Колор для рафинада

«Живописцы» окунули свои кисти и… перекрасили нам все содержимое холодильника. Мы едим каждый день по три-четыре раза, а ЧТО едим — знаем плохо. Рааскажем…

Мы едим каждый день по три-четыре раза, а ЧТО едим — знаем плохо. Поскольку дурят нашего брата на каждом шагу. Взяла, например, за правило покупать вместо привычного нам сахара коричневый, тростниковый. Говорят, в нем немало полезных веществ, а кроме того, он усиливает аромат чая и кофе.

Стоит он в разы дороже, зато полезно, модно и можно вместо конфет. Последний раз приобрела 300-граммовую пачку за 85 рублей. Каждый вечер сижу с кружкой чая и кусочком этого сахара — наслаждаюсь. И вдруг… Оказывается, что практически весь он — подделка.

Нет, это, конечно, не что-то ужасное и ядовитое: просто обычный рафинад, покрытый сверху тонким слоем тростниковой патоки. По заказу Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль» «Союзэкспертиза» Торгово-промышленной палаты РФ провела исследования пяти самых популярных в России марок тростникового сахара. И… о ужас: во всех пяти случаях специалисты обнаружили обыкновенный рафинад, только подкрашенный.

Настоящий тростниковый сахар изготавливают посредством уваривания по спецтехнологии сока сахарного тростника. У него специфический аромат и вкус, обогащенный в силу нерафинированности минерально-витаминный состав и тот самый коричневый цвет, который мы расцениваем как иллюстрацию здорового питания. Причем специалисты отмечают: чем темнее сахар, тем больше в нем питательных веществ, микроэлементов — железа, кальция, фосфора…

Но оказалось, что встретить настоящий тростниковый сахар не так-то просто. К тому же производители часто лукавят, представляя на упаковке неверные сведения. Например, на коробке или пакете может быть написано, что сахар нерафинированный, а на самом деле он еще какой рафинированный, то есть пользы в нем значительно меньше. Конечно, отведав такого сахара, козленочком не станешь, но дураком, отдавшим деньги ни за что, почувствуешь себя однозначно. Говорю на основании своих собственных ощущений. И обман при этом остается безнаказанным.

— Все дело в наспех принимаемых технических регламентах, где плохо прописаны термины и все прочее, — считают специалисты ОЗПП. — А то и просто в отсутствии норм и правил, как в случае с коричневым сахаром.

В стране вообще происходит нечто непонятное с контролем качества еды. ГОСТы отменили, обязательную сертификацию на продукты питания отменили, техрегламенты в нужном объеме не написали. Может быть, кто-то лоббирует эти странные решения, чтобы кормить нас всякой дешевой гадостью и наживаться? Ведь приличной селедки я не ела с советской поры, так же, как рыбных консервов и мясной тушенки.

Конечно, по знакомству можно достать что-нибудь посъедобней. А где же тогда разница между советским дефицитом и нынешним изобилием? Раньше надо было доставать продукты, потому что их просто не было, теперь — потому что в обычном магазине или на рынке они могут оказаться очень некачественными. Достало это доставание. Оно, конечно, с голоду у пустого прилавка околеть — приятного мало, но окочуриваться постепенно от того, что поглощаешь каждый день всякую гадость, — тоже перспектива невеселая. Тем более что тухлятину и подделки нам впаривают во всех магазинах и по всем группам товаров.

Захочешь, например, отречься от некачественной курятины, говядины и рыбы, так тебя накормят нитратными лежалыми овощами и фруктами. Съешь пару огурчиков, кои видела в сетевом гипермаркете в минувшие выходные, и навсегда расхочешь быть вегетарианцем. Не так давно наша газета публиковала материал о подделке маслин. Повторим для тех, кто мог упустить этот материал. Тогда Общество защиты прав потребителей провело экспертизу этого полюбившегося москвичам продукта. Оказалось, что самые популярные марки маслин подделывают совершенно бессовестным образом.

— Экспертиза выяснила, что в представленных нами образцах маслин содержится глюконат железа, то есть стабилизатор окраски, — рассказали в ОЗПП. — Он придает оливкам черный цвет. То есть производители окрашивают зеленые оливки в черный цвет и выдают за маслины. Но маслины и оливки — это разные продукты, хотя и созревают на одном дереве. Маслины собирают лишь тогда, когда они полностью «дойдут» на дереве.

То, что массово продается у нас, — это зеленые оливки, обработанные специальным способом: сначала они попадают в щелочной раствор, затем через этот рассол пропускают кислород, а потом добавляют глюконат железа и консервируют. От всех этих процедур оливки чернеют и выглядят, как маслины. Между тем глюконат железа опасен в больших количествах для здоровья, он может нарушить работу сердца, почек, печени. В одной баночке лжемаслин содержится 22,5 мг железа, то есть суточная норма для человека.

Чего же такого съесть, чтобы было сытно и полезно? Может, меду? Но не тут-то было. Специалисты ОЗПП в разгар гриппозного сезона выбрали в магазинах наугад семь разных баночек цветочного меда. Экспертиза показала, что в трех банках из семи продукция не соответствует ГОСТу.

— С появлением медовых подделок нас лишили возможности употреблять в пищу полезный продукт, — говорит врач-терапевт Галина Баранова. — Мед — один из древнейших натуральных подсластителей, известных человечеству. Здоровый заменитель сахара, мед обладает огромной питательной ценностью и очень полезен. Он содержит фруктозу и глюкозу, а также минералы — калий, магний, кальций, серу, хлор, натрий, фосфат, железо. Богат витаминами группы В и C.

Мед хорошо известен своими антибактериальными, антивирусными и противогрибковыми свойствами, он в несколько раз ускоряет заживление, используется в качестве антисептика. Мед даже повышает результативность спортивных занятий, потому что содержит элемент повышения работоспособности. А еще мед улучшает качество крови, контролируя количество свободных радикалов. Однако сегодня дельцы научились производить такие подделки, что их трудно отличить от настоящего меда не только органолептически, но иногда и лабораторно!

А уж вариантов, как сымитировать медовый натурпродукт, масса: можно долить сахарный сироп, можно кормить пчел сахаром вместо природных пестиков-тычинок, можно бухнуть инвертного сахара (модная новинка, состоящая из смеси глюкозы и фруктозы, не дающая меду засахариться), да много чего еще можно. В общем, памятуя и о сахарных фальшивках, можно смело делать вывод: на сладкую жизнь рассчитывать не приходится.

Кстати, намедни Европа стала привередничать: дескать, не будем считать шоколадом то, что приготовлено с добавлением всяких непонятных жиров — из всего жирного настоящий шоколад может содержать в себе только масло какао. И правильно делают. Хватит идти на поводу у производителей и торговли. Когда-то на одном предприятии, выпускающем мороженое, мне объясняли: растительные жиры позволяют делать шоколадную глазурь более эластичной.

А она нам нужна, эта эластичность? Это ведь не кожа лица молодящейся дамы. Задача производителя и торговли — правильно транспортировать и хранить продукцию, чтобы глазурь не трескалась (а еще для этого надо делать ее положенной толщины, не подворовывая продукты). А если не сумели, так отправляйте в утиль. Кстати, деньги на утилизацию просроченного товара и прочей некондиции традиционно уже заложены в стоимость продуктов. И когда нам пытаются продать лежалое, то зарабатывают на нас дважды.

Есть показательная статистика. На минувшей неделе в общественной приемной Рос-потребнадзора было принято 7 человек. Среди прочих обращений — вопросы о возврате товаров ненадлежащего качества и о неудовлетворительном оказании услуг в магазине. На «горячую линию» Роспотребнадзора в период с 22 по 26 ноября поступило 143 жалобы и заявления по проблемам защиты прав потребителей в сфере торговли и бытовых услуг и 10 жалоб и заявлений — по вопросам гигиены питания и организации надзора за питанием населения. Причем количество этих вопросов однозначно со значительным отрывом от всех прочих. Значит, далеко не все в порядке в этой сфере. В том числе и в торговле продуктами питания.

А уж красить и перекрашивать провиант производители и продавцы любят больше жизни! То добавят красители прямо в процессе изготовления, то в какой-нибудь марганцовке выдержат уже готовую и слегка потерявшую товарный вид продукцию. Теперь вот и сахар красить научились. Может, придумать какой-нибудь закон, чтобы всех любителей красить еду отправлять на принудительные малярные работы?

Автор: Ирена Татонова, Московская правда

Читайте также: