Два киллера, два заказчика, два дня рождения (окончание)

Этот случай еще не успел припасть пылью десятилетий, однако по праву может претендовать на достойное место в истории Кировоградской милиции. Предотвращенное заказное убийство — уже сама по себе большая милицейская удача. А если еще в результате оперативной разработки были задержаны не только исполнители, но и заказчики, и эти заказчики, в конце концов, получили тюремный срок за покушение на убийство — это не только удача, но и огромная редкость. 

Все персонажи статьи — реальны, имена и фамилии — настоящие, за исключением фамилии одного фигуранта, оказавшего неоценимую услугу правоохранительным органам… С первой частью публикации можно ознакомиться здесь: http://cripo.com.ua/?sect_id=9$&aid=87680.

— Мы добились того, что в «убийство» Панибратенко поверили! — не без гордости продолжает свой рассказ руководитель УБОПа в Кировоградской области Александр Колтырин. — Допускаю, что для опытных работников милиции, оперативников со стажем, наша операция выглядела несколько подозрительно. Например, возникали вопросы: почему так быстро, до прибытия опергруппы, увезли потерпевшего? Заподозрив какой-то подвох, работники милиции взяли «в оборот» водителя автомобиля, отвозившего Панибратенко в Кировоград, чем поставили операцию под угрозу срыва. Пришлось «хирургическим» путем вмешиваться в работу опергруппы…

Так как Олег Панибратенко личность в Александрии известная, информация насчет его мнимой «смерти» моментально стала достоянием общественности. Газеты, радио, телевидение сообщили о столь прискорбном событии и ужасном преступлении. Все играло на руку оперативникам — заказчики твердо уверились в факте убийства!

В областном центре Панибратенко переждал три дня в помещении областного управления по борьбе с организованной преступностью, скрытый от посторонних глаз. Затем восстал из «мертвых», целый и невредимый…

Все это время «киллер» добивался встречи с заказчиками (или хотя бы с Владимиром Кукурузой), требовал встречи и оплаты выполненной работы. Кукуруза звонил Турбаевскому, сообщить о произошедшем событии и, в свою очередь, потребовать денег за «решение вопросов». Все разговоры сотрудники УБОПа прослушивали и записывали. Увы, заказчики обменивались общими фразами и об убийстве говорили намеками и недомолвками, наподобие таких: «Слышали, что у нас произошло?», «В курсе…», «Нужно же рассчитаться…», «Хорошо, приеду — закроем вопрос» и так далее. Потом, на судебном заседании, Кукуруза и Турбаевский заявили, что речь шла всего-навсего о ремонте автомобиля… Хотя сразу после ареста Владимир Кукуруза на допросах пел соловьем, в надежде смягчить свою участь сдавал все расклады и всех соучастников. А все его показания фиксировались спецсредствами. Однако на суде обвиняемый от своих слов отказался полностью…

Когда псевдокиллер возвращал назад оружие убийства (револьвер «Смит-Вессон» с отстрелянными гильзами в барабане и признаками производившейся стрельбы), сотрудники УБОПа одновременно арестовали Игоря Калинина и Ивана Федоренко. После этого задержали Владимира Кукурузу, а затем поехали в Трускавец «принимать» Виталия Турбаевского.

В ходе обысков нашли и пресловутый арсенал Кукурузы. Хранил он его в гараже своего брата. В «схроне» оперативники выявили взрывчатку, детонаторы, патроны и гранатомет РГД, по признаниям задержанного, приобретенный им в городе Котовске Одесской области, по случаю расформирования одной из армейских частей.

Досудебное следствие по делу о покушении на убийство Олега Панибратенко определило роль и вину каждого участника несостоявшегося преступления. Директору завода «Вира-сервис» Виталию Турбаевскому предъявили обвинение в заказе убийства, мэру Пантаевки Владимиру Кукурузе и Игорю Калинину вменили организацию убийства…

Наш суд — самый гуманный суд в мире

Честно говоря, все судебные перипетии по этому уголовному делу невозможно описать без многозначительных многоточий. Ключевой вопрос: были ли решения судов объективными и неподкупными? Есть большие сомнения…

Самое первое судебное слушание проходило в Кировоградском областном апелляционном суде. Главные подсудимые свою вину отрицали, собранные оперативниками доказательства судебная коллегия почему-то отклонила, в итоге приговор максимально «учел» интересы влиятельных подсудимых. Виталия Турбаевского суд признал виновным только лишь в незаконном хранении огнестрельного оружия (у директора завода изъяли подаренный Кукурузой пистолет «Браунинг» под боевые патроны). Такое же условное наказание получил сам Владимир Кукуруза — за противозаконные операции с оружием и боеприпасами. Игорь Калинин в ходе судебного разбирательства также отказался от ранее данных показаний. Рядовой исполнитель заявил, что не собирался никого убивать, а в схему «покушения» включился исключительно ради желания мошенническим путем заработать денег. По словам подсудимого, оружие — дорогостоящий револьвер «Смит-Вессон» — он нашел на берегу озера… И суд ему поверил!..

По мнению Александра Колтырина, Калинину предложили взять вину на себя за определенное вознаграждение. Поэтому на суде он и отрицал все договоренности с Кукурузой (через Кукурузу выстраивалась цепочка к Турбаевскому). Более того, сторона подсудимых предпринимала попытки подкупить Федоренко. Информатору предлагали деньги, чтобы тот заявил, будто Калинин, так же, как и Федоренко, сотрудничал с органами, добровольно и сознательно участвовал в операции по предотвращению заказного убийства (адвоката Калинина работники милиции задержали в момент передачи взятки).

Проявив благосклонность к двум основным обвиняемым, суд не пощадил третьего подсудимого. Игорь Калинин принял на себя всю мощь карающего меча правосудия. Обвиненного в покушении на убийство молодого человека приговорили к 15 годам тюремного заключения! На такой суровый вердикт беспристрастной Фемиды Калинин явно не рассчитывал — наверняка «покровители» обещали содействие в назначении меньшего наказания.

После апелляции Прокуратуры Кировоградской области, Верховный суд Украины отменил приговор и направил дело для повторного рассмотрения в тот же Кировоградский областной апелляционный суд, но с другим составом судейской коллегии. На этот раз вердикт более-менее соответствовал общей картине преступления, по кирпичику «выстроенной» оперативниками и следователями УБОПа Александрии и прокуратуры области.

Суд признал Владимира Кукурузу виновным не только в хранении оружия, но и в покушении на убийство, назначил наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет и постановил арестовать подсудимого непосредственно в зале суда. Игорю Калинину несколько смягчили приговор: 11 лет тюрьмы вместо 15-ти, притом, что на тот момент Калинин провел за решеткой уже два года. Однако и на этот раз суд оставил без внимания роль в подготовке заказного убийства основного подозреваемого — бывшего директора завода «Вира-сервис» Виталия Турбаевского.

— Во время следствия и первого судебного заседания Турбаевский находился под арестом, — рассказывает Александр Колтырин, — но при этом он искал различные способы выйти на свободу. На следующий день после задержания Турбаевский пожаловался на плохое самочувствие. В СИЗО вызвали карету «скорой», медицинская бригада которой настояла на госпитализации больного. Задержанного отвезли в 4-ю городскую больницу Кировограда и прооперировали. Адвокаты Турбаевского заявили о необходимости изменения меры пресечения на подписку о невыезде. Мы подозревали, что все это делается исключительно ради того, чтобы вытащить Турбаевского на свободу. Созданная врачебная комиссия осмотрела больного и пришла к выводу, что состояние здоровья вполне позволяет Виталию Турбаевскому находиться в следственном изоляторе: больница при СИЗО способна в случае чего оказать больному неотложную помощь… Насколько я знаю, это была не единственная попытка освободить Турбаевского до суда…

Одно время в Александрии ходили разговоры, что как-то раз возле стен Кировоградского СИЗО к родственникам подозреваемого подошел человек и предложил помочь с освобождением за определенную сумму. «Решать вопросы» необходимо было в Киеве. Отзывчивый «самаритянин» приехал вместе с родственниками задержанного в столицу, взял деньги, необходимые для положительного рассмотрения ходатайства о замене меры пресечения, зашел в здание Верховного суда и… бесследно исчез. Вероятнее всего, вышел через черный ход. Потом кое-кто из родных Турбаевского жаловался своим знакомым: их «развели» на 20 тысяч долларов. Может быть, такой случай действительно имел место в истории, а возможно — просто людская молва все придумала…

И снова приговору суда не суждено было стать окончательным. На этот раз к Верховному суду апеллировали адвокаты осужденного Кукурузы, несогласного с определенным ему наказанием. Третья по счету коллегия судей уголовной палаты Апелляционного суда Кировоградской области во главе с судьей Драным, рассматривавшая уголовное дело о «заказе» Олега Панибратенко, с легкостью отбросила все предыдущие решения своих коллег по цеху. С Владимира Кукурузы были сняты все обвинения в покушении и организации убийства! Суд оставил отдуваться за всех за решеткой только лишь Игоря Калинина…

Дальнейший ход событий угадать несложно. В который раз уголовное дело проследовало по маршруту в Верховный суд. Столичные служители Фемиды опять отменили приговор кировоградских коллег (наверное, ругаясь последними словами: что это за суд такой в Кировограде, который трижды (!!!) не в состоянии разобраться в сути происходящего? — предположение автора). Чтобы дальше не искушать судьбу и не утруждать спецкурьеров пересылкой материалов дела, новое разбирательство поручили провести Апелляционному суду Черниговской области.

Пока суд да дело, прошло свыше пяти лет. Виталий Турбаевский по-прежнему находился на свободе. Правда, уже сидел в тюрьме Владимир Кукуруза, но не за причастность к организации покушения на Олега Панибратенко, а за получение взятки еще в должности мэра Пантаевки. И только Игорь Калинин из группы обвиняемых отбывал срок за покушение на убийство. Очевидно, он наконец-то понял, что его использовали, а затем бросили на произвол судьбы. Он тянет лямку за всех, а подельники ни ему, ни его семье ничем не помогают. И тогда Калинин заговорил…

В Черниговском апелляционном суде осужденный Игорь Калинин вернулся к своим первоначальным показаниям, данным в УБОПе еще по горячим следам. Слова Калинин подтвердил документами: сохраненными им записками с инструкциями, полученными от заказчиков преступления.

Таким образом Игорь Калинин полностью подтвердил выдвинутую обвинением версию заказного убийства с участием всех основных фигурантов. Суд принял во внимание помощь осужденного правосудию и изменил его приговор в меньшую сторону. Учитывая дальнейшую процедуру условно-досрочного освобождения, Игорь Калинин вышел на свободу, отсидев за решеткой примерно пять с половиной лет.

Владимира Кукурузу и Виталия Турбаевского Черниговский апелляционный суд признал виновными по всем пунктам обвинения, приговорив к соответствующим срокам тюремного заключения. Новая апелляция Верховного суда лишь частично «смягчила» приговоры заказчиков убийства. Кукурузе добавили пять лет к имеющемуся у него за плечами сроку, Турбаевского отправили хлебать тюремную баланду на четыре с половиной года. Окончательный вердикт Верховного суда вступил в силу в августе прошлого года, но из-за каких-то там бюрократических проволочек только лишь в декабре 2009 года (!!! – Авт.) бывший друг и начальник Олега Панибратенко начал отбывать срок наказания, определенный ему судом земным…

— Грустно было смотреть на все эти судебные процессы, — делится своими эмоциями Олег Панибратенко. — Хотя я сам юрист, бывший милиционер, был морально готов к любому развитию событий в судах, но ТАКОГО издевательства над правосудием я не ожидал. Находясь на слушаниях, я испытывал полнейший дискомфорт. Как можно было серьезно принять на слово показания ранее судимого человека, что он пистолет «Смит-Вессон» нашел на берегу водоема, но при этом ставить под сомнение собранные милицией доказательства? Ведь все видели, как сработали сотрудники милиции. Они сработали хорошо, я отдаю себе отчет: если бы не они, я бы уже давно был покойником. Работники милиции — дай им Бог здоровья — сохранили мне жизнь. Но в судах их работа ставилась под сомнение, и правоохранители вынуждены были оправдываться, как будто сами находились на скамье подсудимых. В результате суды принимали просто абсурдные решения, а Турбаевский до последнего момента выходил чистым из воды.

Это дело было доведено до логического конца только когда парень, отсидевший пять лет, рассказал на суде всю правду: как его подкупали, как давали ложные показания. Мне Калинина по-человечески жаль. Он вообще проблемный парень по жизни, а здесь его просто использовали. Понадобились годы заключения, чтобы он сам это понял. Калинин после освобождения приходил ко мне домой, извинялся. Он сказал: «Вы на протяжении пяти лет боролись за то, чтобы не я один отвечал за преступление, чтобы мне дали меньшее наказание и посадили заказчиков убийства». Находясь в тюрьме, он обратился к Богу, ищет в религии искупления грехов и покаяния…

Лицом к лицу

Любой город — тесный город. Однажды судьба совершенно случайно столкнула бывших сотрудников завода «Вира-сервис» лицом к лицу… Дело было так. Сына юриста поместили в городскую больницу Александрии. Когда Панибратенко зашел в палату — то замер от удивления. На соседней койке лежал Турбаевский! «Я посмотрел на этого человека, — рассказывает Олег Иванович, — а он потупил взгляд и просто отвернулся к стене. Я настоял, чтобы сына перевели в другую палату…»

Послесловие

В завершение разговора с руководителем УБОПа Кировоградской области Александром Колтыриным автор этих строк прямо спросил одного из непосредственных участников тех событий:

— Присутствует ли какая-то внутренняя гордость за проведенную в 2003 году операцию с инсценировкой покушения? Ведь не просто предотвратили заказное убийство, по сути, уличили в преступлении заказчиков преступления, которые в конце концов не ушли от ответственности!

— Естественно, есть определенная доля гордости за проделанную работу, — признался Александр Викторович. — Во-первых, мы сработали на упреждение и спасли жизнь человеку. Во-вторых, за всю историю управления по борьбе с организованной преступностью Кировоградщины было зафиксировано всего три случая предотвращения заказного убийства (в 1998 году, в 2003 и 2006 годах). Александрийское дело — один из них. По итогам разработки некоторые сотрудники УБОПа получили грамоты от министра, внутренние знаки отличия нашей службы. Меня не наградили (улыбается. — Авт.), но я не обижаюсь. После всех этих событий мы сдружились с Олегом Панибратенко, а когда у Олега родился третий ребенок, он пригласил меня стать крестным отцом девочки…

И теперь уже точно последний вопрос — человеку, слухи о смерти которого оказались слишком преувеличены:

— Олег Иванович, что для вас означает дата «27 сентября»?

— Знаете, раньше, пока эти люди не понесли реальное наказание, я этот день считал своим вторым днем рождения. Начиная с прошлого года я пытаюсь выбросить из головы все негативные воспоминания, связанные с 27-м сентября 2003 года. Дальше я буду жить не прошлым, а будущим…

Александр Виноградов, Украина-Центр

Читайте также: