Украина запредельная: «Как убили моего сына и «расследовали» его убийство»

Украина запредельная: «Как убили моего сына и «расследовали» его убийство»

«Вот уже 7 лет я борюсь за права человека в нашей стране. Прошла все три ветви власти. Однако отовсюду меня гонят туда, куда Макар телят не гонял. Осталась разве что «четвёртая власть», в которую я ещё надежду и веру пока е потеряла…

В 2003 году после закрытия шахты, где работал мой сын: Андреев Андрей Викторович, он оказался не у дел. Недолго думая, он зарегистрировался частным предпринимателем, и открыл свой бизнес, занимаясь продажей непродовольственных товаров.

Известно, что ранее рэкет контролировал предпринимателей. После его разгона эти обязанности автоматически перешли на тех лиц, которые его разогнали. Теперь их «контролирует» милиция и нередко «проверяет» их деятельность. (Вспомните изречение батьки Ангела в телесериале «Адъютант его превосходительства»: «…И железную дорогу проверяю!»).

Однако мой сын нарушений законов не допускал, и предпочитал с ними не связываться, о чём неоднократно говорил мне. 3 января 2004 года поздно вечером он зашёл в кафе «Оскар» для встречи со знакомыми. Он знал, что кафе находится «в сфере деятельности» правоохранительных органов, но не знал в тот момент, что там будет «происходить проверка» в тот злополучный вечер. Поскольку он активности в оказании им «посильной помощи» не проявлял, его, по известной только им причине, «повязали» и отвезли «куда следует».

Здание нашей милиции находится на возвышенной местности от центра города. Поэтому на протяжении многих десятков лег это место называют «бугорок». На «бугорке», не ставя в известность родственников, прокурора и адвокатов, его продержали 10 дней. Я поняла, что задержан он был за то, что не делился с этими обитателями своими доходами. Это, для них, тяжкий грех! Ему могут «повесить» совершение любого преступления, либо какое-нибудь укрывательство. А если он не желает взять на себя предлагаемые «услуги», то наши опера — правопреемники ОГПУ и НКВД, знают, каким образом добывается «царица доказательств». Этому их учили Вышинский, Ягода, Ежов, Берия, Абакумов, Щелоков и прочие герои Советского Союза.

Во время этой «добычи» обитатели «бугорка» перестарались… Внутренние органы жизнедеятельности организма сына не выдержали истязаний, и он погиб. Обитатели «бугорка» призадумались: как выбраться сухими из воды? «Младшим» не хочется сидеть, а «старшим» не хочется из-за «младших» терять насиженные доходные места и будущую карьеру…

Нашелся микроавтобус серого цвета. Туда загрузили тpyп моего сына, сформировали экипаж, и отвезли тело на дачу снохи, где молодые были прописаны в доме по улице Косарева. Там его выгрузили, затащили волоком в сарай, и работа у них пошла по заранее намеченному плану. Из припасённой толстой двужильной проволоки с двойной изоляцией, смастерили петлю типа удавки, закрепив её обычным двойным узлом.

«Многочисленные жалобы граждан на сотрудников милиции свидетельствуют о том, что цели, методы и практика работы органов внутренних дел не изменились. В них преобладает репрессивная направленность, пренебрежение к правам, свободам и интересам граждан, прежде всего через применение пыток, жестокое обращение или унижающее достоинство личности, физическое и психическое принуждение к подозреваемым. Кроме того…»

Пытки и жестокое отношение к гражданам в украинской милиции — итоги 2011 года. Часть 1

Сына установили коленями на высокую кучу мусора, накинули своеобразную петлю на шею, а хвост аркана слегка привязали на дверную петлю, расположенную на расстоянии около полуметра от порога дверной коробки. Делали всё в спешке, даже забыли проверить натяг своеобразного орудия «самоубийства». Чтобы не было сомнений в самоповешении, они несколько раз с двух сторон натянули петлю. Убедившись, что небольшие углубления на шее имеются, они ретировались. За время этой операции на атасе стояли «люди» с «бугорка» и не дремали. Когда их окликнула соседка, то услышала отборный мат и ушла…

Уходя, дверь сарая они не только плотно прикрыли, но и перевязали дверные дужки несколькими узлами проволоки. Чтобы никто не сомневался, что мой сын после самоубийства позаботился ещё и о том. чтобы надёжно, по-хозяйски, закрыть дверь со стороны двора.

Вплотную со зданием милиции расположено здание прокуратуры, которая с обитателями «бугорка» поддерживает дружеские добрососедские отношения. Их объединяют общие задачи: улучшение процента раскрываемости преступлений, снижение показателей количества совершенных преступлений и искоренение нераскрытых убийств. Для того, чтобы эти задачи решались успешно, необходимо скрывать от регистрации нераскрытые преступления (тем более — убийство), или же превращать криминальные последствия в грубую неосторожность, или умысел самого пострадавшего. Наша история знает массу примеров, когда выявляются случаи:

— неожиданного падения человека, потерявшего равновесие, с последующим ударом головой о трамвайный рельс;
— лобовой удар «пассажира» с разбегу о неоткрывающуюся дверь автобуса.
— неосторожное натыкание животом на торчащую из стены здания арматуру.
— отыскание украденных денег и ценных предметов после отъезда милиции с места происшествия.

До сих пор мы помним, как министр внутренних дел Кравченко, направляясь в Генеральную прокуратуру, не только застрелился, но и ещё, будучи в коме, произвёл себе профессиональный контрольный выстрел в затылок. Голь на выдумки хитра!

…Первым труп Андрея обнаружил в тот же день его шурин. От соседки он узнал, что Андрея затащили неизвестные в сарай. Отвязав проволоку, он открыл дверь и увидел следы вопиющего преступления. Для того, чтобы шурин многого не говорил и забыл то, что он увидел, его «повязали» и увезли куда туда, где уже побывал до этого Андрей. После профилактической задушевной беседы в духе взаимопонимания, шурин не желает ничего вспоминать.

Вспомните, как Шурик проводил разъяснительную работу с Федей на стройке!? Аналогично поступили и с соседкой, проживающей по улице Косарева, 2. После профилактики она ни с кем больше не общалась; а затем, при странных обстоятельствах, был обнаружен и её труп. Земля полнится слухами. Таковые дошли и до наших ушей.

Утром 14 января мой муж вошёл в этот злополучный сарай и увидел ужасную картину. Труп сына выглядел, стоящим на коленях. Шея была обвита проволокой, которая даже не напоминала петлю. Расстояние от мусорной кучи до шеи было выше расстояния от порога до дверной дужки, на которую проволока была привязана. Если бы, для эксперимента, моего сына поднять на этой петле, то проволока бы развязалась, и его тело оказалось бы на полу. В сжатых кулаках обеих рук сына были клочки поролона и грязи. Никакой странгуляционпой борозды не были видно, на боковой поверхности шеи были еле видимые полосы, но в районе горла кожа была чистой, без углублений.

Помимо заборов, ГПУ решило оградить себя еще и шлагбаумами. Улица Резницкая, около здания прокуратуры, перегорожена с обеих сторон. При этом, для усиления эффекта, установлены еще и запрещающие знаки. За шлагбаум пропускают лишь автомобили силового ведомства. Местные жители говорят, что его работники используют проезжую часть улицы для стоянки своих автомобилей…. А если злоумышленник подгонит к нему грузовик со взрывчаткой? Судя по фотографии нужна еще и обрезка деревьев, чтобы злоумышленники не могли летом спрятаться в листве.

 Заборы, которые их не спасут. ФОТО

Немедленно вызвали милицию. Там люди уже были подготовлены к такому случаю. Не исключена возможность, что они также репетировали и эти свои действия. Для того, чтобы скрыть убийство, на место происшествия не прибыли ни прокурор, ни эксперт-медик. Прибывшие обитатели «бугорка» сразу же стали утверждать, что произошло самоубийство.

Губы и нос сына были опухшими, и содержали следы прямых и боковых ударов тупыми предметами. Лицо было испачкано кровью, на лбу мы увидели ярко выраженные следы сдавливания черепной коробки и устойчивые вмятины кожного покрова лобовой части лица (к этой части головы мы ещё вернёмся). На ладонях и на запястьях оставались следы ссадин.

Поскольку зима была морозная, трупные пятна не могли возникнуть. Когда вздёрнули подол сорочки вверх, то все увидели багрово-красные пятна на животе. В некоторых местах следы побоев уже посинели. Обитатели «бугорка» тут же спохватились и заявили, что это трупные пятна.

Протокола осмотра места происшествия никто составлять не стал, неизвестно куда подевалось «орудие самоубийства» и одежда сына; следы волочения трупа в сарай не зафиксировали. Всё заранее было предрешено… Труп завернули и увезли в морг . Не знаю, когда об этом узнал прокурор. Единственное, что я помню, как он (Миронов) мне сказал: — «Где его убивали, туда и идите!» При этом он указал в сторону здания милиции. От меня тщательно скрывали место нахождения трупа, и категорически отказали в праве присутствия на вскрытии. А чтобы скрыть следы насилия, после вскрытия зашили нитками губы…

Применение пыток – весьма распространенный и, можно сказать, излюбленный милицейский механизм раскрытия преступлений. Почему – понятно: как в тридцатые годы XX века, выбитое признание остается «царицей доказательств». Вымученная «явка с повинной», подписанная после нескольких часов и даже суток незаконного содержания в ИВС, часто устраивает наше хромое на обе ноги правосудие в качестве не только главного, но и единственного доказательства вины.

Украина: почему пытки запрещены, но повсеместно применяются

Обитателей обоих зданий «бугорка» такой судебно-медицинский эксперт устраивал, и следователь ЗАХАРОВ смело вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Руководство восприняло его «работу» положительно, и направило его как «опытного работника» на повышение; для дальнейшего прохождения его нелёгкой ‘службы в областную прокуратуру.

Я продолжала жаловаться на несправедливые решения, принимаемые прокуратурой. Однако на страже самоубийства оказались служивые БУЛАВКА и ШАБИНСКИЙ. Последний, правда, не смог долго мне противоречить, так как был уличён во взятке, уволен с работы и осужден. А вот БУЛАВКА ещё работает и сдаваться не собирается.

Мои бесконечные жалобы во все прокурорские и судебные инстанции отклоняют. Но всё же мне удалось добиться, чтобы труп Андреи направили на дополнительную экспертизу через 4 года после похорон. Надо было видеть и слышать этого БУЛАВКУ. Сколько злости, чванства и цинизма я увидела в его взгляде и поведении. В марте 2008 годв мы прибыли на кладбище. Он привёл землекопов, которых я кормила и поила горячим чаем. Когда гроб подняли, то БУЛАВКА подошел к судмедэксперту и сказал ему «Езжай спокойно, не возвращайся. Вес будет нормально».

Я вспомнила, как моя дочь, придя из морга в январе 2004 года, говорила мне, что нос Андрея был перебит и его по косточкам собирали. А теперь вспомните, что губы Андрея были зашиты экспертом нитками. Для чего? При вскрытии головы был произведён распил циркулярной пилой в лобовой части черепной коробки спереди назад вовнутрь…

Итак, гроб с останками сына направили в Донецк для производства повторной экспертизы. Как там производилась экспертиза, не знаю. Но когда мне БУЛАВКА вернул гроб, то запретил вскрывать крышку. Я с его мнением не согласилась, и когда крышку подняли, то пришла в ужас. Кости скелета валялись в хаотичном состоянии, откуда-то взялись куски чужих одеял, головы не было, внутри гроба лежал какой-то свёрнутый, из грязного материала, лоскут. Когда я отказалась хоронить останки сына после захода солнца, да ещё и в темноте, то этот безбожник БУЛАВКА мне заявил, чтобы я забирала гроб домой, а утром захоронила. Никакой помощи обитатели «бугорка» мне не оказали.

В августе 2011 года поступил акт судебно-медицинской экспертизы из Киева. Я с ним ознакомилась и просмотрела фототаблицы исследования черепа. Затем мне вернули исследованный череп; и я ужаснулась. Этот череп не принадлежал моему сыну. По головном) обхвату ею размер гораздо крупнее, в верхней части челюсти отсутствует пластмассовая планка на резцах зубов. В нижней челюстной части имеется зуб со вставленной пломбой, которая у сына не была. Распил черепной коробки произведён в теменной части сверху вниз, а не в лобовой, как это было у трупа Андрея.

Я изучила заключение. В этом исследованном черепе киевские эксперты не нашли прижизненных повреждений. Они оспорили заключение донецких экспертов в этой части. Да и как они могли найти их в чужом фрагменте тела человека? Как можно определить насильственную либо ненасильственную смерть человека от удушения шеи, предоставив экспертам только голую черепную коробку?

Я не знаю, сколько еще будут продолжаться мои мытарства? Я до сих пор помню, как после похорон во сне явился сын и сообщил, что его убили на «бугорке», даже назвал обитателя в милицейской форме, который и теперь там не работает…

…После убийства моего сына в здание милиции теперь просто так не войдёшь. У двери сидит дежурный, всех входящих записывает в журнал, а затем, после ухода посетитель пишет, есть ли у него какие-либо жалобы. Жаль, что этого не было в январе 2004 года, а то я бы доказала тогда, что мой сын не выходил с «бугорка».

Евдокия Андреева, город Снежное Донецкой области»

Читайте также: