Злощадбанк

Каждому гражданину Украины так или иначе приходилось сталкиваться со структурой и деятельностью «Ощадбанка» – Государственного банка, наиболее ориентированного на «пересечного» украинца. И хотя с каждым годом очереди в его отделениях становятся короче, это вовсе не связано с улучшением качества услуг, предоставляемых банком. Просто его клиенты постепенно «перетекают» в другие банки, более современные и цивилизованные, и, следовательно, более комфортные.

То убожество и нищета, в которой «функционируют» отделения «Ощадбанка», не могут не отталкивать. Если при этом вспомнить, что банк-то государственный, то не сложно сделать вывод в целом об этом государстве, так уверенно и надежно «поддерживающем» свой банк. Хотя нужно признать, что большей частью «сберкассы», как их по старинке называет народ, особенно пожилые люди, все же сохраняются в аккуратном состоянии. Как говорится, бедненько, но чистенько.

Иной раз можно только подивиться крепости нервов и мере сочувствия их скромных сотрудниц, которым в течение дня приходится по несколько раз объяснять несчастным старикам, не способным понять витиеватость современного «капиталистического» крючкотворства и не могущим самостоятельно заполнить какую-нибудь хитрую платежку, что именно и как именно туда нужно вписать. Приходилось не раз наблюдать, когда операционист (в народе их называют кассирами, поэтому будем их так и дальше называть) сама заполняла квитанцию за такого клиента. Наверное, в нарушение должностной инструкции. Но, точно, не во грех.

Впрочем, далеко не ко всем отделениям «Ощадбанка» может быть отнесена такая добрая характеристика. Например, в нескольких харьковских отделениях существует услуга СБОН – служба банковского обслуживания населения. Услуга удобная: дал карточку кассирше и безо всяких записей и подписей выполняй простые действия: клади или снимай со счета деньги. И, в отличие от банкомата, нет риска, что твою карточку «проглотит». Большая часть клиентов этой услуги – военные, милицейские и прочие «силовые» пенсионеры. Пользуюсь этой услугой и я.

В один из недавних дней, проезжая мимо отделения «Ощадбанка» № 10020/0329, что расположено в доме, известном в Харькове как «семиэтажка» на Московском проспекте, я решил узнать, в каком режиме оно работает, чтобы потом, когда при себе будет карточка, снять деньги со счета. С удовольствием отметил, что отделение работает без перерыва. Через несколько дней с карточкой СБОН в кармане я зашел в отделение. На часах было 13 часов 30 минут. При входе еще раз бросил взгляд на запись о работе банка без перерыва. Подошел к нужному окну, оно расположено как раз напротив большого плаката «Пользуйтесь услугой СБОН». В кресле кассира никого не было.

Подождав минут пять, я поинтересовался у тетки за соседним окошком, скоро ли появится «мой» кассир. И с удивлением услышал, что у нее перерыв. Я указал (как по мне, вполне справедливо), что перерыва не может быть в принципе, на что получил великолепный по своей простоте (или глупости) ответ-вопрос: «Она же должна покушать?» Ну, конечно же, должна! Только непонятно, почему удовлетворение ее физиологических потребностей должно противоречить установленному распорядку работы банка?

«Конфликт интересов» закончился моей локальной победой. Появилась жующая и злобно «зыркающая» глазами кассирша, немного еще попила моей крови, сказав сквозь зубы (к этому времени она уже проглотила свой комок пищи), что «компьютер висит», и выдала мне деньги. Мне показалось, что она выбирает купюры поплоше, но для меня это было не принципиально, мне их на стенку не клеить.

Эпизод этот, сам по себе не стоящий выеденного яйца, между тем привлек внимание к этому отделению «Ощадбанка». В следующий раз, когда у меня возникла необходимость воспользоваться СБОНом, я снова приехал в то же отделение. «Мое» окошко, как и ожидалось, было пусто, зато в соседнем я стал очевидцем очень интересной сценки.

Дело в том, что я имею некоторые представления о проблемах организации безопасности. В том числе безопасности банковской деятельности. И вот, в «разрез» этим представлениям я увидел уборщицу, которая производила влажную уборку в пустующей кабине операциониста. То есть, касса была в полном распоряжении поломойки.

Развитие событий, впрочем, оказалось вовсе не таким уж криминогенным, но зато более нелепым. То есть, откровенно идиотским. Женщина, управившись со шваброй, передала ее, как эстафетную палочку, в следующую кабину. Оказалось, что это сами кассиры попутно со своей непосредственной деятельностью занимались соблюдением санитарных норм. Что при этом вынуждены были делать клиенты, нетрудно догадаться: они безрадостно и терпеливо созерцали оттопыренные задницы тех, кто должен был их в это время обслуживать, обеспечивая проведение денежных операций.

Самые продвинутые, наверное, еще и рассуждали по поводу, предусмотрено ли коллективным договором сотрудников отделения с его администрацией выполнение этого санитарно-эротично-финансового шоу? И контролирует ли вообще кто-нибудь соблюдение этого коллдоговора? И есть ли в «Ощадбанке» профсоюз?

Но, вернемся к «моему» окошку. Очереди к нему не было, а, если бы и была, то меня это не смущало. На уровне лица к стеклу было прикреплено объявление о том, что клиенты по карточкам СБОН обслуживаются без очереди. Но, ввиду отсутствия кассира, меня не обслуживали ни в какой форме. В поисках правды я стал бродить по отделению. В какой-то момент я наткнулся на охранника с лицом ленивого философа. Где этот бездельник болтался пять минут перед этим – неизвестно. Но точно не охранял порядок в помещении. Его в это время просто не существовало.

На мой вопрос, скоро ли появится «хозяйка» окна СБОН, он отреагировал, как перегревшийся на солнце варан, у которого неожиданно щелкнули перед мордой пальцами: открыл и снова прикрыл глаза. И куда-то важно удалился. Появившись через пару минут, он доверительно сообщил мне, что «она отправляет перевод». Я вяло запротестовал было, мол меня не интересует, что она там отправляет – перевод или естественные надобности, мой вопрос заключался в другом: когда эта «многостаночница» появится на своем рабочем месте, но он снова отключился в варанско-философское состояние. Как пишут в диагнозах психиатры: стал неконтактен.

Пока я занимался розыском кассирши, у окна СБОН стала какая-то старушка. Вступать с ней в конкурентные отношения я не собирался, да, думаю, и вопросы к банку у нас с ней были совершенно разные: мне в течение 30 секунд снять деньги, а ей, вероятно, оплатить какую-нибудь грабительскую квитанцию. Но возникшая вдруг в окне кассирша, настроенная агрессивно, словно питбуль перед боем, как говориться «с порога» стала мне выговаривать, дескать, «хватает же совести не пропускать вперед пожилых людей, видите ли им положено без очереди, подождать они не могут».

В моей богатой на события жизни мне встречалось немало «воспитателей». Были среди них и отпетые негодяи, и хронические алкоголики, и сладкоголосые демагоги, и откровенные дебилы. Но вот кассирша в «сберкассе» меня еще не «воспитывала» никогда.

Вступать в полемику с подобными людьми бессмысленно; любой, абсолютно любой довод неминуемо превращается в аргумент типа «сам дурак». Я просто снял свои деньги, поинтересовался, могу ли я увидеть заведующую отделением, услышал в ответ, что ее нет (а другого я и не ожидал услышать) и вышел через двери, по-сиротски подпертые обломком кирпича. Вышел из отделения Украинского «Ощадбанка». Последний факт подчеркиваю не случайно.

…Я родился в русскоязычной семье. Я вырос в русскоязычной среде. Именно русский язык является моим родным, я на нем пишу, говорю, думаю. При этом я достаточно свободно владею украинским языком и люблю его. Кроме этого, я уважаю украинские законы. В соответствии со статьей 10 Конституции Украины (кому непонятно, разъясняю, Конституция – это Основной Закон Государства, Закон над законами) государственным языком в Украине является украинский язык. Так вот, когда я вышел на улицу и обернулся, то увидел выполненную огромными буквами надпись на русском языке: «Сберегательный банк». Надпись эту видно с расстояния в триста метров, позже сам проверил.

Сберегательный банк

Я не противник того, чтобы на территории Украины частные фирмы, банки, предприятия назывались по-русски, по-английски или по-турецки. Да хоть по-зулусски. Но как может официально, публично называться на языке другой страны Государственный банк Украины – мне не понять! Зато мне стали понятны причины нищеты и бардака, присутствующих в отделениях Харьковского областного управления «Ощадбанка». Причины эти расположены не на уровне рядовой хамки-кассирши. И не на уровне «отсутствующей» заведующей территориальным отделением банка…

Что, руководителям Харьковского областного управления и лично его начальнику, а это некая Ольга Сороколита, никогда не приходилось проезжать на дорогом автомобиле по одной из главных улиц города? Не верю! Не приходилось ей видеть название банка на иноземном языке? Не верю! Тем более что свою должность она занимает с 24 марта 2006 года (приказ председателя правления «Ощадбанка» Украины от 15.03.06 г. № 178-К). Поверю лишь в то, что реальный политический, культурный и интеллектуальный уровень этой начальницы ничем не отличается от уровня той самой «черноротой» операционистки.

…А Россия к этой истории не имеет, конечно же, никакого отношения. Это просто тупое и навязчивое наследие Совдепии: назначение руководителей государственных учреждений не по деловым качествам, не по уму, и даже не по одежке, а по кумовству, по «шкурному» расчету и по личной преданности. И еще кое по чему…

Автор: Владимир АЖИППО, специально для «УК»

*****

Кстати

Банковскую систему Украины погубит кумовство и панибратство

Если что и угрожает банковской системе Украины, то это банковский персонал. В украинских банках наблюдается тенденция, когда остались все «свои», а работать – некому.

Некоторое время назад мне пришлось работать финансовым консультантом у человека, имеющего оксфордское образование. И после того, как я заслужил его доверие, он рассказал мне о том, что наибольшей проблемой для иностранных инвесторов есть пресловутое украинское кумовство.

Не стесняясь в выражениях, он привёл мне многочисленные примеры, где наёмная рабочая сила целых финансовых или банковских учреждений состоит из родственников, заботливо приведённых топ-менеджерами этих банков и страховых компаний. И как потом выяснилось, именно моя национальность была определяющим фактором при принятии решения о работе со мной, поскольку инвестор был твёрдо уверен, что в его банке будут работать профессионалы, а не кумовья.

В период кризиса в большинстве банков страны были проведены кадровые оптимизации. И как не парадоксально, под сокращение в первую очередь попали самые профессиональные сотрудники, которые были системообразующим костяком украинских банков.

Именно эти люди, будучи профессионалами, соблюдали основные правила работы банков, придерживались нормативной базы НБУ, имели наглость возмущаться против выдачи заведомо провальных кредитов тем же кумовьям, которые по ряду причин оказались вне стен банка. И вот сегодня в банковской системе остались люди, порою даже без банковского образования, зато с большим желанием во что бы то не стало угодить своему благодеятелю.

Я считаю недопустимой ситуацию, когда в банках Украины работают целые семьи и даже кланы. Доходит до абсурда, когда рядовые экономисты с заработной платой в 2,5 -3,5 тысячи гривен должны работать за всё управление или департамент в одиночку.

Одним словом, всё начальство, будучи родственниками, пьют кофе и чай целыми днями в то время, как такой «табачный капитан» организовывает всю работу конкретного подразделения. Особенно такая тенденция наблюдается в кредитных и маркетинговых подразделениях банков.

Видя такую несправедливость и не имея возможности своими знаниями и умениями заработать деньги в банке, лучшие специалисты уходят из банковской системы Украины.

Большинство из них быстро находят себе применение во всех отраслях народного хозяйства страны. Однако есть такие, что ступили на скользкий путь криминального заработка. Например, совсем недавно лишь за одну неделю и только в Киеве были ограблены люди, снимавшие свои депозиты в банках. Такие преступления были бы просто невозможны без наводчика из банка. Буквально каждый день мы узнаём о всё новых финансовых преступлениях, совершённых работниками банков — таких как выдача кредитов по кредитным карточкам, незаконное списание со счетов и т.д. А сколько таких и других преступлений совершили или могут совершить доведённые до отчаяния специалисты, остаётся загадкой?

Если собственники банков с украинским капиталом в корне не пересмотрят свою кадровую политику, то мы рискуем столкнуться с кризисом профессионализма в банковской сфере. Что в конечном итоге может привести к всплеску мошенничества среди банковского персонала, не входящего в группу лиц, связанных родственными связями с руководством банка.

Не имея возможности легального заработка и де-факто имея полномочия целого департамента или управления «доморощенные злые гении» могут постараться во внезаконный способ поправить своё финансовое положение. В итоге из-за кадровой политики кумовства и жадности пострадают клиенты банков.

Автор: А.Лупоносов, banker

Читайте также: