Калым и приданое: сколько платят за невесту и жениха и как эти традиции создают проблемы в Центральной Азии

Калым и приданое: сколько платят за невесту и жениха и как эти традиции создают проблемы в Центральной Азии

За что платят родители невесты и жениха в Таджикистане, Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане и как эти свадебные традиции влияют на отношения в семье, кредитную историю и следующие поколения.

«Свекровь называла меня нищей, плохо отзывалась о моих родителях и спрашивала, куда я потратила все деньги, которые они мне принесли в качестве приданого», – это история Азизы из Душанбе, и она не уникальна. Приданое, которое родители невесты дают дочери, а также калым (плата за невесту) со стороны жениха остаются неотъемлемой традицией в странах Центральной Азии. А нередко – еще и источником семейных проблем, пишет «Настоящее Время».

Замуж Азиза вышла год назад, когда ей было 20 лет. Родственники мужа в качестве калыма принесли $2 тысячи. Отец Азизы – военный, мать – преподавательница. Чтобы собрать приданое и сыграть свадьбу, они взяли в банке кредит на $3 тысячи. Родители купили бытовую технику, ювелирные изделия, курпачи (расшитые национальными узорами матрасы), одеяла и подушки, обустроили спальню в доме жениха и выбрали подарки семье будущего супруга.

«На первый день после свадьбы свекровь и сестры мужа зашли ко мне в комнату и начали проверять все, что я с собой привезла. Мое присутствие их ничуть не смущало: они трогали руками мебель, открывали коробки, проверяли посуду. Свекровь спросила, почему моя семья не купила конфорочную печь. Я сказала, что денег не хватило и что она в доме все равно есть. После этого начались ежедневные упреки», – вспоминает Азиза.

«Я рассказала об этом родителям. Чтобы меня больше не мучили, папа купил конфорочную печь и привез. Но и после этого ничего не изменилось, упреки продолжаются и по сей день. Муж никак не защищает, говорит, сама виновата, нужно было сразу купить, так как они принесли в качестве калыма большую сумму», – продолжает она.

Азиза вышла замуж еще студенткой: «Когда его родители пришли к нам свататься, моя семья им об этом сказала, они ответили, что не против моей учебы в университете. Но спустя две недели муж начал со мной ругаться, чтобы я бросила учебу. Я отказалась, так как это был мой последний год».

По ее словам, во время сватовства будущая свекровь сказала, что у него есть высшее образование. «Но позже я узнала, что она нам соврала. После школы он уехал на заработки в Россию и так никуда и не поступил. Если бы мои родители знали, что он нигде не учился, они бы никогда не выдали меня за него. Но уже поздно. Сейчас я на седьмом месяце беременности. Уйти от них я не могу, так как потом обо мне все будут говорить плохо, и второй раз я уже не смогу выйти замуж с ребенком на руках».

ЦЕНА НЕВЕСТЫ

В Таджикистане приданое невесты начинают собирать, когда девочка еще учится в школе. Жених в свою очередь должен заплатить калым родственникам девушки. Эти традиции сохранились в основном в сельской местности и на юге страны.

Раньше в северной и восточной части страны невесте приносили сарупо – комплекты одежды и обуви. Эта традиция в некоторых регионах соблюдается и сейчас. Но теперь зачастую вместо предметов гардероба предлагают деньги – как правило, от $1 до $3 тысяч.

Семья невесты на покупку приданого тратит около $5 тысяч: нужно приобрести бытовую технику, мебель, ковры, сундук с различными тканями, платья, несколько пар обуви, ювелирные изделия, фарфоровую посуду и постельное белье. Также семья невесты обязана обустроить спальню молодоженов в доме будущего мужа: купить тумбочки, комод, платяной шкаф, ковер и повесить шторы. Есть еще условие: все должно быть новым и сочетаться друг с другом. Для этого родители девушек часто берут кредиты. Отсутствие приданого или недорогие подарки могут стать причиной скандалов – невестку за «скупость» родных будет упрекать свекровь.

«НЕ ТАКОЙ ЖЕНЫ Я ХОТЕЛА СЫНУ»

У Зебо трое сыновей. Ни у одного из них нет высшего образования. На свои свадьбы они копили деньги, работая в России.

Для младшего сына, Далера, Зебо выбрала невесту из сельской местности. Он вернулся в Душанбе из России этим летом и сразу женился. Впервые будущую жену Далер увидел во время никаха (исламского свадебного обряда). В качестве калыма семья отдала родителям невесты 15 тысяч сомони (около $1500).

«Так как семья девушки была бедной, мы им сказали, что обустраивать спальню не надо: пусть купят одежду, курпачи, домашнюю утварь, ковер, бытовую технику и все остальное для себя», – рассказывает Зебо.

«Но она приехала совсем без ничего. Купила для себя одежду, пару курпачей, подушки, один ковер, посуду и сундук. Из бытовой техники была плитка, духовка и все. Она даже стиральную машину не привезла с собой. Хотя мы отдали калым $1500. Для сельской местности это немалые деньги», – возмущается она.

«Я сразу позвонила ее матери и высказалась. Она сказала, что денег у них нет, мы с ней поругались. Не такой жены я хотела своему сыну», – жалуется Зебо.

«СВЕКРОВЬ ВСЕГДА МУЧИЛА НЕВЕСТКУ»

Робия и ее будущий муж начали встречаться еще студентами, через год решили пожениться. Родители договорились о небольшом по меркам Душанбе приданом – $1500. Семьи решили, что за эти деньги невеста должна купить себе одежду и бытовую технику, но комнату в доме мужа обставлять не будет.

«Так предложили родители мужа. Они сказали, что к свадьбе дом полностью отремонтируют и обустроят нашу комнату. Моя семья согласилась. На эти деньги мы купили бытовую технику, какую-то часть материалов, чтобы сшить национальные платья, и потратили на какие-то мелкие расходы, остальное мои родители купили за свои деньги», – рассказывает Робия.

«Мы сыграли свадьбу, я приехала к ним домой. Захожу в нашу комнату, а они там ничего не обустроили. Моя мама подошла к его родителям и подняла этот вопрос, но его мать в ответ сказала, что это наши обязанности, что комнату должны были обустроить мои родители», – говорит она.

«При каждом удобном случае его родственники пытались меня задеть из-за того, что я привезла с собой мало вещей для дома. Это заметил муж и всех отругал», – вспоминает Робия.

По ее словам, отношения с родственниками мужа у нее не складываются: «Со свекровью не очень хорошо ладим. Она меня пытается задеть и напоминает при каждом случае, что я пришла к ним в дом с пустыми руками. Муж знает об издевательствах, просит еще немного потерпеть, пока мы переедем на съемную квартиру».

«Я не злюсь на семью мужа. У нас всегда так было принято: свекровь всегда мучила невестку. Наши бабушки терпели, мамы тоже, но новое поколение уже другое. Девушки уже начинают понимать, что терпеть издевательства – это глупо. Если бы я не любила мужа, то давно бы ушла».

«ДУМАЛ, ПРИНЕСУТ ТУРЕЦКУЮ ОДЕЖДУ, НО ОНИ ПОМЕЛОЧИЛИСЬ»

Похожие традиции соблюдаются и в Узбекистане. Там семья невесты в качестве приданого должна купить одежду будущему мужу и его родственникам.

Год назад в соцсетях обсуждали случай в Навои, когда жених бросил невесту из-за того, что ему не понравилась одежда, подаренная ее родственниками.

«Моим друзьям на сарпо (приданое – НВ) приносили турецкую одежду. Я думал, мне тоже так сделают, потому что у нее обеспеченная семья. Но они помелочились и принесли непонятные вещи – узбекский трикотаж из Гиждувана», – рассказал несостоявшийся жених на видео, которое показал узбекский государственный телеканал «Ёшлар».

Гостинцы, принесенные стороной жениха на сватовство, Узбекистан
Гостинцы, принесенные стороной жениха на сватовство, Узбекистан

«МАТЬ НЕ КУПИЛА ПЫЛЕСОС, СВЕКРОВЬ УСТРОИЛА СКАНДАЛ»

Проблемы в семье Наргизы начались из-за бытовой техники. «Моя мать не купила пылесос, поэтому свекровь устроила скандал. Я ей тоже грубовато ответила. После этого она сказала мужу: «Отвези ее домой, она нам не нужна».

Сейчас Наргизе 23 года. Они с дочерью живут в доме родителей в Ташкенте. Муж, за которого девушку принудительно выдали замуж в 19 лет, бросил ее беременной.

«Когда родители жениха приходили знакомиться, то пообещали луну и звезды, поэтому моя мать сказала, что ты выйдешь за него. Мне муж был противен. Я пыталась избегать близости, но он меня насиловал», – вспоминает Наргиза.

«Когда все началось, я была беременна. Родила уже без мужа. После того, как муж меня бросил, он по шариату взял другую жену. Развод мне не дает. Про ребенка не пытается узнать, никаких алиментов», – рассказывает она.

Наргиза работает медсестрой в детской больнице. Она закончила колледж и хотела поступать в институт: «Но после замужества планы накрылись. У меня нет высшего образования, зарплата – $50, на которую нужно содержать ребенка и помогать родителям».

СНАЧАЛА ДЕНЬГИ, ПОТОМ – СВАТОВСТВО

В Кыргызстане и Казахстане минимальной суммой калыма сейчас считается $1000. Приданое невесты должно быть соразмерно этой сумме или больше. О сумме калыма семьи договариваются заранее, и только после этого родственники жениха едут свататься в дом невесты.

Подготовка приданного начинается сразу же после сватовства. Раньше мать невесты устраивала чаепитие, на которое ее родственницы приносили вещи для приданого. Сейчас родители невесты или сама невеста может собрать себе приданое. Оно может быть самым разным, но стандартный набор включает в себя: спальный гарнитур, посуду, бытовую технику, одежду и украшения.

«ДРАКА ЗА ПРИДАНОЕ»

Сейчас Бакыту 36 лет, он женат и живет в Кыргызстане. Его первая свадьба не состоялась – семьи рассорились из-за калыма и приданого.

«Мне было 22 года, ей – 18. Я был влюблен, да и она не имела карьерных планов. Она была единственная дочь из богатой семьи. Я – одним из четырех сыновей родителей-мигрантов», – рассказывает Бакыт.

«Мои родители приехали из России и были готовы дать $3 тысячи калыма, но ее семья потребовала $10 тысяч. Сказали, что ее приданое стоит как минимум $10 тысяч, что там самая дорогая посуда, бриллианты и автомобиль», – продолжает Бакыт.

По его словам, отец начал отговаривать от свадьбы, но он настоял: «Все родственники помогли с калымом, и мы с трудом собрали $10 тысяч».

«К тому моменту мы с невестой уже много раз перессорились. Я ненавидел ее родителей, но самый ад начался, когда пришло приданое, как повели себя мои родители. Они начали оценивать холодильник и кондиционер, шкаф и даже одежду для нее. Потом они решили, что сумма всего этого точно не превысит $10 тысяч и что они переплатили калым».

Невеста Бакыта ушла к своим родителям: «А на следующий день они приехали и начали загружать ее приданое. Потом ее дядя спросил, отнял ли я ее девственность. Разумеется, мы спали. Тогда он заявил, что приданое они заберут, но калым не вернут, поскольку я отнял у ее «чистоту». В этот момент моя родня начала драку за приданое, раз не вернут калым – не отдадим».

«Это было для меня сюрреалистично. Я смотрел на свою невесту и понимал, что не смогу с ней быть, то же самое я видел и в ее глазах», – вспоминает он.

«ПРИДАНОГО МНЕ НЕ НАДО»

Когда кыргызка Жылдыз выходила замуж за британца, ее семья потребовала $20 тысяч калыма. «Я была в шоке. Мой муж не из богатой семьи, его мать умерла, когда ему было десять, отец растил один его и сестру. У них нет золотых люстр и пяти машин, как у моих родителей», – говорит она.

Жылдыз тогда было 30 лет. Она жила и работала в Великобритании, где окончила магистратуру. Когда невеста с женихом приехали в Бишкек, собралась вся ее родня: «Всех, конечно, очень смущало то, что я выхожу замуж в 30 лет. Все выражали благодарность моему партнеру, что «берет меня такой несвежей».

«Напряженность достигла пика, когда мой отец посоветовал своей сестре не отправлять дочь, которая выиграла стипендию, в Германию. Сказал, чтобы она лучше выдала дочь замуж, чтобы та родила и была счастлива. Я ушла с этого собрания. Мне передали, что родственники решили собрать мне приданое – кто-то купит холодильник, кто-то микроволновку, но условие: мой жених должен дать калым как минимум $20 тысяч», – вспоминает Жылдыз.

«Я рассказала все своему партнеру. Он сказал, что у него есть эти деньги, и он даст, если это меня не унизит. Он положил $30 тысяч, я добавила свои $50 тысяч из личных сбережений на квартиру», – говорит она.

Деньги отцу Жылдыз передали с письмом: «Вы никогда не думали, почему ваши сыновья торопились жениться, а дочери – нет? Посмотрите тогда, кто из ваших шести сестер и маминых трех, включая ее, счастливы? Разве вы не изменяли ей, разве дед не изменял бабушке, разве дяди не избивали при нас и без нас своих жен? А теперь посмотрите на мужчин, начните с дедушек и дядь – упитанные, влюбленные в свои профессии, накормленные женами, идут сексуально удовлетворяться к другим женщинам, которые тоже надеются на их внимание и любовь. Вы можете говорить что угодно, даже советом поломать жизнь девочке, которая три года учила немецкий, чтобы поехать учиться, просто потому что вы – старший брат ее матери, мужчина, мудрец. Это не образование отталкивало нас от замужества, образование просто дало нам возможности. Вот деньги, надеюсь, вам за меня не будет стыдно. Приданого мне не надо, микроволновка и холодильник у нас есть».

«Перед свадьбой бабушка подарила мне свой сундук, мама и тети положили туда свои старые национальные украшения, жена моего дяди сшила мне национальное платье, другая бабушка связала свитера нам с мужем. Это было лучшее приданое, большее, чем я хотела и ожидала», – говорит Жылдыз.

«ДОЧЬ ЗАБРАЛИ, А ПРИДАНОЕ МУЖ НЕ ХОТЕЛ ОТДАВАТЬ»

Дочь Арката из Казахстана похитили, когда ей было 17 лет. «Мы поехали к жениху – оказалось, что он на десять лет ее старше, но семья хорошая, родители – врачи, семья небедная, и дочка, оказывается, его знала. Она не хотела оставаться, но моя жена настояла, мол, позор будет, и вообще зачем тогда на свидания ходила, раз замуж не собиралась».

Несмотря на похищение, семья девушки собрала ей приданое. «Раньше в приданое давали только самовар, сундук и ковер, но сейчас это вся бытовая техника, бриллиантовый набор, посуда и одежда. Мы взяли кредит в банке. Нам это обошлось в пару тысяч долларов. Они (семья жениха – НВ) сделали «сут акы» – подарок за молоко матери – $1000 и покрыли расходы на свадьбу. Кредит мы еще потратили и на подарки его родне», – рассказывает Аркат.

«Через год мы узнали, что муж бьет нашу дочь, и у нее был выкидыш из-за избиений. Мы предложили ее забрать, но она решила остаться. А еще через год он захотел себе вторую жену и привел ее знакомить домой с нашей дочерью. Мы ее забрали. А приданое забирали пару месяцев. Ее муж не хотел его отдавать. Из спальни, где он уже жил с другой женщиной, мы забирали вещи нашей дочери», – говорит он.

Имена некоторых героинь изменены по их просьбе

Авторы: Зебо Назарова, Алина Жетигенова, Татьяна Ярмощук;  «Настоящее Время»

Читайте также: