Киевский Институт Сердца — без сердца. Как бессердечие может погубить пациента

Врачам по установившейся традиции принято доверять безоговорочно. Раз доктор сказал, значит, так и нужно. Такое патриархальное отношение может и льстить, но порой выходит боком. 

Врачам по установившейся традиции принято доверять безоговорочно. Раз доктор сказал, значит, так и нужно. Такое патриархальное отношение может и льстить, но порой выходит боком. 

В редакцию «УК» обратились наши читательницы в связи с обстоятельствами лечения и смерти их отца, Запорожца Виталия Андреевича, в Киевском Институте Сердца. Дочери погибшего написали этот текст с целью обратить внимание киевлян и людей со всей Украины на халатность, непрофессионализм, бессердечие руководителя и отдельных работников этой широко разрекламированной клиники. Они признались нам, что им известны и многие другие похожие факты, поэтому они надеятся, что это письмо вызовет резонанс и отклики других пострадавших.

***

21 апреля этого года на 79-м году жизни в Институте Сердца умер от «полиорганной недостаточности» (отказали все органы) 52 дня спустя после неудачной операции наш отец – Виталий Андреевич Запорожец. И хотя его уже не вернуть, но ради памяти о нем, ради здоровья других пациентов хотим рассказать о «профессионализме», «бескорыстии», «сочувствии» конкретных врачей этого разрекламированного учреждения. Будем говорить только об одном конкретном случае, хотя он далеко не единственный.

Отец лег в эту клинику, в отделение эндоваскулярной хирургии и ангиографии 24 февраля этого года на обследование с целью дальнейшего стентирования по предварительной договоренности (чтобы поставить стенты, требовалось наличие около 50 тыс. грн.)

Его принимала, оформляла, давала счета на приобретение стентов Кононенко Ольга Николаевна, которая потом из отделения странным образом исчезла (якобы перешла на прием новых больных). Обследование 25 февраля проводил Хохлов Андрей Валерьевич.

Реклама Института говорит о многом (с самомнением у руководителей всё в порядке). «Жемчужина киевской медицины», одна из лучших клиник Украины в области кардиохирургии европейского уровня, высшая концентрация лучших специалистов и так далее – всё это мы читаем на официальном сайте Института Сердца.

Также широко известны хорошие условия клиники, современное оборудование, которые ставят в пример, сравнивая с другим ведущим учреждением Киева – Национальным институтом сердечно-сосудистой хирургии им. Н. Амосова.

Однако есть несколько моментов, о которых в рекламе и на саайте не рассказывают. Так, например, в случае с нашим отцом специалисты клиники говорили о том, что успех операции гарантирован на 97 процентов, не предупреждая о рисках, связанных, например, с возрастом, хрупкостью сосудов.

Стоит также отметить и явно завышенную стоимость стентов (в институте им. Амосова обошлось бы вдвое дешевле)

Но самое страшное – это халатное отношение врачей, медицинского персонала, их непрофессионализм. Несколько конкретных фактов. Стенты устанавливал Хохлов Андрей Валерьевич. После операции мы его ни разу не видели, а тем не менее, именно на его совести ошибка: была повреждена бедренная вена и артерия, что вызвало обильное внутреннее кровотечение.

Лечащий врач Кононенко Ольга Николаевна в палате вообще не появлялась. Потом ее почему-то перевели в поликлиническое отделение. То есть фактически за больного никто не отвечал. Хотелось бы также отметить и непрофессионализм в сочетании с бессердечием врача-анестезиолога Долговой Инны Александровны.

Возможно, причина дальнейшего обострения состояния нашего отца – то, что внутреннее кровотечение у него (венозное и артериальное) обнаружили только через несколько часов после операции – по анализу крови, когда гемоглобин упал с 135 до 89. То есть в палату столько времени никто не заходил, не обратили внимание на болезненный вид, ухудшение самочувствия пациента после операции.

На протяжении всего пребывания  отца в клинике врач Долгова И. А. демонстрировала холодно-пренебрежительное отношение ко мне и другим родственникам. На любой вопрос о состоянии и дальнейшем лечении отца вместо ответа задавала вопрос: «Вы врач?», что говорить, если эта дама, даже в день смерти папы не высказала даже слов соболезнования…

Несколько хороших слов можно сказать разве что о заведующем отделением интенсивной терапии Кузьмиче Игоре Николаевиче, но его внимательность и старания всё же не смогли поставить папу на ноги. Больного 8 раз интубировали

Поражает цинизм руководства Института: чтобы не ухудшать статистику, рекомендовали перевести в стационар неврологического профиля (якобы других проблем не было). В выписке из истории болезни фигурирует «дисциркуляторная энцефалопатия».

Мы обратились за разъяснениями к директору Института Борису Михайловичу Тодурову. На приёме он сказал, что в Украине средняя продолжительность жизни мужчины – около 59 лет, поэтому нужно радоваться, что отец прожил так долго. Тодуров утверждал, что больной практически здоров. Также он говорил, что если бы сам дожил до 80 лет и у него был “легкий неврологический статус”, он был бы счастлив.

Энцефалопатия вызвала у отца психоз. Чтобы его успокоить, постоянно кололи различные нейролептики и антидепрессанты, а это приводило к ухудшению функции дыхания. Из-за этого его многократно переводили на искусственную вентиляцию лёгких. Позже Тодурову пришлось признаться, что состояние папы на самом деле очень тяжёлое, что он якобы поступил в Институт уже в тяжёлом состоянии (хотя анализы, сделанные перед операцией, были хорошими, а сделанные незадолго до смерти – очень тревожные по многим показателям). В итоге папа умер от «полиорганной недостаточности».

Лицемерие директора Института Тодурова, его желание перекрутить факты, снять с себя и работников лечебного заведения, в конечном счете приводит к безнаказанности работников этого заведения, в следствии чего, их безответственность и низкая квалификация, попросту может убить пациента. Поэтому, не стоит соблазняться красивой рекламой, а искать в первую очередь ответственных профессионалов и человечное отношение к больным, пусть они и прожили дольше, чем рассчитывают некоторые врачи?

Татьяна и Вероника Запорожец, читательницы «УК»


Сужение сосудов приводит к тому, что сердечная мышца — миокард — страдает от недостатка кислорода. Сердце, находящееся в ишемии, постепенно декомпенсируется, и все менее успешно выполняет свою функцию. Через некоторое время развивается ишемическая болезнь сердца.

Кардиологи имеют на вооружении много прогрессивных методов оперативного лечения. До появления внутрисосудистых методов лечения единственным хирургическим методом лечения ишемической болезни сердца была операция коронарного шунтирования (создание шунта в обход суженного участка кровеносного сосуда). Сейчас многим больным удается избежать хирургического вмешательства благодаря использованию эффективных и малотравматичных методов, одним из которых является коронарное стентирование (имплантация коронарного стента).

Стент — это тонкая металлическая трубочка, состоящая из проволочных ячеек, раздуваемая специальным баллоном. Он вводится в пораженный сосуд и, расширяясь, вжимается в стенки сосуда, увеличивая его просвет. Так налаживается кровоснабжение сердца. // wikipedia

Читайте также: