Костя-фармазонщик: как «полковник» Стогний лепил себе героическую биографию

Полковник милиции в отставке Константин Стогний, изобличающий с экранов телевизоров враждебные обществу силы в виде маньяков, бандитов и представителей ОПГ, играет общественно полезную профилактическую роль этакого «дяди Степы милиционера». Однако за годы его авторских телепередач «дядя Степа» плотно вжился в свой образ. Ему стало казаться, что общественным героем он был всегда. Для этого ему даже пришлось весьма заметно изменить прошлое, придав ему налет героизма 

Большие фантазии скромного сержанта

В результате вот какая картина вырисовалась с военной службой Константина Стогния в его собственых рассказах для различных СМИ. В 1986 году он был призван в армию, попал в спецшколу КГБ СССР в Алма-Атинской области в поселке Чунджа. После полугодовой учебы Стогния во главе взвода повышенной боеспособности (в одном из рассказов полковника – десантно-штурмовой группы) отправили в Афганистан. Там он охранял колонны от засад басмачей. По версии Стогния закончил службу он в 1989 году. С его же слов, на дополнительный срок службы в Афганистане его, как опытного бойца, попросили остаться, чтобы прикрыть отход советских войск.

А вот как описанные Константином Стогнием события его жизни выглядели на самом деле. На территории ДРА он действительно был, о чем свидетельствует справка Центрального пограничного архива ФСБ России. Правда, всего два месяца — в командировке. Все остальное время – и это два, как и положено, а не три, как утверждает полковник, — он провел в погранвойсках, входивших в систему КГБ СССР. Собственно, этим и объясняется «спецшкола КГБ» — на поверку рядовая «учебка» погранвойск.

«спецшкола КГБ»

Преувеличение годов выслуги у г-на Стогния вообще вошло в привычку. К примеру, он проработал в МВД с лета 1994-го до декабря 2007-го. В аккурат — 13 лет. Хотя у самого Стогния несложная операция вычитания дает совершенно иной, поразительный результат. 8 августа 2008 года он рассказал еженедельнику «Телескоп» следующее: «Я честно отработал в милиции 20 лет — я полковник в отставке. А на телевидении наша команда 12 лет. И за это время не было ни одного прокола, никто не может сказать, что я где-то навредил следствию».

Беглец в МВД

Спецслужбы в жизни журналиста появятся еще раз – в 1994 году. В автобиографическом рассказе он расскажет, что по окончании журфака к нему подошли парни из «серьезной силовой структуры» и в грубой форме предложили работать на «контору». Обратите внимание на кричащее неуважение к своему бывшему сослуживцу, с его слов, без пяти минут герою афганской войны! От парней, по признанию Стогния, ему пришлось искать убежище на работе в МВД по протекции генерала Александра Шнуренко, соседа по дому Константина Стогния. Если оставить в стороне «темных дядек из СБУ», все очень просто — устроился человек по генеральской протекции в министерство на должность, которую в народе называют «не бей лежачего» — инспектора центра общественных связей.

Разговоры о «волосатой лапе» будущего полковника в среде сослуживцев не утихали до момента его увольнения в 2007 году. Для этого были все предпосылки: на журналиста сыпались звания и должности в обход существующих нормативов. И хотя завхоз Шнуренко уже давно был на пенсии, ходили слухи, что двигал молодого сотрудника могущественный кадровик МВД генерал Фере.

В 1996 году К.Стогний был назначен старшим оперуполномоченным по особо важным делам. Впрочем, бороться с преступностью» в должности старшего опера уголовного розыска Константину Стогнию пришлось служить недолго. В скором времени его перевели в Подольское райуправление внутренних дел, а позже назначили старшим инспектором группы общественных связей Радянского райуправления в звании капитана милиции. А дальше начался бурный рост карьеры милиционера от прессы.

В июле 2001 года ни с того, ни с сего приказом МВД Украины № 262 капитану К.Стогнию, занимавшему в то время должность старшего оперуполномоченного группы общественных связей Радянского РУ ГУ МВД Украины в Киеве, предельное звание на которой соответствует «капитану милиции», было присвоено звание «майор милиции». Таким образом, очередное звание было получено всего через 2 года и 5 месяцев пребывания в звании капитана, хотя согласно законодательству он должен был получить его через 4 года и 6 месяцев.

Но дальше темпы кадрового роста ускоряются. Уже через три месяца — 31 октября 2001 года приказом МВД Украины № 451 К.Стогнию присвоено очередное воинское звание «подполковника милиции» (это через 3 месяца после того, как Константин стал «майором милиции»). В ноябре 2001 года Константин Стогний был назначен на должность старшего оперуполномоченного Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. А 20 декабря 2003 года он получает очередное звание «полковник милиции». Согласно Положению, ходить в подполковниках Стогний должен был не меньше 7 лет и 6 месяцев.

Помнится, в 1996 году незаконное присвоение тогдашнему руководителю Администрации президента Дмитрию Табачнику звания «полковник запаса» при Президенте Леониде Кучме в звании «капитан запаса» вызвало крайнее раздражение у последнего. А вскоре Д.Табачник был отправлен в отставку (правда, по совокупности и многих иных причин). Но как так могло получиться, что на виду у всей страны телеведущий «Интера» стал чуть ли не прямо в эфире менять погоны, как носки?

Зачем герою милицейские погоны?

А причем тут работа следователя? – спросите вы и будете полностью правы. Потому, что к следствию работа г-на Стогния не имела никакого отношения. С конца 1998 года он фактически стал лицом криминальной программы «Вовремя» на телеканале «Интер». Ее непосредственным руководителем был руководитель Центра общественных связей Киевского Главка Александр Зарубицкий, тексты и видеоряд готовили журналисты телеканала, а Константин Стогний был лишь лицом передачи. Но…

В том-то и специфика телевидения, что людей, обеспечивающих сложную, рутинную работу, зрители не знают вовсе, а «лицо программы» — всегда на виду, претендуя на «приз зрительских симпатий». Офицер милиции Стогний, оказавшись на самом рейтинговом канале, быстро понял, что возможность обращаться к зрителям «Интера» можно очень быстро конветировать во влиятельные знакомства, звания и должности. Понимая это, К.Стогний быстро переключил акцент своих передач с демонстрации милицейских будней на создание мифа о себе самом, как о супергерое, который обязательно придет на помощь.

В печатных средствах массовой информации одно за другим появляются интервью с милиционером от журналистики, где он то спасает девочку, вынося ее на руках из горящего автомобиля (об этом в 2008 году подробно писала газета «Жизнь» — авт.), то самолично задерживает распоясавшихся хулиганов, то участвует в освобождении из пиратского плена экипажа сухогруза «Faina», то защищает от самосуда «убийцу века» Анатолия Оноприенко.

Между прочим — вы только не смейтесь! — но вот как скромно наш герой описал свою миссию в освобождении «Фаины» на сайте «Телекритика»:«Фактом є тільки те, що до нас неодноразово зверталися родичі полонених моряків — у них був розпач, бо півроку держава тільки обіцяла, що от-от їхніх близьких буде звільнено. А після нашої зустрічі з сомалійським племенем через тиждень «Фаїну» звільнили. До сих пір спецслужби від мене вимагають пояснень…»  Вот, оказывается, кто на самом деле выручил украинских моряков! Какой там МИД, какой омбудсмен Карпачева?.. Все сделал более чем скромный парень «Костя Рембо»!

Тем не менее, никаких документальных подтверждений героизма бесстрашного «оперативника» в деле освобождения «Фаины» нет. Сомалийское племя свято хранит эту тайну…

Нам в руки попали любопытные документы, свидетельствующие о том, что на самом деле никакую оперативную работу этот офицер милиции не вел, фактически являясь сотрудником телеканала «Интер». А милицейские звания и должности играли роль бутафорского антуража — в довесок к имиджу журналиста-супергероя.

Рапорт

Естественно, что К.Стогния не особо интересует милицейская зарплата:

Как следует из текста, К.Стогний даже не обращался в правоохранительные органы, где формально «проходил» службу, за зарплатой. Это не помешало герою телеэкрана получать одно офицерское звание за другим.

Причиной забывчивости «настоящего полковника» о своей зарплате состояла в том, что средств к жизни у него было более, чем достаточно: гонорары ведущего скандальной телепрограммы вместе с возможностью выступать посредником между «щемимыми» бизнесменами, МВД и телеканалом – бизнес куда более прибыльный, чем служба в райотделе. И мелочь, «приварок» — техосмотры, паспорта, номера на авто, а со стороны канала, в свою очередь, хороший имиджевый сюжет о том или ином милицейском чине.

И когда в телесюжетах К.Стогния некоторые детали не совсем, а порой и вовсе не отвечают действительности – это гешефт полковника. Тот самый гешефт, который позволил этому старшему оперуполномоченному, принципиально не получающему зарплату в МВД, построить себе шикарный особняк под Киевом на реке Стугна по Одесской трассе еще до «помаранчевой революции».

И когда из-под пера автора появляются материалы, детали, даты и события которых лишь отдаленно пересекаются с имевшими место в реальности, телевизионная тусовка понимающе кивает головой: «Костя на «заказухе» «рубит бабло».

Внесем ясность и в еще одну «неточность» в автобиографических данных К.Стогния, изложенных им же, например, в своем блоге на «Украинской правде»: Константин Петрович, якобы, по собственной воле уволился в 2007 году с должности начальника Департамента общественных связей МВД.

Да, заявление К.Стогний, действительно, написал «по собственному…» Но был вынужден это сделать – во избежание официального служебного расследования по факту предательства интересов службы. Так как министру внутренних дел Ю.Луценко поступила подтвержденная информация о том, что член Коллегии МВД Константин Стогний за пределами ведомства щедро делился секретной информацией. И Юрий Витальевич, ввевший тележурналиста в Коллегию, предложил Стогнию уйти из МВД «по-тихому», чем понятливый Константин Петрович и воспользовался.

Олег Сафонцев, специально для «УК»

Читайте также: