Судейские «опыты» в Украине: межа беззакония

14 апреля исполнился ровно год со дня вынесения судьей Ялтинского городского суда Слезко Тимуром Васильевичем решения по гражданскому делу №2-86/06. Возможно, кому-то это дело покажется банальным: в Украине даже убийц из зала суда выпускают, а тут какой-то гражданский спор за межу! Увы, даже в столь, казалось бы, тривиальном деле видна вся порочность украинской судебной системы: безжалостной к рядовым гражданам и равнодушной к букве Закона. Бесспорно, что решение суда, принятое в открытом судебном заседании, не является документом ограниченного пользования, вследствие чего оно открыто для ознакомления и анализа. Судья, постановивший решение и подписавший его от имени Украины, конечно же готов к тому, что вступивший в законную силу документ может быть прочитан широким кругом граждан. Естественно, при прочтении документа появляются связанные с ним мысли, формируются определенные взгляды не только на само решение, но и на обстоятельства, так или иначе с ним связанные.

Понимая и безусловно признавая нормы статей 12 и 14 Закона Украины «О статусе судей», согласно которым судья не обязан давать какие-либо пояснения по сути рассмотренных им дел, а учинение вне судебного заседания любых действий, свидетельствующих о явном неуважении к судье в связи с его служебной деятельностью влечет за собой ответственность по закону, предлагаю вниманию общественности мои мысли, взгляды и убеждения, свободно выразившиеся в нижеследующих словах.

Основанием, позволяющим мне не сомневаться в законности написания и опубликования данного материала, являются статьи 34 и 129 Конституции Украины. Первая гарантирует каждому право на свободу мыслей и слов, на свободное выражение своих взглядов и убеждений, а вторая — устанавливает одним из основных принципов судопроизводства гласность судебного процесса, а значит открытость для широкой публики и самого процесса, и его результатов.

Мои, сложившиеся задолго до ознакомления с празднующим годовой юбилей решением, убеждения, базируются на твердой уверенности, что суд нуждается в глубоком уважении граждан и судей в том числе. Деяние судьи как и любого иного гражданина, отрицательно влияющее на авторитет суда, должно быть предаваемо гласности и оцениваться обществом, желающим видеть суд безусловным авторитетом и объективным арбитром. Уровень уважения к суду зависит от качества его решений не в меньшей мере, чем от обывателя, безосновательно критично или оскорбительно грубо высказывающегося о судье. Сказал бы даже — в значительно большей.

Я безусловно признаю право судьи на уважение в связи с его служебной деятельностью и настаиваю на обеспечении такого уважения при любых обстоятельствах, пока судья является судьей. При этом анализ обстоятельств, предшествующих вынесению судебного решения, а так же последствий, ставших возможными в результате его вступления в законную силу, ни кем, находящимся в здравом уме и трезвой памяти, не может быть признан проявлением неуважения к суду.

Поэтому, не требуя от судьи каких-либо пояснений по рассмотренному им делу и несомненно уважая судью в связи с его служебной деятельностью, а так же суд, в составе которого судья осуществляет свою служебную деятельность от имени Украины, я хочу поведать общественности о ставших мне известными обстоятельствах.

Исковое производство было открыто по заявлению семьи Алексеевых, проживающих в доме 4 по Дворцовому шоссе в Алупке. Они посчитали неправомерной перестановку забора и сопутствующее разрушение надворных построек. Алексеевы обратились в суд за защитой их права продолжать пользоваться придомовым земельным участком, прилегающим к их собственному дому. Тем более, что решением №21 от 23.04.2004 года Алупкинский горсовет разрешил готовить проект землеотвода данного земельного участка для последующего получения Алексеевыми государственного акта. Иск подан к двум ответчикам — ООО «Цессор-Крым», которое переносило забор и ломало постройки, и Алупкинскому горсовету, который дал разрешение на проектные работы, но…

В суде выяснилось, что на участок земли, которым многие годы пользовались Алексеевы как придомовой территорией и на приватизацию которого им в апреле 2004 года разрешили готовить документы, еще 27.03.2001 года был выдан государственный акт, подписанный Городским головой Алупки! Истцы об этом ничего не знали до момента, когда законный (!) землепользователь, каковым себя правомерно считает ООО, не принялся ломать и переставлять заборы.

Неизвестным для Алексеевых оказалось и то, что на основании решения от 12.03.2003 Алупкинского горсовета границы земельных владений ООО «Цессор-Крым» были вынесены в натуру. Остается предположить, что вынесение в натуру и установка межевых и поворотных знаков производилось конспиративно, а сами знаки были до поры тщательно замаскированы от Алексеевых, продолжавших, ничего не подозревая, обрабатывать участок и пользоваться надворными постройками.

На мой взгляд, симптоматично, что ни в решении от 14.04.2006 судьи Слезко Т.В., ни в определении от 06.09.2006 Апелляционного суда АРК под председательством Берзиньш В.С., не указан день разрушения забора, огораживающего участок Алексеевых. Так же нет в указанных документах сведений о площади и конфигурации их придомовой территории. В то же время тщательно выписаны доказательства правомерности пользования земельным участком предприятием «Цессор-Крым» и полное отсутствие каких-либо доказательств каких-либо прав Алексеевых на пользование каким-либо по площади участком придомовой территории их собственного дома.

Второй ответчик по делу — Алупкинский горсовет, уполномочен распоряжаться землей в черте города и в этой связи именно ему принадлежит сомнительная честь скрытного наделения землей первого ответчика за счет придомовой территории, находящейся в многолетнем пользовании у истцов. Более того, Алупкинский горсовет, через год после «вынесения в натуру» наложившихся на участок Алексеевых границ, выдал истцам разрешение на изготовление проектной документации по землеотводу их участка, не уведомив о действительном положении вещей, согласившись с предоставленным Алексеевыми планом от Ялтинского Бюро технической инвентаризации.

Показательным является отказ второго ответчика от участия с суде, зафиксированный в решении Ялтинского суда простой фразой: «Представитель Алупкинского горсовета просил разрешить дело на усмотрение суда». Интересная позиция, как для ответчика! Это, видимо, надо понимать так, что ответчик продемонстрировал полное равнодушие к процессу — мол, решайте как хотите, мне, как говорят, «по барабану».

Однако, за этого ответчика красноречиво высказались предоставленные суду документы (цитата из решения от 14.04.2006): «В соответствии с уведомлением исполнительного комитета Алупкинского городского совета от 10 ноября 2004 года, земельный участок при доме №4 по ул. Дворцовое шоссе в г. Алупка, никому (!) не предоставлялся, решение про землеотвод не принималось.» (конец цитаты). Такая формулировка позволила использовать данный документ как доказательство… отсутствия прав Алексеевых на пользование вообще какой-либо придомовой территорией и одновременно обеспечивала видимость законности для ООО «Цессор-Крым» при наложении его земельного акта на участок Алексеевых.

Хотя я с таким же успехом могу утверждать, что процитированное означает отсутствие у ООО «Цессор-Крым» прав на «земельный участок при доме №4». Более того, скорее всего указанное уведомление и было выдано именно для Алексеевых, как подтверждение незанятости их придомовой территории кем-либо иным!

Далее судьей были использованы возможности абстрактной логики, которые лучше увидеть в прямом цитировании из судебного решения от 14.04.2006 года:

«Но часть земельного участка дома №4 по ул. Дворцовое шоссе в г. Алупка входит в состав земельного участка, предоставленного ООО «Цессор-Крым»…

Но документов о праве собственности или пользования земельным участком дома №4 по ул. Дворцовое шоссе в г. Алупка, истцами не предоставлено. Решение про определение придомовой территории тоже никаким органом не принималось…

Истцы длительный период времени пользовались земельным участком дома №4 по ул. Дворцовое шоссе в г. Алупка, но никаких прав на этот участок не заявляли.» (конец цитаты)

Итак, обнесенный забором участок земли, прилегающий к жилому дому, на котором размещены сарай, туалет, грядки и еще Бог знает какая частная утварь, территория, нанесенная на план БТИ в привязке к этому дому, земельный участок, о котором подано заявление на приватизацию и получено разрешение горсовета на выполнение проекта землеотвода, является по мнению судьи… бесхозной територией? Иначе говоря — земельным участком, на который Алексеевы «никаких прав на этот участок не заявляли»?

Обратите внимание, что судья сам утверждает в мотивировочной части решения: «часть земельного участка дома №4», «пользовались земельным участком дома №4».

После вступления решения суда в законную силу Алексеевы так и не знают, какой же участок является придомовой территорией — по площади, по конфигурации. Суд оставил это обстоятельство не рассмотренным и не установленным. Важным и установленным оказалось только то, что у ООО «Цессор-Крым» еще с 2001 года имеется государственный акт, а у Алексеевых с 2004 года — всего-навсего разрешение на выполнение проекта землеотвода на… неизвестно какой участок.

Вернемся к оттопырившемуся в блаженной истоме равнодушному второму ответчику. И вспомним, что он не только имеет право распоряжаться землей в черте города, но обязан это делать законными методами, не ущемляя прав граждан и предприятий, гласно и ответственно. Самое главное, по-моему, — ответственно! То есть должен отвечать даже за допущенные ошибки, которые вполне могут случиться. А уж за деяния, имеющие признаки халатности или преступной небрежности, не говоря уж о прямом преступном умысле — так и вовсе обязан!

Истцам же остается надеяться только на прокуратуру. Которая в Украине снискала себе славу не лучше судейской…

Сергей Груздов, член Ялтинского комитета защиты конституционных прав и свобод человека

Читайте также: