Одержимые «азартной лихорадкой». Исповедь анонимного игрока

Моя история такая же самая, как и у других гемблеров — это как истории болезни, в которых больной вдохновенно изображает, когда именно у него поднялась температура, когда спала и начался насморк, а врач, зная симптомы гриппа, может это рассказать за него. Мне 24 года, играть начал где-то пять лет тому назад. Конечно, автоматы по пятьдесят копеек — у нас на Сырце уже вместо всех гастрономов комфортные залы открыли, а в начале просто по несколько машин в уличных павильонах стояли. Впервые завели прежние одноклассники — пива выпили, я выиграл какую-то мелочь, потом прицепился какой-то немолодой человек, стал рассказывать, что имеет собственную систему игры и хочет именно мне ее передать.

Тогда я над ним посмеялся, но дома задумался, решил еще раз прийти уже один и сыграть по собственной системе — всегда увлекался математикой, потому интересно стало просчитать закономерность появления выигрышных комбинаций и вероятность выигрыша.

Наиболее интересно, что и в самом деле стал выигрывать — понемногу, так, на пиво и к пиву, тратил часа по три-четыре вечером, потом возвращался домой. Дальше впервые переночевал в зале, почувствовал, что уже утро, только когда, простите, носки к ногам прилипли. На работе начал засыпать, врал о бурной личной жизни, потом попал под сокращение и вздохнул облегченно — можно было играть сколько угодно.

Родители мне подбрасывали денег, потому что я и им рассказывал о девушке из зажиточной семьи, которую нужно должным образом развлекать. А сам шел к своим автоматам, у меня для каждого из них было имя, особенные правила поведения, определенные ритуалы, в общении. Лишь здесь в зале, у меня была настоящая жизнь. За какое-то время реальный мир с его проблемами потерял для меня смысл.

Во время игры я терял ощущение времени, не чувствовал голод и усталость, даже к туалету выскакивал уже тогда, когда совсем уж невмоготу было. Потом как-то поймал себя на том, что, кроме автоматов, меня ничего не интересует — нет друзей, девушка только вымышленная, перед родителями заврался полностью, и в действительности ни с кем общаться не хочется.

Дальше вдруг кончились деньги. Даже помню этот день — играл вдалеке от дома, отложил сумму на такси, потом проиграл и ее, а пройдясь пешком по городу, начал искать в доме «тайники» с деньгами и понял, что больше нет ни копейки.

 

Справка:
Гемблинг, также лудомания — (патологическая склонность к азартным играм ) «заключается в частых повторных эпизодах участия в азартных играх, что доминирует в жизни субъекта и ведет к снижению социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей, не уделяется должного внимания обязанностям в этой сфере». Говоря о психологических особенностях проблемныхгемблеров, большинство исследователей указывает на потерю контроля за собственным поведением, причем это касается всех вариантов гемблинга — от игры на тотализаторе до игровых автоматов (O’Connor, Dickerson, 2003). Австралийские исследователи А. Бласцински и Л. Науэр (Blaszczynski, Nower, 1997) выделяют три подгруппы проблемных гемблеров:

  • с нарушением поведения;

  • эмоционально неустойчивые;

  • антисоциальные гемблеры, склонные к импульсивным поступкамв.

 

На утро решил не играть. Началась настоящая «ломка». Почувствовал, что должен спасать себя сам. Позвонил матери, она приехала, рассказал. Она, оказывается, догадывалась. Даже рассказала, что у нас в роду мй прадедушка когда-то проиграл в карты семейное имение, за что его имя в семье вспоминали с проклятиями. Спросила, сколько у меня долгов, и ничего ли я еще не украл.

Нет, я не воровал, но мысли были — об этом я, конечно, маме не сказал. Она достаточно быстро отыскала врача, начала меня водить к нему на приемы, а я лихорадочно высчитывал, сколько бы времен мог играть и выигрывать за те деньги, которые платят специалисту, который ведет со мной просто разговоры о том, в какой момент и почему именно я продолжал играть, хотя должен был бы пойти домой и не просить кредита у владельцев заведения.

Единственное, что вроде бы утешало врача, что я еще не перешел тот предел, за каторым гемблер совершает преступления, от краж к убийству. Так совпало, что именно в день моих дежурных посещений врача в нашем районе игрок убил охранника зала игральных автоматов — заведение закрывали, а он хотел играть еще. У меня был похожий случай, я вспомнил свою злобу и — испугался. Ужасно испугался.

Родители устроили меня на работу, провожали на нее и встречали, мою зарплату забирала мама, дома я сначала лежал на диване, уставясь в потолок, потом начал понемногу играл в компьютерные игры, но они меня не заинтересовали — не было того антуража, что в реале. Принимал антидепрессанты, назначенные врачом, и вроде бы понемногу выныривал из того причудливого мира, в котором жил. Одноклассники, по иронии судьбы, те же с которыми когда-то в первый раз сыграл, пригласили на шашлыки — в компании познакомился с девушкой, начал встречаться. Как-то она, проходя мимо разноцветных мигалок игрального зала, предложила зайти. Ответил: «Это ты без меня». Она обиделась, а я почувствовал наконец свое освобождение. Хотя, наверное, я всетаки когда-нибудь зайду туда еще — так, просто посмотреть на тех, кто играет.

Старожицкая Мария

Лудомания и люди

Всем известна веками проверенная мудрость: «Если хочешь выиграть в казино, нужно его купить». Но игроков эта аксиома не останавливает — количество тех, кому ставят диагноз «лудомания» (от лат. ludus — игра) или «игровая зависимость», постоянно растет, в отличие от возможностей полностью избавиться этой болезни. Статистика приблизительно такова: из ста зависимых от игры к специалистам обращаются десять, из них вылечиваются трое. Причина — обращаются к врачу слишком поздно, ведь самостоятельно такого решения, как правило, не принимают, а от родных и коллег увлечения игрой держат в тайне. Но лечение является необходимым — Всемирная организация здравоохранения включила лудоманию в реестр психических заболеваний именно потому, что, кроме периодического изменения состояния психики игроков, она влечет и физиологичные нарушения: дисбаланс в клетках мозга.

Одержимый «азартной лихорадкой» человек обычно проходит четыре стадии: стадия выигрыша, когда человек играет изредка, о выигрыше мечтает, но не стремится к нему. Дальше идет стадия проигрыша, когда играет достаточно часто, специально посещает казино или зал игральных автоматов, может одолжить большую сумму в надежде на успех. При условии, что такой стиль жизни вызывает сетование родных, игрок начинает врать, ему неудобно жить в мире вне игры.

Начинается стадия отчаяния: в это время портится репутация на работе, растут долги, начинаются нападения паники, проявляется способность к противозаконным действиям. Это Достоевский, чтобы рассчитаться с долгами, когда вдребезги проигрался, мог написать роман «Игрок», гениев не так много — на этой стадии возможны и взрывы агрессии.

Ежегодно с игрой в Украине связано несколько кровавых уголовных дел — только по 2008 году известно о четырех таких случаях. Последнее убийство случилось в Голосеевском парке: постоянному клиенту в зале игральных автоматов трижды предоставляли кредит. Потом отказали. Он жил где-то недалеко, сходил домой, взял топор, начал требовать деньги у кассира, и когда тот не дал — ударил его топором по голове.

Такой же случай произошел в прошлом году в салоне на улице Елены Телиги (его уже закрыли) — там при аналогичной ситуации студент убил женщину — владелицу заведения. Последняя стадия — безнадежность. Игрок окончательно запутывается, не знает, что ему делать дальше, как вернуть огромные долги, семью и друзей. Он может начать употреблять алкоголь или наркотики, подумывать о самоубийстве.

Конечно, переход даже из первой во вторую стадию далеко не является обязательным. В Украине из 48,5 млн жителей свыше 4 млн — игроков. В игре молодежь ищет острых ощущений и легкого заработка, зрелые люди пытаются снять стресс и расслабиться, пожилые заходят в салоны из-за скуки и одиночества. Американские психиатры в целом различают лишь два типа игроков — проблемный и патологический. Это как с пьянством: проблемная алкогольная зависимость — это просто бытовое пьянство, а патологический игрок, как и алкоголик, разрушает не только свою жизнь, но и жизнь семьи, не контролирует своего поведения, становится просто опасным для общества. Впрочем, я разделяю ту мысль, что азартные игры нельзя запрещать, иначе это приведет к таким же последствиям, как «сухой закон»: организуют подпольные игральные дома и проблему загонят вглубь.

Лудоманию лечат с помощью психотерапии. В начале лечения игровой зависимости необходимо понимание со стороны всех заинтересованных лиц (семьи, коллег, друзей) потому, что это — болезнь. Поэтому, как больному диабетом может навредить сахар, лудоману, невзирая на любые его просьбы, не нужно давать деньги, не занимать, не выплачивать его долги. Следовательно игрок должен признать тот факт, что он не способен самостоятельно справиться с этой проблемой и должен выполнять рекомендации специалистов, — доктор-психотерапевт дает возможность пациенту осознать, где именно он оторвался от реальности и что в действительности проиграл.

Лекарственные препараты, в частности антидепрессанты, помогают преодолеть внутреннюю пустоту в результате нехватки эмоций от игры, которые, в свою очередь, заменяют больному обычные жизненные эмоции. Дальше составляют индивидуальный план социальной реабилитации. Во многих украинских городах действуют сообщества анонимных игроков — так зовут себя те, кто хочет без лишней огласки избавиться от проблемы, в Интернете продолжаются оживленные дискуссии, люди передают рецепты выхода из зависимости, которая отнимает время и деньги быстрее других маний. Действительно, самое тяжелое — найти в реальной жизни замену той иллюзии ожидаемого счастья, которое человек имел во время игры, даже проигрышной и разрушительной. Но шанс есть всегда.

Георгиев Андрей

Игра в проверку

«УТ» побывал в составе делегации по внеплановой проверки правомерности деятельности игральных заведений столицы

Изобличительно-проверочный рейд чиновников Киевской городской администрации по нелегальным игральними заведениями, принять участие в котором пригласили и журналистов, напоминал квест. Команда проверяющих собралась в специальном автобусе напротив столичной мэрии и отправилась в отдаленные районы города на левом берегу Днепра. За полдня нужно было успеть нагрянуть в как можно больше лишенных лицензий игральных заведений, наделать шумихи, напугать кассиров с охранниками и вспышками фотокамер испортить игру нелегальным игрокам. Мы подозреваем, что другой цели у этого мероприятия не было, ведь все нелегальные игральные учреждения продолжают работать и после проверки.

Поэтому сидим в автобусе. Чиновники из мэрии держатся в стороне и громко обсуждают, куда же именно поехать: список нелегалов хорошо известен. Как заявил начальник отдела лицензирования и вопросам регистрации Алексей Строяновский: «У нас есть специалисты, которые составляют список именно таких заведений». Поэтому чиновники заходят к ним уверенно и решительно — они предварительно знают о нарушениях и, конечно, обнаруживают их.

Остановка №1

Подъезжаем к рынку в районе станции метро «Лесная» — здесь расположены сразу несколько сомнительных игральных заведений. Под громкий аккомпанемент шансона чиновники врываются в уютные сумерки небольшого зала с автоматами ООО «Днепр-Виктория» на улице Мурманский, 8. За ними — журналисты. Камеры начинают снимать, фотографы щелкают вспышками, а на решительные отрицания охранников чиновники отвечают: «Спокойно, власть пришла. Нам можно». Господин Строяновский предъявляет ордер на проверку. Игроки остаются на своих местах и даже отвечают на вопрос телевизионщиков, между тем кассирша нервно набирает номер владельца заведения, отказываясь предоставлять любую информацию без его директивы. Фиксируем нарушение №1: на месте должно быть ответственное лицо, а здесь лишь кассирша и охранник.

Легального субъекта игрального бизнеса от нелегального отличает наличие двух лицензий и торговых патентов на каждую единицу игрального оборудования. Посещенное заведение имеет нынешнюю лицензию Минфина, но срок действия лицензии Киевской госадминистрации истек еще в июле 2007-го. К тому же в зале нет копии лицензии именно по этому адресу (она нужна, если фирма владеет несколькими заведениями). Вывод очевиден: деятельность является незаконной, можно составить соответствующий акт о нехватке документов и передать его в правоохранительные органы.

Квест по рынку

Продавцам «Даринка» рейд показался съемкой какого-то игрового телешоу. Выглядело все приблизительно так: из белого автобуса вышли респектабельные на вид люди в черных пальто и с черными канцелярскими папками в руках и быстро побежали мимо базарных лотков со свитерами и разноцветными чулками. За ними едва успевали журналисты с камерами, диктофонами и огромными фотоаппаратами. Как оказалось, такая скорость в рейдах просто необходима: приезжая на точку — обычно вблизи рынка или станции метро — чиновники пытаются поймать сразу нескольких зайцев, игральных заведений, преимущественно нелегальных, в таком месте сразу несколько, стоят они часто друг напротив друга, вовсе не боясь жесткой конкуренции.

Дело в том, что многие из них имеют общих владельцев. Убеждаемся в этом уже под дверями второй точки, которая оказывается закрытой. Собственно, как и третья, и четвертая. Очевидно, вблизи «Лесной» делать чиновникам сегодня больше ничего — все игральные заведения мгновенно закрылись. Утечка информации или просто цыганская почта — и заяц под номером два убегает на глазах. Должностные лица, конечно, намеревались угрожать нелегалам опломбировать помещение и «прикрыть лавочку», но те успели сделать это сами. И, ясное дело, так же ненадолго. максимум, на что в состоянии такие рейды, то это на повторные акты перед телекамерами, а до настоящемго закрытия руки не доходят.

Делаем ставки, бегая по рыночному лабиринту, и наконец наталкиваемся на незапертые двери игрального зала — это сегодня наш выигрыш. Объект по адресу «улица Киото, 1» принадлежит известному русскому тяжеловесу игрального бизнеса — фирме «Порыв». С лицензией здесь все в порядке, но проверку интересует еще и разрешение на малую архитектурную форму и расположение этого помещения. Однако кассирша игрального заведения отказывается предоставлять документы полномочным представителям власти, а господин Строяновский фиксирует нарушение: «Разрешительные документы от санэпидстанции и МЧС должны быть на игральной точке. Мы их не видим. К тому же заведение расположено на территории рынка, земля которого предоставлена арендатору для торговли, а не для того, чтобы развивать сферу игрального бизнеса. То есть можно затрагивать вопрос о нецелевом использовании земельного участка».

Малая архитектура

«Я постоянный член комиссии, — рассказал Иван Трушковский, начальник отдела контроля за благоустройством. Мы именно пробегали через трамвайные пути, чтобы успеть на следующую точку. — У меня благоустройство — я играю свою роль там, где отдельно стоит малая форма, и проверяю пакет документов на ее расположение. Там, где капитальная застройка, — это другое направление».

У.Т.: Что будет с обнаруженными несанкционированными точками — их закроют?

— Если ВДСБЕЗ (Отдел государственной службы борьбы с экономической преступностью. — Прим. редактора) проверит документы и соглашение будет действовать не по назначению, состоится демонтаж.

У.Т.: То есть на днях можем приехать и посмотреть?

— На днях еще рановато, нужно время. Пока подготовят письмо на господина Ярему, Главное управление МВД Украины в городе Киеве, пока они проведут проверку — на это понадобится две-три недели. Если будет обнаружено, что документов нет или земля используется не по назначению, подается заявка на наше главное управление, и уже оно принимает меры по демонтажу сооружения.

У.Т.: Было ли уже что-то демонтировано?

— В конце лета мы демонтировали СПД Дворника на пересечении Лепсе и Комарова. Один-единственный. Это было не капитальное сооружение, а именно архитектурная форма, предназначенная для реализации товаров продовольственной группы. Ее использовали не по назначению, поставили автоматы — не было ни лицензий, ничего.

У.Т.: А что мешает в настоящий момент закрыть заведение, которое мы посетили и в котором обнаружили нарушение?

— Вы видите, как вела себя кассирша? Отказалась предоставлять документы, пока не приедет директор. Он будет ехать часа полтора. Тратить попусту время мы не можем. Если бы здесь был работник ВДСБЕЗ, и пакет документов не предоставили милиции, они имеют право опечатать и за энное время вывезти автоматы для хранения до завершения судебного разбирательства.

У.Т.: А почему не берете милицию с собой?

— Приглашали — не знаю, я этот рейд не формировал. Да, а где наш автобус?

«Вы, очевидно, на таком выезде впервые?» — в конце спросил меня Иван Иванович. По-видимому, остальных журналистов тот факт, что нелегальные игральные заведения обнаруживают, но в конце концов так и не закрывают, уже не удивляет.

По официальной статистике количество игральных заведений в Киеве уменьшается: состоянием на в 01.01.2007 года было 1319, а на 01.01.2008 — лишь 1053. Тот факт, что, по свидетельству независимых специалистов, в действительности состоялись слияние и укрупнение сетевых клубов-казино, а относительное количество автоматов на душу населения за год выросли приблизительно на 30%, городская власть игнорирует. Наверно потому, что арендаторы помещений для игральных автоматов платят за них в среднем вдвое больше других. Поэтому и сравнение наглядно: на 1053 игральных заведения в столице приходится 84 книжных магазина, 32 музея, 33 театра. А если взвесить на количество школ — 439, то на каждую из них приходится более чем два зала, где господствует жажда легких денег.

И опять виктория…

В конце заходим в ООО «Казино-Виктория». Лицензия у фирмы была, но за нарушение лицензионных условий она аннулирована решением Киеврады в феврале 2008-го. То есть уже почти год заведение работает без лицензии. Работникам «Казино-Виктории» к проверкам не привыкать — были год назад, теперь вот уже во второй раз за неделю приходят, чего-то требуют, заполняют акты, обычные и повторные, выступают перед журналистами…

Удостоверившись в том, что процедура на каждой следующей точке будет похожей, рейдовая бригада разъехалась по другим важным делах, предварительно поинформировав журналистов, что сама администрация караулит: в начале этого года были аннулированы три лицензии КГГА на осуществление хозяйственной деятельности по «организации и содержанию тотализаторов, игральных заведений». Правда, 81 субъект хозяйственной деятельности до сих пор имеет такие лицензии, но, очевидно, не надолго. Ведь пристальные работники администрации просто-таки не вылезают из игральных салонов. Как заметил на диктофон Алексей Строяновский: «Проверки проводятся постоянно — две-три точки ежедневно. Плановые, внеплановые». По-видимому, еще понемногу и играют — ради наполнения бюджета.

ФАКТЫ

Год назад, в начале декабря 2007-го, президент Виктор Ющенко на встрече с мэром столицы Леонидом Черновецким поручил Киевской городской государственной администрации вынести по меньшей мере за 30 км от черты города все игральные заведения.

Первое в независимой Украине казино Split было открыто в 1991 году. Тогда его посещения были признаком зажиточности. За семнадцать лет, которые минули, портрет типичного игрока изменился из респектабельного по среднестатистическим с обычными доходами и естественным желанием развлекаться, получая при этом если не материальную выгоду, то по крайней мере адреналин.

К началу 1990-х годов в США в значительном количестве штатов азартные игры были под полным запретом. Символом американского игрального бизнеса стал город Лас-Вегас в штате Невада: город-сказку сегодня ежегодно посещает около 40 миллионов туристов, оставляя в местных казино и автоматах свыше 9 миллиардов долларов. Под полным запретом азартные игры в Израиле, а также в большинстве стран Востока.

В мире около 75% игрального рынка занимают казино со столами рулетки и стандартным набором игр в карты (покер, блек-джек), в Украине же часть игральных автоматов составляет 90% всей индустрии развлечений. Соответственно на казино приходится приблизительно 8% рынка, на остальные игры (бильярд, боулинг, тотализатор) — лишь 2%.

По статистике Украинской ассоциации деятелей игрального бизнеса, ежегодное обращение средств субъектов предпринимательской деятельности на отечественном рынке азартных игр достигает $1,5 млрд. Один зал с десятью игральными автоматами дает ежемесячно по меньшей мере $10 тыс. прибыли.

Завгородня Инна

«Український Тиждень»

Читайте также: