Украины дела об «отравлении»: «… в мене була інформація, якою я володів і раніше, але й гадки не мав, що таких елементарних речей не було зроблено. З’ясувалося, що там взагалі забули про деяких людей. Тобто щодо вечері в Сацюка, вони відпрацювали по персоналу. Але Сацюк на той час був заступником голови Служби безпеки, і, звісно, допити відбувалися так: до нього приходили працівники СБУ й казали: «Товаришу генерале, дозвольте з вами поспілкуватися й пояснення певні взяти». І до нього ходили тижнями… Оце так розслідували, і пан Кузьмін, зокрема – уже наприкінці».

Что же ты, Валера, забыл добавить к Кузьмину фамилии других заместителей генпрокурора, до него курировавших расследование этого дела? Или политический момент требует призвать к ответу «донецкого» Кузьмина, а не, например, «оранжевого» Виктора Шокина?

И позволь тебя поправить — Владимир Сацюк с середины декабря 2004 года в Службе безопасности Украины не работал. Не передергивай факты, их легко проверить. Так что сказки о многонедельных хождениях следователей к В.Сацюку «с отданием чести» – из области твоего ослепленного местью воображения.

Справка «УК»: Спустя два года после окончания Академии внутренних дел и распределения в киевский УБОП, Валерий Гелетей вырос от простого стажера до начальника отдела по борьбе с бандитизмом, терроризмом и вымогательствами в столице Украины. И именно я, после объявления, сделанного личному составу отдела заместителем начальника УБОП А. Петровым о назначении Гелетея призвал оперсостав написать рапорта с требованием убрать этого человека из нашего подразделения. Тогда Александру Петрову удалось переубедить сотрудников этого не делать – не хотел скандальной огласки. И, наверняка, неудобно чувствовал себя перед высокими покровителями Гелетея. Тогда, при всех, я заявил А.Петрову, что если так пойдет и дальше, то вскоре Валера займет его место, а потом – и кресло начальника УБОП. Так и произошло, напророчил… А Гелетей надолго запомнил…

На вопрос журналиста о том, что на том ужине Виктор Ющенко чувствовал себя великолепно и, мол, там было выпито несколько бутылок коньяка, водки, пива – Гелетей ушел от ответа: «Вони й розслідували так, нібито все було дуже добре, так, як Сацюк говорив. Усе добре, за винятком єдиного, що в цей процес – подавання їжі – втрутилася людина із оточення Сацюка».

Не юли, Валера. Я действительно присутствовал на том ужине. Но не внезапно «втрутився в процесс», а присутствовал с самого начала! И могу добавить, что к списку перечисленных и употребленных дорогих напитков (в емкостях по 0,7 и 1 литру) следует добавить литровую бутылку виски. Не скромничай, рассказывай стране, ты же дело «изучил». Так что, как ни крути, выходит – посидели хорошо, по-доброму.

Когда ты вещаешь о моем прошлом, не лги людям. Меня не привлекали дважды к уголовной ответственности. Хотя ты желал этого и достаточноприложил руку к моим проблемам. Мало того, строителя — твоего соседа по Броварам, с помощью которого ты пытался упечь меня в 1996 году, в 2002 году снова привлекли к «расследованию» обстоятельств банкротства АКБ «Украина»! Случайность?

Правда, тогда, как и раньше, этот бедолага отказался оклеветать меня на очной ставке. Не правда ли, талантливая комбинация – «всунуть» работягу, взявшего деньги и не сделавшего ремонт в моей квартире в 1996 году, в уголовное дело по банку «Украина»? Мне до сих пор интересно, что он мог там прояснить? Или его главной задачей был повод удержать меня под арестом и любой ценой осудить за то, чего не было? Заявляя в прессе, что: «…там щодо нього була порушена справа з приводу махінацій…» ты, Валера, снова лжешь. Была не признанная мной служебная халатность, читай дело!

Говоря о моей «репутации, с которой в милиции уже нельзя было работать» — советую взять мои аттестации в УБОП и характеристику, с которой я ушел из органов. А заодно подсчитать количество поощрений в моем личном деле.

«… вже у 2006 році предметно запитали: чи встановлювався факт його втручання? Вони кажуть: не було втручання. І тільки зараз уже є інформація, що дійсно цей З. подавав їжу, за півтора метри до альтанки, де була та вечеря». Грандиозная ложь! Тут Гелетей превзошел самого себя! В 2004 году я дал следствию исчерпывающие показания по обстоятельствам, сопутствовавшим ужину 5 сентября. И сообщил, что присутствовал там с самого начала, наливал водку, пиво, подавал плов.

Печалят приступы твоей склеротической забывчивости, Валера. В предыдущих своих откровениях на «5-м канале» ты во всеуслышание заявил стране, что недобросовестная прокуратура меня на допросы вообще не вызывала. И это — задокументированный факт! Запамятовал?

Как же тебе верить, если в интервью на вопрос журналистки Юлии Ким о том, допрашивали меня или нет, ты «резко поменял показания» и заявил: «Ні, викликали його на допити і спілкувалися з ним, але ж ніхто не з’ясовував деталі, подробиці». Ложь, постоянная ложь, зато какой резонанс!

Особое удивление вызывают потрясающие гастрономические познания Гелетея, сообщившего стране, что плов — специфический продукт! Может, для бывшего начальника Киевского УБОП он и специфический, а обычные граждане употребляют плов с удовольствием.

Особо поражает разыгравшееся, явно больное воображение Валерия Гелетея. Который решил, что закопченный казан с пловом обязан служить украшением стола. Представьте себе нарисованную Гелетеем картину. Виктор Ющенко, председатель Службы безопасности Украины со своим заместителем и Давид Жвания поздно ночью, перед выборами, стоя в беседке вокруг стола копаются ложками в содержимом котла, вылавливая себе любимую косточку? «…коли кухар каже, що він двічі-тричі на тиждень приходив і завжди готував цей плов, який ставився з казаном на стіл, тому що хтось любить із кісточкою, хтось – ще щось, у кожного свій смак. Ви розумієте? Тобто плов – такий специфічний продукт, і зазвичай він ніс увесь казан на стіл…».

Валера! Хозяин дома, в котором проходил ужин, никогда не позволил бы поставить грязный казан на стол, и допустить, чтобы гости копали себе там еду. Не этично это, понимаешь? Может, там, где ты рос, так и подают еду. Но не у Владимира Сацюка. И никогда котел повар на стол не подавал!

Кстати, помнишь, даже приготовленную мной на природе уху ты не раз черпал не из котла на столе, а из индивидуальной тарелки. И на моих днях рождения тоже «трескал» не из кастрюли!

«…а того вечора людина Сацюка сказала, аби цей казан поставили на роздавальний столик, і коли плов розклали по тарілках, він звелів кухареві, щоби той ішов. Кухар пішов, тоді він виходить отак боком з однією тарілкою, потім піднімається по східцях, заходить туди, потім повертається за іншою тарілкою, і так чотири рази (а в нього, до речі, такі руки, що можна було відразу чотири взяти)». Ну что тут комментировать? Непревзойденный лжец! Тебе бы фантастику писать! На самом деле повар находился у котла и накладывал пищу, пока последняя тарелка не была поставлена на стол. Ступенек в беседке, где сидели гости, никогда не было. Носить по четыре тарелки не умею и учиться не хочу. И еще. В отличие от тебя, Гелетей, я «боком не хожу», только прямо.

На вопрос журналиста «а що зараз із цією людиною?» Гелетей ответил – «Мені не відомо. Ось ви запитуєте, чому я провів цю прес-конференцію і оце все озвучив? Наводжу приклад – коли я по всій цій інформації стосовно людини Сацюка поспілкувався в Генеральній прокуратурі, наступного дня він виїхав за межі України. І потім ми отримали інформацію, що він знав практично все про те, що ми робимо.»

Абсурдная логика! Если раньше я «практически все знал», то что же сейчас делает Гелетей, проводя «ознакомительно-развлекательные» пресс-конференции? Валера, по секрету сообщаю – я живу и работаю. Не беспокойся. В настоящий момент собираю документы и пишу книгу о событиях 2004 года, в которой обязательно найду место для тебя.

В качестве постскриптума анекдот для Валерия Гелетея.

Борец выиграл соревнования. Журналист спрашивает спортсмена:

— Скажите, а для чего вам ноги?

— Для подсечек.

Журналист не унимается: — а для чего вам руки?

– Чтобы хватать противника!

– А зачем вам такая большая голова?

Борец задумался… а затем сообщил: – я в нее ем!

Советую тебе, Валера, как бывшему борцу, активнее использовать голову «по прямому» назначению. Больше в нее ешь и меньше говори.

Тарас Залесский, главный редактор «УК»

Дальше будет

Читайте также: