Гламурные подонки. Быдло у власти востребовано украинскими избирателями?

Фраза «ругается, как сапожник» больше не актуальна. Простые ремесленники в грубости и хамстве больше не конкуренты украинским политикам. В своем стремлении к власти они все чаще используют ругань и пошлые жесты, двузначные намеки и кулачный бой. Но моду на «мальчишей-плохишей» сформировали не они. Грубияны востребованы украинскими избирателями. 

Украинская политика стремительно превращается в азартный чемпионат грубиянов. Высоко поставленные чиновники без особых стеснений оскорбляют друг друга, подбирая все более обидные словечки. «Бомж! Где берутся сотни миллионов гривен на эту рекламу у премьера, у которого ни квартиры, ни кусочка земли, ни машины? Бомж! Как можно в 50 лет бомжом жить в стране?» — эти слова президент Виктор Ющенко произнес на недавней встрече с журналистами, говоря о Юлии Тимошенко. Правда, слегка поразмыслив, он тут же осекся: «Извините, но я не хочу, чтобы вы это публиковали».

Очевидно, глава государство осознал, что не только публично унизил главу правительства, но и в недопустимом тоне заговорил о возрасте женщины, что противоречит нормам любой этики. Присутствующим репортерам оставалось лишь посмеяться над отчаянным внутренним метанием президента между собой хамоватым и собой же респектабельным. Кстати, за все годы банковской карьеры Виктора Ющенко никто из его партнеров или оппонентов никогда не слышал ругани. «Резкая перемена в нем случилась сразу после оранжевой революции, когда он стал президентом, — рассказывает «ВД» народный депутат Давид Жвания, — тогда он впервые на меня грубо наорал по телефону, мне пришлось прекратить тот разговор».

Не отстает в хамстве от президента и Юлия Тимошенко, хотя к нынешней грубости пришла не сразу. Долгое время она «рентабельно» эксплуатировала свой женский образ, при каждом удобном случае призывая окружающих политиков быть «настоящими мужчинами». Подчеркивание половой принад лежности в деловом этикете — грубое нарушение, но в политике считается почти безобидным. Однажды в Верховной Раде кто-то из оппонентов использовал этот же прием в обратном направлении, намекнув на критические дни и климакс. С тех пор Тимошенко предпочитает хамить политикам-мужчинам на равных.

«Это напоминает ситуацию, когда террористы хотят уничтожить мирное население и вкладывают бомбу в игрушки и подбрасывают их детям. Так же сделали Ющенко и Янукович», — так на минувшей неделе она прокомментировала решение Верховной Рады о повышении социальных стандартов и подписание соответствующего закона президентом. Не осталось без внимания Тимошенко и то, что Ющенко назвал ее бомжом. Правда, ответное заявление прозвучало из уст одного из спикеров БЮТ Олега Ляшенко: «Если она бомж, то Ющенко — циник». Яркие оскорбления стали едва ли не самым действенным инструментом политиков для привлечения к себе внимания общества.

Востребованная ругань

Политтехнологи отмечают, что ругань украинских политиков вполне востребована их избирателями. Кость Бондаренко, директор Киевского института проблем управления им. Горшенина, считает, что своим хамским поведением наши власть имущие лишь удовлетворяют устойчивый спрос со стороны простых обывателей: «Излишний эпатаж в политике может быть оправдан лишь в двух случаях: если весь другой арсенал в конфликтах между политиками исчерпан и если в обществе царит крайне низкая политическая культура. В Украине действуют оба эти фактора».

Бондаренко отмечает, что объективных социологических исследований о том, какой процент избирателей готов поддержать грубиянов, попросту нет. Ведь когда любого украинца спрашивают, нравятся ли ему хамы, он всегда отвечает отрицательно. Но это не значит, что само хамское поведение политиков не по душе избирателям. Более того, по мнению политтехнолога, многие из простых украинцев обычно голосуют за того или иного кандидата именно как за «рубаху-парня». Или, если хотите, за «бой-бабу».

Очень важным фактором, который мотивирует политиков вести себя по-хамски, является внимание СМИ. «Эпатаж привлекает внимание журналистов, многие политики уверены, что ругань поможет им расширить круг сторонников, — говорит Владимир Фесенко, директор Центра политических исследований «Пента», — это и порождает порой откровенно хамские выходки со стороны высокопоставленных людей».

Любой редактор новостей прекрасно знает, что драка или обмен оскорблениями между узнаваемыми политиками повышают тираж изданий и рейтинг телеканалов. Нужно лишь качественно подчеркнуть наиболее «смачное» выражение или действие главного героя сюжета, и зритель не сможет оторвать глаз от экрана. Чувствуя это, многие политики не отказывают себе в удовольствии дать волю эмоциям. Если же между оппонентами существует не просто эмоциональная неприязнь, а долгая история противостояния, как в случае с Ющенко и Тимошенко, обыватель начинает воспринимать их взаимное унижение как своеобразный нескончаемый сериал.

Чтобы помнили

Основными производителями словесного мусора в украинской политике являются первые лица страны. Но достойную конкуренцию им время от времени составляют политики, которые хотят напомнить о себе общественности, удержаться в «первой лиге». Мэр Ужгорода Сергей Ратушняк до минувшего лета числился в рядах Блока Литвина и понимал, что на президентских выборах эта команда вряд ли даст ему возможность вернуться на всеукраинский уровень. «Я ж прошел школу не такую как Яценюк, где он лизал, сосал и за это получал денежку. Я прошел жизненную школу и своими руками и головой все делал», — эти слова Ратушняк в интервью журналу «Публичные люди» произнес уже в развитие скандального заявления о поддержке Арсения Яценюка «еврейской мафией».

Мэр признается, что не ожидал такого резонанса на свой резкий выпад, но теперь констатирует рост политического рейтинга. Причем не только в родном Закарпатье. Почувствовав вкус славы, Ратушняк сегодня баллотируется в президенты всея страны. Судя по избирательной тактике, он изо всех сил пытается занять в сознании избирателей место, подобное тому, что в России отведено скандальному, примитивному, но политически успешному Владимиру Жириновскому.

В лиге забытых политиков вдруг надоело прозябать и экс-президенту Леониду Крав чуку. Он посчитал свой имидж излишне респектабельным и теперь тоже делает ставку на циничный эпатаж. В прямом эфире телекомпании ICTV 9 ноября обозвал кандидата в президенты Инну Богословскую «хамкой» и продемонстрировал красноречивый жест, согнув руку в локте. Правда, сделал он это в ответ на прямые и бездоказательные обвинения в продажности, что со стороны Богословской тоже было крайне неэтично. Тем не менее, она мгновенно на своем интернет-сайте прокомментировала жест Кравчука, прекрасно понимая, что тема еще некоторое время будет на слуху: «О какой культуре, образовании политиков можно вести речь, если первый президент Украины и доверенное лицо премьер-министра Леонид Кравчук в прямом эфире показывает женщине непристойный жест. Они понимают, что их время уходит, и начинают паниковать».

На этом фоне почти безобидной выглядит выходка депутата-регионала Владислава Лукьянова, который на минувшей неделе с трибуны Верховной Рады похвастался, что во время утреннего столкновения порвал… галстук депутата из фракции БЮТ Олега Ляшко. И тут же добавил, что этот галстук стоит 3 тысячи гривен. И такое поведение выглядит странным лишь на первый взгляд. В целом, оно абсолютно отвечает устоявшимся в украинском обществе стереотипам: не важно, что ты хулиган, главное — кому ты нанес вред; не важно, что вор, главное — у кого и зачем украл. И уж тем более: ничего страшного нет в хамстве, главное — что ради благого дела.

Бои без правил

Логичным продолжением царящей в украинской политике словесной грубости стало рукоприкладство. Толкания возле парламентской трибуны не в счет. Здесь тоже иногда бьют и царапают до крови, но в целом все выглядит именно как толкание, а не драка.

Другое дело, когда начинается настоящая потасовка, когда в ход идут кулаки и колени. Здесь явным чемпионом является депутат-регионал Нестор Шуфрич, на чьем счету «бои» с Николаем Рудьковским, Евгением Червоненко, а также публичные предложения померяться силами с Валерием Коно валюком и Валерием Гелетеем. Он никогда не упускает возможности подчеркнуть свой мужественный имидж публичной игрой мускулов.

Самая громкая из его последних драк произошла в июле — с депутатом Сергеем Левочкиным после заседания фракции Партии регионов. Так Шуфрич отомстил Левочкину за то, что тот не проинформировал его о внеплановом прибытии лидера Партии регионов Виктора Януковича в город Керчь. Именно за этот округ в партии отвечает Нестор Шуфрич. Но мало кто обратил внимание, что в ярость его привел не сам этот факт, а то, что Янукович на заседании фракции публично сравнил его с «инструментом». По сути, Левочкин пострадал из-за довольно пошлой шуточки лидера ПР.

«Знаешь, — обратился Янукович к Шуфричу, — у армянского радио спросили: «Возможна ли любовь на расстоянии?» На что армянское радио ответило: «Возможна. Если длина инструмента больше расстояния». И это лишний раз говорит об уровне общения в украинской политике даже между однопартийцами. «Депутаты из одной фракции довольно часто дерутся после заседаний, мне лично приходилось не раз разнимать», — признается политолог Дмитрий Выдрин, имеющий опыт депутатства во фракции БЮТ.

Уголовные дела после драк между политиками возбуждаются крайне редко. Ведь у большинства из них все еще есть депутатская неприкосновенность. Из тех, кто ее не имеет, чаще всего жертвой своей невоспитанности становится министр внутренних дел Юрий Луценко. На его счету столкновение с немецкой полицией в аэропорту города Франкфурт-на-Майне в мае с. г. и драка с мэром Киева Леонидом Черновецким в январе 2008-го. В обеих случаях Генеральная прокуратура Украины не нашла в действиях Луценко состава преступления. «Я упрячу тебя или в тюрьму, или в психушку», — обещал Черновецкий своему обидчику. Но спустя несколько месяцев они объявили, что конфликт исчерпан и не намерены привлекать друг друга к ответственности за хулиганство.

Бес ответственности

На минувшей неделе Верховная Рада внесла изменения в Гражданский кодекс относительно компенсации морального ущерба. Изюминкой нового закона стало предоставление преимуществ при получении компенсации «лицам с высоким статусом». Юристы считают, что на практике это позволит украинским политикам требовать от своих обидчиков больше, чем «простые украинцы». Но это вовсе не значит, что политики-хамы теперь сильно раскошелятся. «В украинской судебной практике есть неписаное правило: моральный ущерб не может быть бльшим, чем материальный. И этим мы сильно отличаемся от западных стран. Получить миллионы за моральный ущерб в Украине невозможно», — говорит Роман Марченко, старший партнер юридической компании «Ильяшев и Партнеры».

На его взгляд, изменения в Гражданский кодекс просто узаконили давно существовавшую практику, согласно которой моральный ущерб, например, Инны Богословской после жесткого диалога с Леонидом Кравчуком намного бльший, чем у двух соседок-односельчанок после смачного обмена нецензурными выражениями. Кстати, еще до принятия нового закона юридическое управление Верховной Рады отметило, что учет судьями «высокого статуса» граждан противоречит Конституции. Но это вряд ли кого-то остановит.

Как бы там ни было, дальнейшему наступлению грубости и хамства на украинский политикум вряд ли что-то сможет помешать. Если раньше среди депутатов и министров было модным употребить «крепкое словцо» в закрытом общении между собой (и эта мода заставила многих интеллигентов стать «по проще»), то теперь это уже не актуально. Особым шиком являются шутки на грани фола в адрес оппонента и свежий отпечаток кулака под его глазом.

К сожалению, люди, в силах которых остановить этот поток грязи, как раз и являются самыми видными грубиянами. Изменит ситуацию, пожалуй, только появление мощного спроса на политиков с чистой речью и умением вести споры с акцентом на аргументы, а не оскорбления. Тогда появится и предложение. А пока остается утешаться лишь тем, что в новостях украинская политика выглядит намного интереснее, чем в США или в любой стране ЕС. В рейтинговом хамстве им до нас еще расти и расти…

Юрий Макаров: «Политика страшно портит характер»

Телеведущий Юрий Макаров общается с многими политиками вне эфира и отмечает, что в обычной жизни они, как правило, ведут себя намного сдержаннее, чем перед широкой аудиторией. На его взгляд, хамство в политику пришло из бизнеса.

Насколько, на ваш взгляд, политические силы заинтересованы в спикерах, которые полностью игнорируют этикет?

— Боюсь, что в нашей стране такого понятия как этикет вообще не существует. В политику идут люди с особым жизненным опытом, и этот опыт они экстраполируют на всю страну. В некоторых бизнес-сферах такое поведение считается нормой. Политики вовсе не считают, что они нарушают какие-то нормы. Они так общаются, они так живут.

Является ли эпатажное поведение политиков плюсом в глазах избирателей?

— Безусловно, это прибавляет узнаваемости. И я не вижу смысла на сегодняшний день критиковать поведение политиков. Они ведут себя вполне адекватно. Таковы наши реалии.

Хамство в заявлениях политиков — это просто эмоции или уже некая технология?

— Наша политика по своей сути крайне нетехнологична. С одной стороны, это эмоции, а с другой — определенная роль, театральный костюм, который они надевают, когда выходят в свет прожекторов. Я наблюдал подобное перевоплощение не единожды.

Кого из украинских политиков вы считаете наиболее приближенным к образу российского политика Владимира Жириновского?

— Нестор Шуфрич, например, полагает, что роль невоспитанного хулигана у него получается вполне убедительно. Но я абсолютно уверен, что он совершенно не такой неуравновешенный истерик, каким мы видим его на экране.

Хамство политиков приносит телевидению неплохие рейтинги. Значит, эта грубость будет и в дальнейшем востребована?

— Успех на телевидении измеряется пунктами рейтинга. А средние рейтинги подобных ток-шоу падают. Даже перед выборами мы не видим существенного роста рейтингов. Народ элементарно устал от политиков, уже неинтересно. В некоторой степени мне даже жалко этих людей, политика страшно портит характер. Там атмосфера сама по себе провоцирует грубое поведение.

Дмитрий Корчинский: «Украинское политическое хамство отличается от российского»

Основатель партии «Братство», политолог, литератор и телеведущий Дмитрий Корчинский поделился с «ВД» своей теорией о том, почему, по его мнению, украинцы не поддержали бы Владимира Жириновского, а за своих грубиянов-политиков голосуют.

Политическая грубость — это потребность политиков или общества?

— И политиков, и общества, к сожалению. Общество воспитывалось на базаре, и к нему доходят только те посылы, которые обличены в соответствующую базарную оболочку. А внутренняя потребность политиков потому, что в пажеском корпусе из них никто не учился, институт благородных девиц не заканчивал, вот им и приходится друг друга перекрикивать. Хамят 99% политиков. Я не знаю ни одного вежливого человека, которому удалось бы пробиться в политические верхи. Пробивается только напористая и хамоватая публика.

Неужели, называя премьера «бомжом», президент зарабатывает политические баллы?

— Да. Вот видите — вы его процитировали. Если бы он назвал Тимошенко «недостаточно эффективным политиком», точно не вызвал бы такого внимания к себе. Доходят только сильные и грубые посылы. Либо нужно упражняться в особенно тонком остроумии, в чем-то афористическом, что можно было бы цитировать. Но это трудно, да и слишком большой тонкости никто не поймет. Почаще употребляйте слова «бомж», «жопа», и будете понятны и любимы.

Если в Украине не будет собственных жириновских, граждане перестанут интересоваться политикой?

— Считаю, что Жириновский — персонаж, рожденный российским спросом. Все-таки украинское хамство несколько отличается от российского. Думаю, что стилистика Жириновского не была бы сильно востребована в Украине. Его с удовольствием бы смотрели по телевизору, но не голосовали бы за него. Россия тем отличается, что за это еще и голосуют. В Украине — нет. Здесь другое хамство. Оно не циничное. Политик должен изображать искренность. Украинцам нужен не театр зрелища, а театр переживаний. Украинцы в принципе сентиментальны. Политик должен быть грубоватый по форме, но в нем украинский зритель должен угадывать эмоцию, чувство. У Жириновского — это театр зрелища.

В грубовато-сентиментальном украинском политикуме еще есть место для новых «звезд»?

— Видимо, всегда можно найти свободную нишу. Потому что искусство развивается вечно. Сколько бы ни было художников, всегда может появиться очередной Ван Гог. Но украинский политикум в целом очень яркий. Здесь больше интересных персонажей, чем во всем СНГ вместе взятом. Жириновский в России — это уходящая натура. Там Госдума структурируется не по фракциям, а повзводно. Все люди как из службы внешнего наблюдения, с серыми лицами, которые невозможно запомнить. В Беларуси одна политическая звезда, и им этого хватает. А вот у нас много.

Что могло бы искоренить спрос на политическое хамство?

— На самом деле, в будущем хамство будет только прогрессировать, потому что общий интеллектуальный уровень населения падает. Мы читали под партой «Три мушкетера», теперешнее поколение ничего не читает, оно играет на компьютерах. И оно будет требовать еще более грубоватых форм и неизысканного солдатского юмора.

Сергей Сыроватка, Алиса Юрченко, Марина Пекарчук , ВЛАСТЬ ДЕНЕГ 

Читайте также: