Приговоры виновникам взрыва и пожара «Маленькой Украины» в Нью-Йорке

Приговоры виновникам взрыва и пожара «Маленькой Украины» в Нью-Йорке

17 января судья Майкл Обус в Манхэттене приговорил 60-летнюю украинку Марию Хриненко к лишению свободы сроком от 4 до 12 лет. Столько же получили двое ее сообщников, а все трое, как заявил Обус в переполненном публикой зале манхэттенского отделения Верховного суда штата Нью-Йорк, «фактически рисковали жизнями людей».

Тем не менее, судья проявил гуманность, так как предъявленное обвинение и вердикт присяжных грозили подсудимым тюрьмой сроком до 15 лет.

В ноябре прошлого года присяжные признали 60-летнюю домовладелицу Марию Хриненко, 44-летнего подрядчика югослава Дилбера Кукича и 63-летнего слесаря-сантехника без лицензии грека Атанасиоса Ионнидиса виновными в двух непредумышленных убийствах, нанесении телесных повреждений, преступной халатности и создании опасной ситуации. Четвертый подсудимый Михаил Хриненко, сын Марии, в 2017 году умер в возрасте 31 года, а пятый, лицензированный слесарь-сантехник Эндрю Тромбеттас, 21 марта прошлого года признал себя виновным в менее тяжких преступлениях и был приговорен к трем годам испытательного срока и 100 часам общественных работ.

Выслушав приговор, Мария Хриненко заплакала, и у многих присутствовавших в зале тоже были слезы на глазах, но вовсе не из жалости к ней. На Второй авеню рядом с Ист Седьмой стрит в манхэттенском районе Ист-Вилледж Хриненко принадлежали два жилых пятиэтажных дома, в одном из которых 26 марта 2015 года произошел взрыв отопительного газа. Возник пожар, перекинувшийся на соседние дома, в результате чего три были полностью уничтожены огнем, один сильно поврежден, два человека погибли и тринадцать попали в больницы, причем 4 из них в критическом состоянии, но остались живы, хотя один потерял глаз. 64 семьи, включая 125 взрослых и 5 детей, перешли под временную опеку Красного Креста, а жителям четырех соседних домов пришлось временно выехать. При расчистке пожарища были вывезены 750 кубических ярдов обломков.

Уголовные обвинения Марии Хриненко, ее сыну Михаилу и другим были предъявлены 11 февраля 2016 года, после чего их освободили под залоги в миллион долларов, а за сантехника Эндрю Тромбеттаса взяли всего 100 тысяч, поскольку его обвинили только в том, что он на время передал свою лицензию Атанасиосу Ионнидису. Суд начался 9 сентября 2019 года, и присяжные вынесли обвинительный вердикт 15 ноября.

Во вступительной речи 9 сентября обвинитель Рэндолф Кларк сообщил присяжным, что после капитального ремонта квартиры с двумя спальнями в доме Марии Хриненко сдавались за 6 тыс. долларов в месяц, но газ был подведен только к китайско-японскому ресторану Sushi Park на первом этаже. Не желая терять жильцов и деньги, она с помощью подрядчика и сантехников незаконно подвела к квартирам газовую трубу, что и вызвало взрыв, а и затем пожар.

Одним погибшим был 23-летний Николас Фигероа, который пришел в ресторан Sushi Park на первое свидание с девушкой, а вторым 26-летний работник ресторана Мойсес Локон. «Этого недостаточно, – отозвался в зале суда на приговор Никсон Фигероа, отец покойного Николаса. – Шутка какая-то. Разве это правосудие? Правосудия не было, это пощечина моему сыну».

Один из присутствующих в зале суда братьев Мойсеса Локона перед приговором со слезами рассказал, как на родине в Гватемале он играл с Мойсесом в футбол, и что опознать погибшего при взрыве удалось только с помощью ДНК-экспертизы, и на прощании с ним гроб не открывали. Эмигрант из Черногории Кукич был единственным подсудимым, взявшим последнее слово, которое произнес через переводчика. Его адвокат Марк Агнифило заявил судье, что Кукич «с радостью отдал бы свою жизнь за жизни людей, которые потеряли свои жизни», хотя мог бы выразиться поизящнее. Его клиента также ждет федеральный суд по обвинению во взятке.

«Застройщики и владельцы недвижимости нашего города должны помнить о сегодняшнем приговоре, когда в 2020 году бум жилищного строительства в Нью-Йорке продолжается, – заявил манхэттенский районный прокурор Сайрус Вэнс. – Если вы торопитесь и при этом ради сроков и выгоды убиваете и раните ньюйоркцев, то совершаете уголовное преступление, за которое моя прокуратура потребует длительного срока лишения свободы». После оглашения приговора подсудимым надели наручники и увезли в городскую тюрьму MDC (Metropolitan Detention Center) по прозвищу «Гробница», но, как стало известно, Марию Хриненко в тот же день снова освободили под залог до решения апелляционного суда.

Адвокаты Хриненко утверждали, что Мария наняла рабочих для присоединения квартир своего дома к газовой магистрали, но о том, что это делается незаконно и с грубым нарушением техники безопасности, ничего не знала. Ее адвокат Томас Кертис заявил газете New York Times, что во взрыве виновата компания Con Edison, которая должна была по сигналам о запахе газа немедленно перекрыть магистральную трубу. Адвокаты других подсудимых заявляли, что взрыв произошел не в подвале дома, как утверждает прокуратура, а в кухне ресторана на первом этаже, то есть по вине владельца Sushi Park Хьюн Ил Кима. Судья Обус перед приговором назвал Марию Хриненко «движущей силой» произошедшей трагедии, хотя признал, что подсудимые не намеревались взорвать дом № 121 на Второй авеню.

Район Ист-Вилледжа, где это произошло, раньше называли Pierogi Belt (Пирожковая кольцевая) из-за множества украинских ресторанов, закусочных и магазинов. В апреле 2015 года газета New York Times написала, что этот район по примеру «Маленькой Одессы» на Брайтоне называют «Маленькой Украиной» из-за «ресторанов с борщом и варениками, магазинов с вывесками на кириллице и пирогами с маком на прилавках».

На Седьмой стрит между Второй и Третьей авеню на Тараса Шевченко-плейс находится украинская католическая церковь Святого Георгия Победоносца, хотя это место больше известно по старейшему в городе пивному бару McSorley’s Old Ale House. Коренное население «Маленькой Украины», в отличие от заселивших Брайтон советских евреев, New York Times назвала «иммигрантами, бежавшими от советского контроля после Второй мировой войны».

О Марии Хриненко известно, что, украинка по происхождению, она прибыла в США из Польши, а построенный в 1900 году дом, где произошел взрыв, и соседний, тоже пятиэтажный, достались ей в наследство от мужа Михаила, который родился в Польше. В Нью-Йорке Михаил Хриненко сначала развозил газеты, а потом работал кассиром в украинском ресторане «Веселка» в нескольких кварталах от места взрыва. Хозяин «Веселки» Том Причард вспомнил, как гулял на свадьбе Михаила и Марии в Квинсе, а затем несколько лет прожил в их доме № 119. В 1978 году Хриненко открыл на первом этаже этого дома № 121 ресторан «Киев», где кормил посетителей украинским борщом с пампушками, варениками, блинами, кашами и компотами. В 2004 году Михаил Хриненко умер, успев купить четыре дома, включая два сгоревших, и вся эта недвижимость была зарегистрирована на корпорацию Хриненко Kiev Realty LLC и досталась его вдове, а вторым наследником в завещании значился их старший сын, тоже Михаил. Известно, что у Михаила Хриненко четверо детей.

Как установило расследование, доказало обвинение и подтвердили присяжные, в 2013 году, когда дом № 121 уже 7 лет принадлежал Марии Хриненко, там провели капитальный ремонт, и в начале 2014-го мать и сын Хриненко сдали четыре верхних этажа жильцам, а первый этаж снял китайско-японский ресторан Sushi Park. Однако инспекторы компании Con Edison не одобрили установку газовых счетчиков для квартир дома, и в июле 2014 года Мария Хриненко сказала подрядчику Дилберу Кукичу, чтобы он отвел от газового счетчика Sushi Park резиновые шланги в квартиры жильцов. Кукич поручил это 59-летнему слесарю-сантехнику Атанасиосу Иоаннидису, у которого не было лицензии, но инспекторы Con Edison обнаружили это и отключили газ.

Тогда Кукич с ведома Марии Хриненко убрал старые шланги и тайком протянул другие, убедив инспекторов Con Edison, что их требования выполнены. К их следующему приходу 26 марта 2015 года газ временно отключили, а после ухода инспекторов снова включили, забыв перекрыть несколько клапанов. После того как инспекторы ушли, владелец Sushi Park Хьюн Ил Ким сообщил Марии Хриненко, что в ресторане пахнет газом, но в компанию Con Ed или по номеру 911 не позвонил. Мария послала в Sushi Park ресторан сына Михаила и Дилбера Кукича, которые открыли дверь в подвал, и тут раздался взрыв. Михаила Хриненко взрывной волной буквально выбросило за дверь, а Дилбар оттащил его в безопасное место. Вместе с ними там оказался Атанасиос, который не пострадал и сразу согласился в случае чего стать свидетелем обвинения.

На первом же допросе он сознался, что незаконно «вклинился» в магистральную газовую трубу, но отметил, что сделал это по приказу сына домовладелицы. Атанионис также рассказал, что незаконно провел в квартиры жильцов дома № 121 системы газоснабжения, но опять-таки все свалил на босса Михаила Хриненко, приказы которого он беспрекословно выполнял, не зная, есть на это разрешение города или нет. Как уже было сказано, его приговорили к трем годам испытательного срока и 100 часам общественных работ за то, что он на время передал Иоаннидису свою лицензию сантехника

Автор: Александр Грант;  rusrek.com

Читайте также: