«Квартирная мафия» сотрудников милиции, адвокатов и нотариусов и жены мертвых душ

Перовский районный суд Москвы на днях вынес обвинительный приговор по одному из уголовных дел, возбужденных в рамках масштабного расследования об аферах на столичном рынке недвижимости. Это расследование, как выяснилось, сейчас ведут правоохранительные органы. К различным срокам заключения были приговорены начальник отдела участковых уполномоченных ОВД Рязанского района Москвы Сергей Мазикин, адвокат Федор Громов, его двоюродная сестра Татьяна Громова и Андрей Родионов. Все они признаны виновными в мошенничестве, выразившемся в завладении муниципальной квартирой умершего человека, которая по закону должна была отойти государству.

В деле идет речь только об одной квартире. Но следователи отметили, что это лишь один из многих подобных эпизодов, выявленных в ходе продолжающегося расследования в отношении «квартирной мафии», в которую входили сотрудники милиции, адвокаты и нотариусы. В его рамках счет похищенным по такой же схеме квартирам идет уже на десятки, но в спецслужбах полагают, что о реальных масштабах деятельности махинаторов можно только догадываться. Пока следствие выявляет все новые подобные случаи и новых обвиняемых, счет которым также пошел на десятки.

На милиционера Мазикина, адвоката Громова и их сообщников сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) УВД Северо-Западного административного округа (СЗАО) Москвы вышли в ходе расследования другого уголовного дела о квартирном мошенничестве, возбужденного УВД СЗАО еще в 2005 году. Оно, собственно, и положило начало общему расследованию на эту тему. В ходе следствия выяснилось, что такие аферы фактически превратились в хорошо отлаженный бизнес, который успешно работал как минимум с 2000 года и в который вовлечены самые разные люди.

Как выяснили следователи, информаторы — сотрудники милиции или жилищных органов — вычисляли квартиры, в которых умерли одинокие пенсионеры. Затем их сообщниками подделывались различные документы, в том числе завещания, договоры купли-продажи недвижимости, свидетельства о браке, смерти, справки БТИ и т.д.

После этого в схему вступала мнимая жена умершего, которая задним числом ставила свою подпись на липовом бланке о регистрации брака и прописывалась в квартиру умершего «супруга». А через неделю она появлялась в паспортном столе уже в роли убитой горем вдовы. Вступив в права наследства, такие «жены» оформляли на риэлторов доверенность на сбор документов и приватизацию «своих» квартир с последующей ее продажей добросовестному приобретателю. После сделки купли-продажи все вырученные деньги участники афер делили между собой согласно величине своего «вклада» в общее дело.

Расследование дела, которое рассмотрел Перовский суд, началось в декабре 2005 года после того, как в ОБЭП СЗАО пришла москвичка Людмила Самойлова. Она рассказала, что к ней поступило необычное предложение — ее знакомый, некий Родионов, попросил изготовить задним числом поддельное завещание на квартиру, в которой умер хозяин. По словам женщины, она была знакома со многими нотариусами и иногда помогала приятелям разыскать нужного специалиста, который мог бы принять без очереди. В каких-либо незаконных сделках она никогда не участвовала, поэтому предложению Родионова удивилась, но, испугавшись, согласилась на участие в афере. Однако после разговора прямиком направилась в милицию.

Сыщики сразу же предложили женщине поучаствовать в оперативном эксперименте, чтобы пресечь махинацию и выявить всех преступников. Снабдив Самойлову аудио- и видеотехникой, оперативники отправили ее на встречу с Родионовым, на которой последний передал ей бумажку, где было указано, что завещание нужно изготовить от имени Александра Харламова на Татьяну Громову и датировать его 5 февраля 2003 года. За это Родионов пообещал заплатить Самойловой 94 тыс. руб. При этом Родионов подчеркнул, что нужен «реальный документ», поскольку левый он и сам может виртуозно изготовить. Также в разговоре он обещал «проконтролировать ситуацию», чтобы все было «без кидняков».

Чтобы выявить всю преступную цепочку, оперативникам пришлось обратиться за помощью к одному из столичных нотариусов, который также согласился на участие в оперативной разработке. За несколько дней нотариус по ксерокопии паспорта умершего Харламова изготовил все необходимые документы, чтобы у преступников не было сомнений в их подлинности, — алфавитную книгу, реестр и само завещание на квартиру. После этого Самойлова передала копию завещания Родионову для проверки его на подлинность. Последний же, как установили сыщики, вскоре передал документ сотруднику ОВД «Рязанский» Мазикину.

Вскоре, как следует из материалов дела, к нотариусу пришел подчиненный Мазикина — участковый уполномоченный Сергей Тютюгин — с запросом о предоставлении всех копий по выпискам из алфавитной книги, реестра и самого завещания от имени умершего Харламова. Нотариус выдал участковому все копии, заверив их, что завещание подлинное и никаких изменений по завещанию не было. После этого Родионов сказал Самойловой, что она отлично справилась с работой, и вручил обещанные деньги. Но оперативники не стали его задерживать, понимая, что квартиру скоро выставят на торги и тогда станут известны все участники махинации.

Через некоторое время в Москомрегистрацию действительно обратилась Татьяна Громова, на которую и надо было изготовить поддельное завещание, и, представив его, заявила о своем праве вступления в наследование квартирой Харламова в доме по улице Зеленодольская, 9, корп. 1, как ближайшая родственница. После оформления всех необходимых документов Громова дала объявление о продаже квартиры за почти 4,4 млн руб. Чтобы не упустить аферистов, сыщики решили выступить в качестве покупателей. После просмотра квартиры они внесли залог, а после подписания договора купли-продажи заложили в банковскую ячейку остальные деньги, сдав документы на квартиру в регистрационную палату.

После этого все наработанные оперативные материалы по квартирным аферистам были переданы в прокуратуру Москвы для возбуждения уголовного дела. 13 июня 2006 года при получении денег в банке были задержаны Мазикин и риэлтор, который от имени Громовой продавал квартиру. Остальных аферистов задержали на квартирах и рабочих местах. В ходе обысков сыщики обнаружили и изъяли у Родионова множество бланков различных организаций и целый чемодан с фальшивыми печатями ЗАГСов, ЖЭКов, правоохранительных структур, нотариальных контор и других госучреждений, причем не только московских, но и расположенных в других регионах.

Вскоре Замоскворецкий райсуд по ходатайству следствия арестовал Сергея Мазикина, Сергея Тютюгина, Андрея Родионова и Татьяну Громову. Также фигурантом дела оказался и двоюродный брат последней, адвокат Федор Громов, поскольку некоторые задержанные на допросах назвали именно его организатором всей аферы. К тому же у следствия уже были материалы прослушивания телефонных переговоров, в которых он обсуждал детали махинации. В отношении Федора Громова дело было выделено в отдельное производство, поскольку у следствия ушло несколько месяцев на то, чтобы получить у суда разрешение на привлечение адвоката, являющегося согласно закону так называемым спецсубъектом, к уголовной ответственности. Узнав об этом, Громов ударился в бега и был объявлен в розыск. Задержали его лишь в августе 2007 года. Он отказался давать показания, пояснив следствию, что лишь оказывал юридическую помощь своей двоюродной сестре Татьяне.

Тем не менее суд согласился с версией следствия, что он также имел прямое отношение к хищению квартиры. Как следует из приговора, в сентябре 2005 года участковый Тютюгин при обходе жильцов дома №9, корп.1, по Зеленодольской улице обнаружил в одной из квартир мумифицированный труп хозяина Александра Харламова. Он сразу же изъял из квартиры умершего паспорт и правоустанавливающие документы на недвижимость — свидетельство о смерти матери Харламова, копию заявления о передаче квартиры в собственность Харламова, после чего передал все документы своему начальнику Мазикину. Как следует из материалов дела, Мазикин рассказал об этих документах своему знакомому адвокату Громову. А тот предложил участковому «грамотно» присваивать квартиры умерших граждан.

Как рассказал на допросах Мазикин, Громов заверил его, что при этом они никакого преступления не совершат, так как у умершего владельца муниципальной квартиры нет родственников и на наследство будет претендовать лишь государство, которое весьма неохотно защищает свои права. Именно адвокат Громов, как следует из материалов дела, придумал план реализации квартиры — оформить задним числом завещание на свою двоюродную сестру Татьяну, после вступления в наследство квартиру продать, а деньги поделить.

Во время расследования этого дела в следственном изоляторе от сердечной недостаточности скончался Сергей Тютюгин, поэтому уголовное преследование в отношении него было прекращено, но все остальные предстали перед судом.

Родионов с учетом его раскаяния был приговорен к трем годам колонии, Мазикин — к четырем годам и лишению права занимать должности в системе правоохранительных органов сроком на три года. Брат и сестра Громовы вины на суде так и не признали, и суд назначил им более суровое наказание. Адвокат получил шесть лет колонии, Татьяна Громова — пять с половиной лет.

Екатерина КАРАЧЕВА, Время

Читайте также: