Что заставляет жен искать киллеров для своих супругов?

Мы не берем в расчет участившиеся в последнее время случаи заказов на своих жен, на жен своих любовников, не говоря уж о банальной расправе один на один. Убийство как способ ведения дел в коммерции еще десять лет назад… не приветствовалось, конечно, но находило понимание. А вот в личной жизни… Специалисты и по сей день считают, что заказное убийство немыслимо без «коммерческого момента». Одним словом, в чете, «половина» которой решилась на это сложное и страшное преступление, должны царить непростые финансовые отношения.

В семьях дворников ведь никого не заказывают. Денег особых нет, а жилплощадь служебная. А вот заказчицы уверяют, что виной всему деспотичный характер мужа-жертвы.

Не обязательно люмпены

…Однажды этот случай послужил темой для дискуссии: всегда ли стоит доводить преступление до конца. Не лучше ли было бы просто вызвать даму в милицию и дать ей понять, что всем уже известно об ее планах и в случае чего.. . И в стране оказалось бы на одну преступницу меньше. (И на одного героя — из оперативников — меньше.) Впрочем, что сделано, то сделано.

Анна и Александр прожили вместе больше двадцати лет. Со стороны глядя — типичная семья ленинградских интеллигентов. Он — врач-хирург, дослужившийся до заведующего отделением травматологии в госпитале для ветеранов войны. Она окончила педагогический, вела музыкальный кружок. Потом оба вышли на пенсию. И вот тут, видимо, началось.

Из показаний Анны Артемьевой:

«Муж постоянно приходил домой пьяным. Всячески унижал и оскорблял и меня, и детей. Они даже к нам приходить перестали…»

Прошлое у Артемьева было богатым. Служил в Афганистане. Был даже награжден орденом Красной Звезды. Потом наступило безденежье -его-то как раз пережить было трудно, и в 2000 году Александр попался на мошенничестве. Приговора он так и не дождался: дело отправили на доследование, но нервничал, говорят, изрядно. А у Анны в то время случился второй инсульт. И дали ей вторую группу инвалидности. Сама она позже говорила, что до инсульта ее довел муж. Из дому она уже почти не выходила, найти какую-нибудь отдушину или просто полезного знакомого ей было негде. Правда, как раз в те дни, когда муж дожидался суда, случай свел Анну с электриком Геннадием Ковалевым, который пришел к ней чинить электроплитку. Посидели, поговорили. Анна пожаловалась на «заскоки» мужа, Геннадий оставил телефон: звоните, если что.

Она позвонила через год. Цену назначила сама — тысячу долларов. Пятьсот — вперед, еще пятьсот — потом, когда выполнят. И попросила в доказательство принести ей что-нибудь из личных вещей Александра и желательно документы.

Становиться убийцей Геннадий не захотел и сдал заказчицу своему знакомому — оперативнику из спецслужбы милиции. Дальше разыгрался спектакль. Даме подвели капитана из той же «спецуры» Владимира Шапко. До этого электрик уже звонил Анне и говорил, что заказ выполнен. Потом принес ей в доказательство фотографии «убитого» Артемьева и часы с его руки. Говорят, что исходом дела Анна была очень довольна, несмотря на то что, прося Ковалева «разобраться с мужем», якобы вовсе не имела в виду убийство. Только так, поколотить, чтобы в больнице полежал с полгодика. И еще поблагодарила опера за то, что не стали уродовать труп или прятать его в проруби, под асфальтом и т.п. «Похороним по-человечески», — сказала.

Затем Ковалев объяснил, что непосредственный исполнитель преступления — Шапко — требует еще 300 баксов сверху. Женщина согласилась. При передаче денег — встреча происходила на остановке на углу Космонавтов и Типанова — оперативники задержали заказчицу. Три дня она провела за решеткой. Все это время спасенный муж, которого в дни «расправы» прятали где-то на милицейской даче, рыскал по городу в поисках адвокатов. В страшный замысел супруги он не поверил. А если поверил — простил.

Анну Петровну выпустили на свободу через три дня. С учетом ее статьи — «покушение на убийство» — случай беспрецедентный. Но с другой стороны, кому может навредить 54-летняя женщина, инвалид второй группы? Характеристики с мест работы — одна другой слаще. А вот у Александра репутация более чем подмоченная. Дело даже не в судимости, тем более что ее, считай, еще нет. На работе Артемьева не любили. И пьянствовал, и вел себя по-хамски, и к своим обязанностям относился пренебрежительно. Но смещать его с должности заведующего отделением никто не торопился: наверное, ждали, когда сам уйдет на пенсию. Зато доктора постарались, когда пришло время писать характеристику: таких «черных» эпитетов удостаивались не многие подсудимые, не говоря уж о жертвах.

После очных ставок у следователя Анна и Александр вместе выходили за дверь и шли, правда, в разные стороны. Живут они теперь отдельно. А сегодня, в день первого судебного заседания, встретятся в суде.

Образцовое раскрытие

В отличие от предыдущего это убийство увенчалось успехом. 42-летний Владимир Ермишин был убит в своей квартире обычной гантелей. Убийцей оказался ранее судимый Дмитрий Сивоголовко, заказчиками — Ангелина Ермишина и ее новый сожитель Валерий Винтер.

Странная это была семья. С Владимиром Геля жила душа в душу, растила двух сыновей. Потом эта авария. В одну минуту Владимир стал инвалидом, а Ангелина — главой семьи, вынужденной вытаскивать в жизнь не только подрастающих мальчиков, но и парализованного мужа, который к тому же всегда был на взводе: какое могло быть настроение у молодого мужика, в одночасье ставшего никому не нужной развалиной. Ходить Владимир со временем научился, а Ангелина получила возможность сравнивать, что хуже: просто муж-инвалид или инвалид-алкоголик. Несмотря на болезни, Владимир нередко распускал руки и вообще показывал, кто дома хозяин. Причем не жене, а все больше детям. Старший сын в итоге сбежал из дому и поселился в приюте «Ребенок в опасности».

Но и это было не самое страшное. У Владимира обнаружили туберкулез. В открытой форме. Причем обнаружили уже после того, как он заразил Ангелину. Вскоре она тоже получила инвалидность — только не первой, а второй группы. И продолжали жить вместе. А потом в жизни Гели появился Валера.

Однокомнатная квартира с супругами-туберкулезниками и двумя здоровыми детьми — не дикость ли? Ее и разменять нельзя, тем более что туберкулезников в коммуналку не селят. Жить Валере было негде, и он пришел к Ангелине. Даже в те дни, когда детей не было дома, квартира напоминала курятник: муж, жена и любовник в одной комнате. Все ждали, что Володя уедет в туберкулезный санаторий, но он не спешил. Только пил на улице неизвестно в какой компании, а потом возвращался с побитой рожей и пытался сорвать зло на счастливых любовниках. Однажды Ангелина не выдержала и сказала в сердцах: «Хоть бы тебя совсем добили, что ли…» Фраза эта оказалась роковой. Валерий вместе со своим ранее судимым приятелем Дмитрием Сивоголовко желание исполнили.

Как следовало из приговора, о предстоящей расправе знали все. Ангелина собралась на день рождения к подруге, Валерий, как и положено спутнику жизни, ее сопровождал. Вернувшись домой, увидели в квартире труп Ермишина, рядом — окровавленную гантель. Сивоголовко с заданием справился на славу: за выполнение заказа ему обещали долю из проданной квартиры. Правда, он утверждал, что убил Владимира во время драки, а экспертиза показала, что Ермишин был убит во сне. Да и ключ, которым открывали дверь, киллер мог получить только от Валерия или Ангелины.

Доказательную базу подкрепляли чистосердечные признания, данные всеми тремя участниками драмы. Потом, правда, и Дмитрий, и Валерий рассказывали, что оговорить себя их вынудили оперативники, обещая в случае «достижения консенсуса» хорошую камеру Дмитрию и подписку о невыезде Валерию и Геле. Заказчики преступления действительно гуляли под подпиской до приговора, но сроки все-таки получили реальные: исполнитель — 12 лет, Валера и Геля — 9 и 6. На суд Ангелина приходила беременной — с отцом будущего ребенка она познакомилась уже во время следствия. А с Валерием поссорилась: ведь по сути именно он рассказал милиции о ее косвенном участии в преступлении.

Беременность, инвалидность, крутой характер мужа — все это сыграло роль при назначении наказания. Шесть лет — это ниже низшего предела.

По слухам, «раскручивать» убийство Ермишина взялись оперативники из только что созданного элитного 15-го отдела главка — того самого, который занимается раскрытием заказных убийств. Нельзя сказать, чтобы эта победа упрочила славу сыщиков, но плюсик в показатели она явно добавила. В конце концов, никто не запрещает лучшим оперативникам города заниматься семейной мелочевкой. Особенно на фоне «свинцовой осени» 1998-го.

Жертвы экономики

У Саши и Люды Злотниковых жизнь складывалась неплохо. Познакомились они на работе -в 80-х годах половина Выборга работала на крупных комбинатах, в частности на светогорском. Вместе зарабатывали деньги: она — на инженерной должности, а он — на слесарской. И вместе же попали под сокращение. Дальше — все как обычно: Александр пил и изменял стремительно стареющей Людмиле. Ее саму и детей избивал и выгонял из дому. А потом «запал» на Людмилину подругу Елену. Как ни странно, она активно поощряла ухаживания пятидесятилетнего ловеласа, а в один прекрасный день даже предложила ему прокатиться вместе на ее дачу в живописном выборгском лесу. «Там нам никто не будет мешать». Удачно совпало, что Людмила с детьми в эти дни тоже собралась на дачу и проследить за мужем не могла.

Проехав по лесу несколько километров — до дачи оставались считанные минуты — машина остановилась. Елена предложила прогуляться пешком. Через пару шагов будущие любовники наткнулись на двух мужчин, которые прятались в кустах и, похоже, специально поджидали кого-то. Нет, не кого-то, а именно их. Александра долго и жестоко избивали всеми подручными средствами, а вот Елену почему-то не тронули.

По сути это было самое настоящее заказное убийство. Заказчицей выступила, конечно, Людмила, уставшая от многолетнего террора мужа. А Елене была уготована роль приманки. Женская дружба — понятие неизведанное, и ради . спасения подруги Елена была готова пойти даже на убийство. Впрочем, какое там убийство — расправу осуществляли два известных в Выборге черных маклера, которым Людмила пообещала долю от своей квартиры. Два киллера — Алексей Абрашов и Павел Браун — однажды уже привлекались к уголовной ответственности по подозрению в мошенничествах с квартирами и убийствах, но дело в отношении их было благополучно прекращено. В нужный день Елена заманила Александра в лесок, где их уже ждали Браун и Абрашов. А спустя месяц все четверо оказались на скамье подсудимых. Женщины получили по пять лет колонии, мужчины — в два раза больше.

***

Мотивы

Мотив первый: все сливки сняты

Как правило, им грешат супруги, вышедшие замуж от большой любви к деньгам мужа. Живут несколько лет в мире и согласии, затем, когда у того заканчиваются и деньги, и здоровье, жены принимают решение избавиться от обузы. Другой вариант — когда дама с самого начала планировала устранить благоверного (опять же ради денег, квартиры и т.п.) и по сути выходила замуж уже за будущего покойника. Но такие случаи бывают редко, а уж доказать такой далеко идущий замысел и вовсе невозможно.

Мотив второй: любовь зла

Тоже финансовый, но куда более сложный. Женщину может использовать ее любовник, являющийся к тому же конкурентом или просто давним врагом мужа. Потом, когда супруга с замыленными мозгами осуществляет расправу (любовник может подвести к ней и подходящего киллера), ее запросто сдают в милицию. Обещанного другом счастья — он умрет и все сбудется — она так и не дожидается, а вместо этого попадает в тюрьму. Иногда несчастная даже не понимает, что ее банально подставили, и продолжает до последних минут упорствовать, что у нее никого не было и киллера она нашла сама.

Мотив третий: шантаж

В процессе многолетнего общения, жизни бок о бок и др. супруги становятся носителями весьма взрывоопасной информации. Семейные тайны даже после развода супруги блюдут свято. А вот деловые…

В Челябинске бывший муж одной бизнесвумен вздумал шантажировать супругу ее участием в жилищных махинациях. Деловая судьба женщины и так висела на волоске: в отношении ее возбудили уголовное дело по статье «мошенничество», правда, по факту только одной операции. А муженек мог запросто подбросить и кое-что еще. Женщина обратилась к знакомому, местному торговцу автомобилями, пользовавшемуся определенным авторитетом в городе: в свое время бывший супруг умудрился «наступить ему на ногу». Он ее вывел еще на одного человека -между прочим, юриста.И нашли — в университете. Бывший воин-«чеченец», а ныне студент подыскал еще двоих. Муж-шантажист был убит, а все пятеро участников преступления получили на пятерых 68 лет колонии.

Мотив четвертый: око за око

Самый распространенный мотив, который чаще всего и звучит в уголовных делах, — это месть. Мстить можно за что угодно: за отобранные лучшие годы, за пьянство, но чаще — за побои. Почти все заказчицы предстают в зале суда несчастными, забитыми, уставшими от жизни полуженщинами-полустарухами. А мужчины, уже ставшие жертвами или вовремя спасенные, — алкоголиками, дебоширами и т.п. В случае с Анной Артемьевой женщина «мстила за инсульт». Ангелина Ермишина — за побитых детей. В подмосковных Люберцах был такой случай: жена расправилась с мужем за то, что он мешал сыну учить уроки.

Последний мотив преобладает: во-первых, он позволяет рассчитывать на снисхождение в суде, во-вторых, его обладательницы просто чаще попадаются. Если гибнет крупный бизнесмен, его супруга, конечно, попадает под подозрение, но не в первую очередь, а наравне с партнерами, конкурентами, должниками и т. п.

Иначе обстоят дела во взаимоотношениях женщины и любовника. Заказывают и их — бывает. Вот только корыстный мотив в этом случае отходит на задний план, ведь общего имущества у них еще не существует. Зато на первый план вместе с эмоциональными побуждениями (отомстить за то, что бросил) выступает опять же боязнь шантажа. Когда у дамы есть высокопоставленный муж, которым она, несмотря на побочную любовь, очень дорожит, ее может погубить буквально одно слово. Этим обстоятельством и пользуются разные привлекательные прохиндеи. А загнанной в угол даме ничего уже не остается, как устранить шантажиста таким вот радикальным способом.

В случае же с киллерами все ясно: их привлекают деньги. Но тоже не всегда. В Наро-Фоминске 17-летний убийца пошел на преступление из-за любви к дочери жертвы. Отец-тиран, как водится, не давал жить жене и дочери, и последняя в конце концов попросила своего школьного приятеля разобраться с папашей. Этот случай уникален еще и тем, что заказчицы преступления получили гораздо более серьезные сроки, чем исполнители: 11 лет каждой против семи лет. .. Несмотря на то, что жертва осталась жива.

***

КОММЕНТАРИИ ПСИХОЛОГА

Елена КУДРЯВЦЕВА:

Пойти на такое преступление — заказное убийство собственного мужа — могут только женщины с мужским складом ума. Или хотя бы с превалирующими мужскими чертами. Ведь заказное убийство требует и сил, и времени, не говоря уж о деньгах. Представим, что поиском киллера занимается мужчина. У него наверняка больше соответствующих знакомых. Он может утром позвонить надежному устранителю, вечером вручить деньги за выполненный заказ, а на следующий день уже раскаяться. Преступление совершается на гребне эмоций. А вот мотивы отличаются от «женских». Вряд ли мужчине придет в голову заказывать кого-то из мести: месть они предпочитают осуществлять сами.

Зато женщины ко всему этому готовятся куда серьезнее. Соответственно, у них появляется больше времени на обдумывание. Такие убийства никогда не бывают случайными Кстати, среди мотивов все равно главенствует финансовый. Чем бы он ни был приукрашен. Потому что все остальные проблемы можно все-таки решить разводом.

***

А как у них?

В Америке — не лучше

Читая сводки и статьи о семейных «заказах», так и хочется воскликнуть что-нибудь вроде: «Ну, это типично российский продукт, а в цивилизованном мире такого не случится! У них там и пьют меньше, и брачный договор с завещанием составляют, так что после смерти благоверного ловить будет особо нечего». Как бы не так. Пару лет назад вся Америка была потрясена страшной историей падения сверхблагополучной семьи кинопродюсера Арлена Слободоу. Вернее, история их развода — Арлена и его жены Эльзы Ньюман — никого особо не затронула: ну развелись, ну со скандалом, ну отсудил суд обоих сыновей не матери, а отцу. А вот спустя несколько месяцев кто-то напал на Арлена прямо в его спальне. К счастью, мужчине удалось одолеть слабосильного убийцу и даже сорвать с него маску. Легко представить его удивление: мало того что убийцей оказалась женщина, она к тому же была ему хорошо знакома. Это была подруга его бывшей жены, занимавшая к тому же пост в госдепартаменте США. Женщина бросилась бежать — но спустя час была задержана полицией. На допросе выяснилось, что действовала она по заказу своей подруги Эльзы, желавшей во что бы то ни стало вернуть себе детей. Спасло продюсера только то, что женщина почему-то не решилась стрелять в спящего и решила сначала разбудить его. Ну и конечно, реакция.

Суд оказался строг к двум подругам — обе получили лет по десять лишения свободы.

Нина Астафьева, Смена

Читайте также: