КАК «ВЗЯТЬ БАНК», ЕСЛИ В РУКАВЕ ПРИПРЯТАНЫ ТУЗЫ

Мы живём во время, когда экономика неотделима от политики. И часто получается так, что финансовые преступления имеют политическую подоплёку или политические «разборки» прямо влияют на экономическое состояние предприятий. Это аксиома, и примеров ей множество. Новая украинская власть продекларировала стремление «отделить мух от котлет», то бишь очистить политическую «конюшню» от «навоза» экономических злоупотреблений. Но пока громкие заявления перейдут в практическую плоскость, некоторые власть предержащие, кажется, не прочь продолжить «выяснение отношений» в старом ключе. На эту мысль навевает история развития одной, на первый взгляд, простой финансовой афёры, корнями уходящей в дореволюционный период…Некое предприятие «Ольст» получив от ГНАУ по решению Киевского хозяйственного суда возмещение экспортного НДС на сумму 7 миллионов 492 тысячи гривен, решило за счёт этой суммы частично погасить свою задолженность по одному из договоров. 25 октября 2004 года ЧП “Ольст” перечислило через «Укрсоцбанк» ООО “Протея” 7 миллионов 480 тысяч гривен. Но спустя неделю, 1 октября, “Ольст” обратилось в “Укрсоцбанк” с претензией вернуть уплаченные деньги, поскольку де сказать, платежное поручение от лица «Ольст» подавалось неизвестно кем без подписи директора Л. Милютина и печати, что, естественно, делает платёж незаконным. К тому времени перечисленные деньги уже благополучно ушли с банковского счёта получателя.

При проверке оказалось, что печать и подпись директора соответствуют имеющимся в банке образцам, что и стало основанием для отказа в возвращении денег. Тогда фирма “Ольст” подала иск в суд, требуя вернуть деньги, уплаченные в пользу ООО “Протея”, определив ответчиком по своей претензии “Укрсоцбанк”. Из, казалось бы, недоразумения, дело начало принимать очень серьёзный оборот. Представители ответчика поняли, что их просто делают «крайними» в довольно грубой финансовой махинации и в свою очередь обратились к суду с просьбой передать материалы дела в прокуратуру, чтобы проверить не идет ли речь о действиях преступной группы аферистов. Среди прочего, правоохранителям предстояло бы выяснить, кто же подавал «поддельную» платёжку от имени ЧП «Ольст», что собственно и позволило бы Киевскому хозяйственному суду принять объективное решение.

Каково же оказалось удивление банкиров, когда судья Трофименко отказала в удовлетворении ходатайства, постановив, что суду не требуется никакое прокурорское расследование для определения истины. Достаточно будет решения Киевского института судебных экспертиз, соответствует ли оригиналу подпись директора и печать ЧП «Ольст». 28 декабря институт сообщил суду, что в связи с загруженностью сможет выполнить эту работу лишь в начале первой декады января. Но уже на следующий день, 29 декабря, неизвестное лицо получило от института судебных экспертиз уже готовый вывод в виде официального документа, и тут же приобщило его к делу в Киевском хозяйственно суде. При чем произошло это без какой-либо регистрации в канцелярии суда. Не сложно догадаться, что такое «решение» экспертов по поводу подлинности было отрицательным. Естественно, «Укрсоцбанк» потребовал дополнительной экспертизы. А тем временем судья Трофименко и дальше проявляла предвзятость к ответчику, отказавшись от привлечения к рассмотрению дела представителей получателя денег ООО «Протея». Учитывая это, банк попросил руководство Киевского хозяйственного суда сменить судью. Но это ходатайство также было отклонено. Чтобы все-таки добиться объективного рассмотрения дела, “Укрсоцбанк” 16 января обратился в Высший хозяйственный суд, требуя удовлетворить заявление об отводе судьи.

«Масла в огонь» подлил уже на следующий день депутатский запрос в Высший хозяйственный суд относительно судебного разбирательства известного борца с коррупцией Юрия Кармазина. Возникшее внимание народного избранника к подобного рода процессам волей-неволей является дополнительным прессом на суд, и часто связывается с заинтересованностью подателя запроса в определённом решении судебной инстанции. В результате Высший хозяйственный суд рассмотрел обстоятельства дела, и вернул его в Киевский хозяйственный суд без рассмотрение кассационной жалобы по сути.

Отчаявшись добиться объективности в судебных органах, 1 февраля “Укрсоцбанк” обратился в Генеральную прокуратуру. В заявлении его представители требовали возбудить уголовное дело по фактам деятельности организованной группы, которая незаконно путем мошенничества пытается получить от “Укрсоцбанка” 7 миллионов 480 тысяч гривен. Наконец-то уголовное дело возбуждено, и теперь судья Киевского хозяйственного суда вынуждена будет при вынесении окончательного решения учитывать выводы следователей.

Такова вкратце завязка этой детективной истории, и благодаря усилиям «Укрсоцбанка», а теперь и следователям Генпрокуратуры, развязка может оказаться совсем не такой, как предполагали те, кто разрабатывал этот авантюрно-криминальный сюжет.

На подобные предварительные выводы наводит некоторые косвенные факты, связанные с деятельностью истца – ЧП «Ольст». Создаётся впечатление, будто за этой непримечательной фирмочкой стоят очень серьёзные люди. Взять хотя бы получение возмещения НДС от ГНАУ, предворявшее данную историю. На решение хозяйственного суда обычно в таких случаях налоговики подают аппеляцию, стараясь любыми способами если не избежать выплаты денег из госбюджета, то оттянуть ее. Но тогда они проявили подозрительную лояльность. Обычно в Украине подобное случается, когда за получателем денег стоят интересы кого-то из влиятельных политиков. Кстати, как видим, у ЧП «Ольст» уже имелся недавний положительный опыт общения с Киевским хозяйственным судом. Ещё более очевидным подтверждением выдвинутого предположения является оперативное получение «нужных» выводов экспертизы подлинности подписи и печати на злополучной платёжке. Те, кто знаком с бюрократической канцелярией украинских судов, прекрасно знают, что такое количество процессуальных действий за одни сутки осуществить практически нереально. Если, конечно, речь не идет об очень “важных” делах, в которых заинтересованы высокие чины или влиятельные политики. Учитывая категорическое нежелание истца и суда привлечь к расследованию второго участника сомнительной сделки – ООО «Протея», не исключено, что “Ольст” и “Протея” реализовывали этот план вместе.

Что ж, если предварительные выводы верны, то остаётся понадеяться только на непредвзятость и профессионализм следователей Генеральной прокуратуры, ибо, как показала эта история, отечественные суды и при новой власти стараются жить по-старому.

Татьяна Швец специально для «УК»

Читайте также: