Как журналистки милостыню просили

Сердобольных горожан трогает вид побирающихся мамочек с детьми, «стражи порядка» этого зрелища в упор не замечают… Выждав некоторое время и промотав деньги, полученные при рождении ребенка, на улицах города начали появляться «мамочки» с детьми. Свидетельство тому – звонки в редакцию. «Куда смотрят правоохранительные органы?» – этот вопрос заставил нас, так сказать, «проверить на себе», волнует ли людей в милицейских погонах судьба детей, которых используют для попрошайничества. 

В январе 2009 года вступил в силу Закон Украины «Про внесення змін до Кримінального та Кримінально-процесуального кодексів України щодо використання дитини для жебракування». Согласно ему, «використання батьками або особами, які їх замінюють, малолітньої дитини для заняття жебрацтвом з метою отримання прибутку — карається обмеженням волі на строк до трьох років або позбавленням волі на той самий строк».

Благодаря изменениям в законе, с улиц города исчезли побирающиеся «мадонны» с измученными детьми. Но, как у нас принято, «стражи порядка» рьяно берутся исполнять новые предписания, зарабатывают на этом «галочки», а затем все спускается на тормозах. Вспомните хотя бы запрет на курение в общественных местах! Так и с попрошайками. Выждав некоторое время и промотав деньги, полученные при рождении ребенка, на улицах города начали появляться «мамочки» с детьми. Свидетельство тому – звонки в редакцию. «Куда смотрят правоохранительные органы?» – этот вопрос заставил нас, так сказать, «проверить на себе», волнует ли людей в милицейских погонах судьба детей, которых используют для попрошайничества.

Артистизм прокормит!

Забегая наперед, скажу: сочетание вышеназванных элементов маскировки помогает некоторым безнравственным личностям не только пережить кризисную ситуацию, но и неплохо заработать. А сейчас — всё по порядку.

Для эксперимента облачаюсь в потрепанные брючки, мастерку с чужого плеча, роскошные волосы прячу под большую темную косынку, с лица убираю все следы косметики. В пакет кладу подстилочку, заготовленную коробку для подаяний и душераздирающее обращение к прохожим: «Помогите кто чем может, молоко пропало, муж выгнал и пьет, рИбенок кушать хочет…» В руки беру этого самого ребенка – куклу, заботливо завернутую в старенькое одеяльце. Всё — образ современной «попрошайки с младенцем» готов! Выходя из редакции, встретила коллегу из другой газеты. Судя по его настороженному взгляду, поняла: не узнал…

С «группой поддержки» — фотографом и еще одним корреспондентом — выбираем местечко рядом с другими попрошайками. Я с «ребенком», выставив вперед коробку и картонку с призывом к сердобольным гражданам, устраиваюсь на подстилке. Признаюсь честно: «друзья по несчастью» приняли меня тихо и спокойно. По правде говоря, начитавшись столичных газет, я опасалась, что и у нас в городе «жирные куски» давно поделены. И чтобы вклиниться, придется показать не только когти, но и зубы. Ничего подобного! Местные попрошайки держат нейтральную позицию.

Я несколько раз меняла место своей дислокации: посидела возле Главпочтамта, в подземных переходах по просп. Мира, под церковью возле Центрального рынка — и могу теперь охарактеризовать типичное поведение горожан по отношению к тем, кто просит милостыню с ребенком. Реакция была примерно такова: одни горожане просто равнодушно проходили мимо, вторые в недоумении искоса поглядывали на меня и, шарахаясь, как от прокаженной, старались быстрее обогнуть «препятствие». Нашлись и сердобольные граждане. Интересно было наблюдать: некоторые из них, пройдя пару шагов вперед и тут же «одумавшись», делали рывок назад и, как бы оправдываясь, молча вносили свою лепту — дабы улучшить жизнь моему «чаду».

За несколько минут в моей коробке была почти десятка! Неплохо! А через два часа – 67 гривен 02 копейки. Cупер!!! Довольно пикантный момент: парни примерно моего возраста старались сунуть деньги прямо в руки. Женская половина населения все больше норовила попасть в коробку. Публику же я была в состоянии оценить, в основном, только по ногам и обуви. Когда сидишь «ниже плинтуса» — кругозор сужается, поверьте мне.

Следует отметить, что среди потока людей, внимание которых я с моим «ребенком» привлекла, нашлось лишь два человека, додумавшихся прояснить истинное положение вещей:

— Дочка, я дам тебе 50 гривен, если покажешь мне ребенка! — предложил мне один из прохожих.

— Не покажу, он у меня еще не крещенный, — ответила я, заведомо зная, как эта фраза действует на людей.

— Ну, если так, то держи хоть на молоко! — и две гривны опустились в коробку.

— Спасибо! Дай вам Бог здоровья, — ответила я в лучших традициях попрошайничества.

Еще одна женщина попыталась потрогать мою «кровинушку». Встретив яростное сопротивление с моей стороны, разочарованно протянула «А, понятно!» и поспешила удалиться. Тетенька оказалась тертым калачом – таких на мякине не проведешь. Но опять же: таких — единицы!

Особой тактичностью по отношению к «мадонне» отличились охранники бутиков, расположенных в подземных переходах. Меня тактично попросили пересесть в другое место – чтобы я «не портила общий вид».

Вопрос «…щодо використання дитини для жебракування» для них — второстепенен.

« Женщина, за это предусмотрена статья!»

Эту фразу обронила проходящая мимо меня девушка. И добавила: «Уходите, а то милиция нагрянет – несдобровать вам!» Но милиция так и не нагрянула. Два часа я с «ребенком» преспокойно просила подаяние, мимо на расстоянии вытянутой руки проходили милиционеры, некоторые даже при дубинках, но никому никакого дела до мнимой мадонны с младенцем, просто вот так разводящей народ на деньги в самом центре города, – нет! Да и было ли?..

Просто обидно стало и зло взяло: ну неужто я для правоохранителей такая неприметная, или они Закон не…?! Дабы убедиться в обратном, коллеги из «группы поддержки», на расстоянии наблюдавшие за мной и в любую минуту готовые «отбить» меня от обозленных «аборигенов паперти» или бдительных «стражей порядка», пошли на риск: попросили милиционера, стоящего на посту не так далеко от Главпочтамта, сидя на ступеньках которого я просила милостыню, вмешаться в ситуацию.

На что последовал лаконичный, но убийственный ответ: это не моя территория. И ни малейшей попытки связаться по рации с дежурным по городу и сообщить о нарушении закона! А как же назначенная судьбой «служба дни и ночи»?

Единственное утешение от проведенного эксперимента — в мое отсутствие в редакцию поступил звонок от неравнодушной женщины, возмущенной бездействием правоохранителей. Еще женщину интересовало: чем занимаются общественные организации, призванные стоять на страже детства и материнства, которые с такой помпой совсем недавно заявляли о своем открытии?

За два часа попрошайничества «ребенку на молоко» горожане подали шестьдесят семь гривен. За это время мимо «попрошайки с младенцем» равнодушно прошло несколько человек в милицейской форме.

Хорошо, что это — всего лишь эксперимент! А сколько вот таких «мамаш», которые знают о халатном отношении милиции к их действиям, мы встретим завтра?

У попрошаек со стажем «восторг» по поводу появления нового «конкурента» выражался только волчьим взглядом — мол, черт тебя принес!

Журналисты выражают огромную благодарность всем неравнодушным к людскому горю горожанам, невольно ставшим участниками эксперимента! На вырученные деньги мы побаловали самых маленьких воспитанников приюта «Надежда»: мальчишки получили по «мычащей коровке» и по шоколадке.

Стелла Гончаренко, портал Чернигова

Читайте также: