Как горе-агенты «русского мира» подожгли Венгерский культурный центр в Ужгороде

Горе-агенты "русского мира"

Трое поляков по заказу «немецкого журналиста» подожгли в феврале 2018 года Венгерский культурный центр в Ужгороде, – считает польская прокуратура, расследовавшая это дело как террористический акт.

Имя заказчика в материалах прокуратуры не называется, однако журналистам Радио Свобода удалось найти косвенные подтверждения того, что это Мануэль Оксенрайтер, немецкий неонацист, частый гость российских телеканалов и записной разоблачитель «бандеровской хунты в Киеве».

Прокуратура Польши передала в суд материалы расследования уголовного дела о поджоге Венгерского культурного центра в Ужгороде, произошедшем 4 февраля 2018 года. Этот поджог еще больше осложнил отношения Киева и Будапешта, и без того ставшие крайне напряженными после принятия Украиной осенью 2017 года поправок в «Закон об образовании», заметно ограничивших школьное обучение на языках национальных меньшинств с 5-го класса (согласно переписи 2001 года, в Украине, в первую очередь в Закарпатье, жило более 150 тысяч венгров).

Поджог, как следует из материалов дела, совершили трое граждан Польши. Двое из них были членами неофашистского движения «Фаланга», а третий, организатор, был также членом ультраправой партии «Смена», тесно связанной с близкими к Кремлю идеологами концепции «русского мира». Лидер созданной в 2016 году «Смены» Матеуш Пискорский сейчас находится под арестом после обвинений в шпионаже на Россию и Китай.

Матеуш Пискорский
Матеуш Пискорский

Согласно материалам дела, заказчиком поджога выступил «немецкий журналист», имя которого не называется. Сотрудник Института гуманитарных исследований в Вене, исследователь европейских правых и их связей с Россией Антон Шеховцов уверен, что этим «журналистом» был немец Мануэль Оксенрайтер – штатный разоблачитель злодеяний «украинской фашистской хунты» в эфирах Первого канала и Russia Today, друг Александра Дугина, «наблюдатель от Германии» на «выборах» в самопровозглашенных Донецкой и Луганской «народных республиках» и частый гость в аннексированном Россией Крыму.

В понедельник в переписке с корреспондентом Радио Свобода в социальной сети «ВКонтакте» Оксенрайтер категорически отверг свою причастность к поджогу Венгерского культурного центра, назвав эту версию «чушью». При этом среди его друзей в социальной сети оказался один из поджигателей, Томаш-Рафал Шимковяк (его страничка сейчас удалена). После вопроса о том, знаком ли Оксенрайтер с кем-либо из обвиняемых в поджоге граждан Польши, он закрыл доступ к своему профилю для пользователей, не являющихся его друзьями.

Конспирация уровня «Чепига»

Несмотря на то что в официальных материалах польской прокуратуры называются только имена подозреваемых поджигателей, их фамилии уже известны: непосредственных исполнителей преступления вскоре после их задержания назвал глава Закарпатской областной государственной администрации Геннадий Москаль. Это 22-летний житель Кракова Адриан Марглевски (Adrian Marglewski) и 25-летний житель Быдгоща Томаш Рафал Шимковяк (Tomasz Rafal Szymkowiak). После передачи их дела в суд имя третьего подозреваемого назвали польские СМИ: им оказался 28-летний член ультраправой партии «Смена» (Zmiana) Михал Прокопович.

Представители следствия, которое осуществлялось Департаментом по борьбе с организованной преступностью и Агентством внутренней безопасности Польши (АВБ), уверены, что провокация в Ужгороде должна была привести к еще большему ухудшению украинско-венгерских отношений и сыграть на руку России, – об этом сообщил на условиях анонимности польскому телеканалу TVP представитель АВБ.

Прокопович и Шимковяк отказываются признавать свою вину, однако третий подозреваемый, Адриан Марглевски, согласился сотрудничать со следствием. Благодаря этому в обвинительном заключении польской прокуратуры довольно подробно рассказывается о том, как готовился поджог Венгерского культурного центра. Прокопович якобы выдал двум исполнителям по 1000 злотых (около 250 долларов) для покупки зажигательной смеси, а также мобильные телефоны с новыми сим-картами и куртки.

Перед поджогом на здании культурного центра нужно было нарисовать свастику и число «88» (кодовый лозунг неонацистов, означающий слова «Heil Hitler» («Хайль Гитлер!») – буква «H» является восьмой в латинском алфавите). Это должно было навести полицию на причастность к преступлению украинских националистов. Сам поджог требовалось снять на видео. Всего Прокопович должен был найти пять исполнителей, но смог завербовать только двух человек, которых целенаправленно искал среди активистов неонацистской «Фаланги».

Активисты «Фаланги» в Польше, Украине и Ливане, где они позировали со своим флагом и флагом группировки «Хезболла»:

В середине января Марглевски совершил «тестовый» заезд в Украину, чтобы проверить, не возникнет ли у него в дальнейшем проблем на границе. Проблем не возникло. Прокопович выдал Марглевски и Шимковяку по 500 евро, с которыми они и отправились в Ужгород из словацкого города Кошице 3 января. В ночь на 4 января они бросили в здание Венгерского культурного центра бутылку с «коктейлем Молотова», которая, впрочем, не загорелась, а отскочила от стены и потухла.

Это не удовлетворило Прокоповича, и после консультаций с ним исполнители поджога сходили на ближайшую бензоколонку, где купили канистру с бензином, пропитали им одну из своих курток и подожгли ее, засунув между оконным стеклом и защищавшей его решеткой. В тот же день они выехали из Украины в Польшу. Задержать подозреваемых удалось благодаря тому, что их лица попали на камеры наблюдения на бензоколонке, а также по той причине, что во время заселения в хостел в Ужгороде один из них оставил свое настоящее имя.

Рука Кремля или частная инициатива?

Сразу после поджога министр иностранных дел Украины Павел Климкин назвал его «провокацией» и заявил о «внешнем следе», хотя и не стал при этом упоминать Россию. С выводами о причастности России к поджогу – несмотря на очевидные, казалось бы, улики – призывает не торопиться и Антон Шеховцов, который давно следит за личностями Мануэля Оксенрайтера и лидера «Смены» Матеуша Пискорского:

​– Про исполнителей этой операции известно немного, кроме того, что они являются активистами или, по крайней мере, симпатизантами неофашистского польского движения под названием «Фаланга». Они принимали участие в различных демонстрациях, в Сети можно найти фотографии, где они демонстрируют символику «Фаланги», но больше ничего такого «политического» о них неизвестно. Что касается Прокоповича, то о нем известно чуть-чуть больше. Он тоже связан с «Фалангой», а также с политической партией «Смена», которая была основана Матеушем Пискорским. Они с Пискорским были очень дружны, по крайней мере до того, как в 2016 году Пискорского арестовали по подозрению в шпионаже на Россию и Китай. Эти люди, все трое, являются частью праворадикального движения в Польше, причем очень прокремлевского.

– Что известно о связях «Фаланги» и «Смены» с Кремлем?

– Один из основателей «Фаланги» Бартош Бекер (Bartosz Bekier) ездил на территорию так называемой «Донецкой народной республики», интервьюировал там политиков и потом писал очень хвалебные репортажи в отношении этих креатур на востоке Украины. Туда же, в «ДНР» и «ЛНР», ездили и другие представители «Фаланги». Можно сделать вывод о том, что «Фаланга» своими действиями как минимум косвенно поддерживает кремлевскую политику.

Что касается «Смены», тут, прежде всего, нужно говорить о Матеуше Пискорском. Это человек, который уже начиная с 2000-х годов начал налаживать отношения между польскими неофашистами и российскими правыми радикалами. Они тогда еще не были связаны с Кремлем. В ту пору, в начале 2000-х годов, Пискорский был членом и одним из главных идеологов партии «Самооборона», которая недолгое время даже участвовала в работе правительства Польши.

В какой-то момент, несколько лет назад, он решил создать партию «Смена», которая объединила в себе социалистические и ультранационалистические идеологические элементы. В качестве лидера этой партии он участвовал в самых различных мероприятиях, которые направлены на одобрение и легитимизацию действий Москвы на постсоветском пространстве, в частности в Украине. Пискорский и другие члены его партии были регулярными комментаторами для российских государственных СМИ, прежде всего, это Russia Today, это «Спутник», до этого «Голос России». Он участвовал в фейковом электоральном наблюдении в «ДНР». Он давно уже занимается прокремлевской деятельностью, бывал в Приднестровье, например, объездил и другие такие же странные регионы, поддерживал прокремлевские нарративы самых различных процессов.

Логотип партии "Смена"
Логотип партии «Смена»

– Польские СМИ пишут, что заказчиком поджога был немецкий журналист, а вы предполагаете, что этим журналистом был Мануэль Оксенрайтер. На чем строится ваше предположение? Что известно об Оксенрайтере и его связях с Россией?

– Мануэль Оксенрайтер – это немецкий праворадикальный активист. Он является главным редактором журнала Zuerst – с немецкого это слово переводится как «сначала», «прежде всего». Оксенрайтер также был вовлечен в работу с государственными российскими СМИ: опять тем же самым RT и «Спутником». Он часто ездит в Крым в самых различных ипостасях, в том числе как журналист. Например, в 2018 году, когда в России проводились президентские выборы, он ездил в Крым наблюдать за этим нелегитимным электоральным процессом.

Там он был не столько официальным наблюдателем, сколько он сопровождал одного из членов праворадикальной партии «Альтернатива для Германии» (AfD), с которой он очень крепко связан. Кроме того, он известен постоянными публикациями, которые легитимизируют действия Кремля. Почему я думаю, что это был именно он? Есть несколько факторов, которые указывают на то, что, скорее всего, это был он. Дело в том, что он очень хорошо знаком с Матеушем Пискорским.

Они сотрудничают уже лет 5. Может быть, они и раньше были знакомы. Матеуш Пискорский, например, приглашал Оксенрайтера наблюдать за так называемым «референдумом» в Крыму в марте 2014 года. Они вместе ездили, например, в Сирию. Они участвовали в нескольких совместных мероприятиях, очень плотно сотрудничали. В прошлом году немецкие журналисты уже писали об этих связях Оксенрайтера и Пискорского, называя первого «проводником кремлевского влияния в Германии». Оксенрайтер также был знаком с Прокоповичем, то есть с человеком, который инструктировал двух более мелких активистов «Фаланги» перед операцией в Украине.

Июнь 2015 года, «Дом польско-российской дружбы» в Варшаве. Дискуссия на тему «Польша и Германия в эпоху американской гегемонии – вместе или друг против друга?». Слева направо: Бартош Бекер, основатель «Фаланги»; Матеуш Пискорский, Мануэль Оксенрайтер и Михал Прокопович:

– Сразу после поджога Венгерского культурного центра в Ужгороде украинские власти заявили о провокации. Глава Закарпатской ОДА Геннадий Москальпрямо сказал о причастности к этой акции России. Похожие заявления украинские чиновники часто делают и после других инцидентов, связанных не только с украинско-венгерскими трениями, но и после многочисленных случаев вандализма, в отношении еврейских могил или польских воинских захоронений на западе Украины. Получается, что украинские власти как минимум в одном из этих случаев оказались правы. Можно ли предполагать, что Россия причастна к организации и других подобных акций в Украине?

– Я бы не стал делать поспешных выводов. Многие люди на Западе, которые являются прокремлевскими, способны на собственную инициативу. Потому что они знают, что могут быть вознаграждены за это. Они сами подают некоторые идеи, реализовывают некоторые проекты в ожидании того, что они за это будут вознаграждены. Пока не установлено, что Оксенрайтер был инструктирован непосредственно людьми из России. Он мог сделать эту акцию сам, потому что он занимается прокремлевской деятельностью уже давно и знает, что это может быть вознаграждено.

Здесь есть «пророссийский след», да, но российский пока не установлен. И с другими акциями, с другими атаками также может быть российский или пророссийский след. Была же история про одного белоруса, который сам по себе организовывал все эти проекты по дискредитации Украины, а потом просто предлагал такие проекты людям, которые, так или иначе, близки к российским элитам. Он тоже сотрудничал с праворадикальными движениями.

– Вы имеете в виду Александра Усовского?

– Да. Он писал эти проекты, заявки на такие гранты. Иногда их одобряли в Москве, иногда нет, но придумывал все это сам. Также мог действовать и Оксенрайтер.

– Будь то рука Москвы, будь то инициатива пророссийских активистов на местах, тактика по раскачиванию ситуации и стравливанию соседей, в данном случае Украины и Венгрии, довольно эффективна. Тема противостояния Украины и Венгрии на фоне нового украинского языкового закона весь прошлый год была в Украине одной из центральных.

– Да, она эффективна именно потому, что уже существуют объективные трения между Украиной и Венгрией и по закону об образовании, и в связи с венгерским этническим меньшинством (в сентябре 2018 года между Киевом и Будапештом разгорелся новый скандал, связанный с массовой выдачей венгерских паспортов этническим венграм, живущим в Закарпатье. – Прим. РС).

Любая операция подобного рода наиболее успешна там, где уже есть некоторая слабина, где уже есть какие-то трения. Создать проблему на пустом месте очень сложно. Например, я уверен, что некоторый якобы антисемитский вандализм и какое-то там символическое насилие, которое происходило в Украине в 2014–2015 годах, это дело рук не украинских националистов, которые вполне себе существуют (никто не отрицает их существования), но именно каких-то пророссийских или даже напрямую российских агентов.

Впрочем, «раскачать» антисемитизм в Украине очень сложно, потому что таких трений не существует. Существуют трения между Венгрией и Украиной, между Польшей и Украиной, а вот антисемитизм очень сложно «раскачать».

– Стоит ли ждать увеличения количества подобных инцидентов накануне выборов президента Украины весной этого года? Попытаются ли Москва или эти самые пророссийские активисты воспользоваться этой датой?

– Подобные операции все-таки направлены на подрыв международных отношений между Украиной и странами Евросоюза. Они, мне кажется, никак не связаны с внутренней политикой в Украине. Поэтому связки между подобными операциями, направленными на дискредитацию Украины, и президентскими выборами я не вижу, – говорит Антон Шеховцов.

Поджог Венгерского культурного центра в Ужгороде 4 февраля стал не последним. Еще один был совершен в ночь на 27 февраля: он оказался более успешным, в результате возникшего пожара наполовину выгорела одна из комнат в здании. После второго поджога МИД Венгрии вызвал украинского посла в этой стране «на ковер» и выступил с предложением направить в Закарпатскую область миссию ОБСЕ.

В начале марта по подозрению в совершении поджога украинская полиция задержала пять граждан Украины. По данным главы Закарпатской ОГА Геннадия Москаля, в их числе были и участники антитеррористической операции на востоке Украины. Москаль написал в «Фейсбуке», что организатором поджога на этот раз был сотрудник Министерства госбезопасности непризнанной Приднестровской молдавской республики, которого задержать не удалось, и вновь выразил уверенность, что за инцидентом стоят российские спецслужбы.

Автор:  Марк Крутов; Радио Свобода

Читайте также: