Сколько было российских войск под Иловайском в августе 2014-го. Версия поисковика

Российские войска под Иловайском в августе 2014-го

С 2015 года с легкой руки руководителей Генеральной прокуратуры Украины в отечественном медиапространстве начало кружить утверждение, будто под Иловайском российских солдат было в 18 раз больше, чем украинских.

Юрий Луценко и Анатолий Матиос называли такие же потрясающие данные и о соотношении военной техники. Сейчас эти цифры в Украине считаются аксиомой.

По всей видимости, превосходство в силах на стороне противника под Иловайском действительно было. Но там никак не могло быть почти 40 000 российских солдат. В то же время в официальных отчетах Генерального штаба Вооруженных Сил Украины говорится о том, что на Иловайском направлении 24 августа 2014 года вторглось 3,5-4 тысячи российских военных. И именно такие цифры значительно ближе к реальным.

Начиная со 2 сентября 2014 года, когда занимался организацией поиска и вывозом украинских бойцов, погибших Иловайском, я всегда спрашивал непосредственных участников событий о кадровых российских военных: они рассказывали, как были одеты, какие имели настроения и тому подобное. У участников боев я всегда просил четко вспомнить: где и при каких обстоятельствах происходили боевые столкновения с российскими войсками и по какому признаку они были идентифицированы.

Значительная часть местных жителей, а также сепаратисты, которые не были непосредственными участниками боев за Иловайск, российские войска просто не заметили. Группировка вторжения входила в Украину, минуя контрольно-пропускные пункты и крупные населенные пункты, а как только добралась до места назначения — расположилась в полях, пытаясь как можно лучше замаскировать военную технику. Это лишний раз свидетельствует, что россиян были не десятки тысяч (тогда не спрячешься), а лишь тысячи.

Иловайск пленные российские десантники

С 24 августа на юг от Иловайска начали возникать столкновения с российскими военными. Успешными из них стали:

  • бой с десантниками 98-й воздушно-десантной дивизии РФ под Кутейниково 24.08.2014, в результате которого были захвачены 10 солдат;
  • захват танка 6-й танковой бригады под Агрономическим и уничтожение колонны 8-й механизированной и 31-й десантно-штурмовой бригады РФ под Многопольем 26.08.2014, где были также взяты в плен три человека;
  • бой в селе Червоносельское 29.08.2014 во время прорыва «южной» колонны из так называемого Иловайского котла, в результате которого было уничтожено несколько единиц российской техники и взято в плен пять российских военных.

Однако трагическими были для украинской стороны:

  • захват противником блокпоста 39-го батальона на перекрестке дорог между селами Чумаки — Александровка 24.08.2014;
  • взятие россиянами Зеркального 25.08.2014, где погибло девять украинских военнослужащих;
  • разгром двух колонн украинских войск 28.08.2014, пытавшихся прорваться на помощь окруженным;
  • событие, ныне известное как расстрел в так называемом зеленом коридоре 29.08.2014.

По словам украинских военных, находившихся под Иловайском, на многих участках фронта между противниками установился определенный нейтралитет. Российские и украинские военные могли визуально наблюдать друг за другом. Первые некоторое время пытались маскироваться под ВС Украины: вывешивали украинский флаг, на своей технике рисовали белые параллельные полосы. Но после выступления десяти пленных десантников РФ по телевидению части противника забросили маскировку «под украинцев».

Когда утром 29 августа 2014 года две украинские колонны пытались вырваться из окружения, немало российских солдат не стреляли, а некоторые даже махали руками. Сейчас украинская сторона этот факт объясняет тем, что это солдаты РФ якобы ждали, когда колонны «втянутся» в организованную для них ловушку, и затем открыли огонь.

Однако, как известно, сначала враг обстрелял хвост «южной» колонны, состоящий из автотранспорта добровольческих батальонов. В то же время боевая бронегруппа этой колонны, а также техника «северной» колонны беспрепятственно двигались и дальше. Это противоречит военной тактике, ведь сначала уничтожают более сильного противника (в нашем случае — танки и бронемашины), а уже потом берутся за слабого (автотранспорт). Поэтому не исключено, что расстрел в «зеленом коридоре» был спонтанным актом, вызванным, например, тем, что первыми открыли огонь не российские войска, а неконтролируемые сепаратисты и террористы (в частности, так называемое казачество). И уже потом сработала цепная реакция.

Большинство украинцев из расстрелянных колонн попали в плен к российским военным. Охранники не скрывали, что являются солдатами-контрактниками вооруженных сил РФ. Некоторые даже называли свои части (например, десантники 98-й дивизии).

Как известно, значительная часть украинских пленных, захваченных под Иловайском 29 августа, следующую ночь провела среди полей. Так же и те, кто сдал оружие российским войскам на следующий день в Червоносельском, ночевали под открытым небом с 30 на 31 августа. Еды и воды практически ни у кого не осталось. «Спасались» арбузами, которые росли на полях. По словам наших бойцов, российские солдаты также были преимущественно голодными. Они жаловались украинцам, что сухие пайки и воду им выдали только на трое суток, а с момента вторжения прошло уже 5-6 суток. Оставалось разве что «курево» — они местами с пленниками даже делились сигаретами. Несколько наших свидетелей видели, как военный врач россиян выдавал солдатам специальные таблетки, чтобы те бросали их в воду из окружающих водоемов (очень загрязненных, между прочим), чтобы хоть так спастись от жажды и инфекций.

Еще один интересный факт. Неподалеку от Новокатериновки в ночь и на утро с 27 на 28 августа противник обстрелял несколько украинских машин, которые везли продукты, в частности консервы. В автомобилях были наши погибшие. Российские солдаты были настолько голодны, что прямо у мертвых тел открывали банки и жадно ели.

Многие наши бойцы утверждали, что к сепаратистам военные РФ относились без уважения. Десантники РФ жаловались украинским солдатам, что сепаратисты обстреляли их у границы и они понесли потери, однако стрелявшие заявили, будто россияне сами в этом виноваты.

Несколько наших пленных рассказывали, что некоторые российские солдаты были обмануты своими командирами, поскольку до первого свиста пуль были убеждены, что якобы находятся на учениях в Ростовской области. Для других кадровых военных РФ (офицеров) стало внезапным прозрением, что они воюют не с «какими-то добробатами-укрофашистами», а с Вооруженными Силами Украины.

Конечно, среди российских военных были и хладнокровные убийцы. Например, офицер из 98-й воздушно-десантной дивизии, который приказал раздеться, а затем застрелил из пистолета шестерых военнослужащих 93-й отдельной механизированной бригады ВС Украины. Известны случаи, когда военные РФ угрожали расстрелами украинским пленникам, а некоторых выдали сепаратистам и террористам — наемникам с Кавказа. И в дальнейшем их судьба неизвестна.

Интересные свидетельства о путешествии «на ту сторону» предоставил подполковник Николай Гордиенко. 29 августа 2014 года он с ретрансляторами находился в районе Волновахи, откуда пытался наладить связь с окруженными войсками. Но вся связь «лежала». В обеденное время Гордиенко получил задание от полковника Палагнюка отправиться с колонной Красного Креста в район Иловайска. Она состояла из десяти грузовиков различных марок и шести медицинских «таблеток». Группу встретили сепаратисты на «Ланосе» во главе с неким Гогой (по слухам — погиб). Вскоре в их сопровождении колонна продолжила движение в село Горбатенко. В полях вблизи этого населенного пункта располагались подразделения российских десантников.

На первом же их блокпосту десантники грубо разоружили сепаратистов из «Ланоса». Далее колонна Красного Креста поехала в сопровождении БМД военных РФ, а российский уполномоченный руководил перемещением (объезжал места дислокации своих войск), поэтому они долго кружили по полям. Когда колонна подходила к месту расположения российской части, между ней и сопровождающим происходил обмен двумя сигнальными ракетами. В тот день удалось подобрать 12 погибших украинских воинов, а также в районе Многополья тело одного российского снайпера (был передан российской стороне).

У урочища Красная Поляна колонна Красного Креста простояла до ночи. Вдруг подъехали российские грузовики, вышел офицер и предложил Николаю Гордиенко забрать 154 украинских пленных, среди которых были также и раненые (он добавил, что ему якобы приказали пленников расстрелять). Погибших быстро перенесли в наши грузовики, а раненых — в «таблетки». Колонна отъехала к Новокатериновке, где перегрузилась и отправилась дальше на нашу территорию.

Пустые машины во главе с Гордиенко вернулись в поле вблизи села Горбатенко, где все и заночевали. На следующий день подполковник в сопровождении нескольких российских военных отправился непосредственно к Иловайску. Там прибывших окружила толпа местных: возмущеный люмпен требовал крови украинского офицера. Российские солдаты решительно вступились за него. Впоследствии представителям Красного Креста была передана еще группа украинских пленников и тела погибших.

В течение 3-4 сентября 2014 года, когда первые исследователи Миссии «Эвакуация 200» работали в районе Саур-могилы и Степановки, длинные российские военные колонны то заходили в Украину, то выходили из нее. Накануне заключения первого минского соглашения 5 сентября 2014-го в районе Иловайска большинство российских регулярных войск было заменено на формирования так называемых добровольцев с Северного Кавказа.

По аналогии с чеченскими войнами можно предположить: пройдет еще немного времени, и в Российской Федерации появятся показания, а возможно, будут даже опубликованы документы о вторжении в Украину в 2014-м. Сравнение данных обеих сторон (украинской и российской) станет объектом дискуссий не только в прессе и среди общественности, но и на международной политической арене.

Автор: Ярослав Тынченко,  Тиждень.UA

Читайте также: