Воры-карманники: марвихеры, дурковеры, кроты. Часть 1.

Каким бы ни был карман, внутренним или внешним, с кнопками или на завязках, он всегда притягивал к себе охотников за его содержимым. Это среди обывателей карман называется только карманом и ничем другим. А у воров он имеет добрую дюжину названий. И «ширма» — самое распространенное. Одни воры могут называет его «зеп». Старый карманник-рецидивист употребит украинское слово «кишеня». И если вы вдруг услышите словесную абракадабру типа «мальцы в кишеню, а там лакши», знайте, что кто-то запустил руку в чужой карман, который оказался пустым.Почти каждая семья становилась жертвой воров-карманников. Лишь одному из четырех обворованных карманниками удавалось благодаря милиции вернуть украденное. Остальные навсегда распрощались со своими честно заработанными деньгами. Оперативники утверждают, что помочь всем жертвам карманников – даже потенциально невозможно. Криминалисты подсчитали, что в городах с населением от 500 тысяч до миллиона профессиональных воров может быть до 300 человек!

Даже несмотря на то, что камеры следственных изоляторов переполнены, увидеть за решеткой маститого профессионала фактически невозможно. Как правило, задерживают или малоопытных подмастерьев, либо вовсе дилетантов. Те, кто попался, не успев нащупать кошелек в чужом кармане, и в ходе следствия расплакался и во всем признался: кушать хотел, дозу хотел, бутылку пива хотел…

Профессиональные карманники – сплоченный и дружный класс криминала, повязанный к тому же между собой воровским братством. Следователи сознаются, что за такими охотиться очень трудно. Одних лишь узких специализаций по карманной тяге можно насчитать до пяти десятков…

Щипачи

Сдернуть шапку с пьяной головы – много ума не надо. А вот незаметно общипать чужой карман – это уже мастерство, хоть и криминального характера. «Щипач» — самое известное и самое популярное прозвище карманника. Щипать – значит красть. Но красть умело и профессионально, с помощью отточенных навыков: лишь кончиками пальцев вытаскивать содержимое из кармана или сумки. Незаметное для обывателя действие и в самом деле похоже на щипок. Раз – и было ваше, стало наше!

Воры-щипачи, находясь рядом с жертвой, могут ловким движением пальцев вынуть из чужого кармана кошелек или бумажник. Существуют щипачи-универсалы, которые работают и в метро, и в троллейбусе, и на рынке, и в магазине, и на вокзале… Словом, там, где всегда много народа.

Воровская «феня»

Воровской жаргон незамысловат, но постороннему совершенно непонятен. «Гомон», «ян», «шмель» — синонимы слова кошелек. «Машка» — потенциальная жертва. «Бригадир» или «кирпич» — милиционер. «Очко» — задний карман брюк. В некоторых регионах жертву называют «сазаном» или «карасем». «Вести сазана» — тайно следовать за потенциальным клиентом. Невинная фраза типа «У Машки сегодня день рождения, надо бы ей купить такую коробку конфет» означает буквально следующее: «У этой пассажирки берем кошелек».

Самое популярное обозначение кошелька или бумажника среди карманников – «лопатник». Но есть и местные варианты – «лопатошник», «лапотник», «шмель». Толстый кошелек блатные называют поросенком. Кожаный бумажник или портмоне – «кожей». Дамский ридикюль – «редиком». Кстати, если в троллейбусе за спиной услышите фразу о «шмеле» и «поросенке», «лопатнике» или «коже», будьте начеку: возможно, разговор идет о вашей наличности.

Съемщики

С появлением карманных часов образовалась каста воров-верхушников, которые охотились за редкими и дорогими механизмами. Таких воров также называют бачкистами и съемщиками. Последние специализируются на краже часов с рук.

Снимают часы вместе с ремешком воры самого высокого полета. Начинающие же предпочитают пользоваться лезвием или маникюрными ножничками. Особый шик – снять часы, закрепленные на металлическом (лучше – золотом) браслете. Процесс – чрезвычайно тонкий, под силу только настоящему мастеру. Если «котлы» на ремешке после всех «высвобождающих» операций сами падают на ладонь, то ресстегнутый браслет нужно еще стащить с запястья.

Марвихеры

Кто-то утверждает, что при предпоследнем российском государе-императоре в преступном мире появилась новая и довольно перспективная воровская специализация – марвихер. Ими нарекались карманники самого высокого класса, которые на мелочь не разменивались, «работали» в основном в высшем свете. Нынешние марвихеры – это «специалисты» по кражам в гостиницах.

Чаще всего воры навещают постояльцев ночью. Схема такова. Марвихер официально занимает номер и, как правило, после полуночи выходит на промысел. Под видом чуть тепленького, заплутавшего в коридорах выпивохи ломится во все двери, стараясь отыскать не запертую на ключ. Если такова найдена, вор, не теряя времени, проверяет содержимое чемоданов и карманов одежды. Естественно, все ценные вещи изымаются.

Крадут марвихеры у всех подряд. Особой удачей являются случаи, когда в провинциальную гостиничку заглядывают иностранцы. Те даже не подозревают, что в маленьком городке могут обитать самые настоящие профессионалы (часто залетные гастролеры).

Помимо гостиниц, марвихеры – частые гости коноконцертных комплексов, престижных театров, дорогих ресторанов, бывают на презентациях, светских раутах, не гнушаются обшаривать карманы клиентов даже на похоронах. Современный маврихер хотя и не изображает из себя особу дворянских кровей, но человек воспитанный, всезнающий, политически и культурно подкованный.

Мобильщики

Завладение путем обмана мобильными телефонами – сравнительно новый вид преступления. Есть несколько способов «увести» мобилку. Первый. К вам подходит молодой человек и говорит, что в его телефоне сел аккумулятор. А ему нужно срочно позвонить. Как только трубка оказывается у него в руке – он сразу делает ноги по заранее определенному маршруту. Второй. Похищают из сумочки, кармана, чехла на поясном ремне. Третий. Просто вырывают из рук.

Дурковеры

Воры-дурковеры или дергуны специализируются на кражах женских сумочек. Сумочники пользуются выводами ученых-психологов. Основной постулат: легче всего снять сумочку с плеча легкомысленного или непредусмотрительного человека. Действуют грабители по стандартной схеме: подбегают, вырывают сумку из рук и скрываются. Эти преступления – циничные по своей сути, так как жертва не может оказать сопротивления. К сожалению, от нападения дергунов не застрахована ни одна женщина.

Писальщики

Писальщиками, а также писаками, писаками-техниками, мойщиками, писателями и художниками называют воров, которые в своих преступных делах используют лезвие от безопасной бритвы, остро отточенную монету или другой миниатюрный режущий предмет. Иногда у писаря-профессионала имеется отличительный знак на руке или теле – татуировка в виде монаха, пишущего книгу гусиным пером.

Среди писарей есть так называемые хирурги, которые используют для кражи скальпель. В арсенале хирурга целый набор разнообразных хитрых приспособлений: спицы, крючки, заточенные монеты и бритвенные лезвия. Для «работы» лезвие типа «Спутник» делят пополам. Затем ломают половинку еще таким образом, чтобы получилась трапеция с режущей стороной около сантиметра. Этот кусочек вор иногда кладет себе за щеку. Делает он это для того, чтобы смоченное слюной лезвие резало лучше и как можно тише. Настоящие мастера режут карманы и сумочки переделанными авторучками.

Кстати, среди воров-писальщиков есть умельцы, способные вытянуть деньги не то что из сумки или пакета – из бюстгальтера и даже совсем интимного белья.

Жульманы

До революции карманных воров, промышлявших в людских толпах, и чаще всего на ярмарках и гуляниях, называли жульманами. Если первые жульманы, в основном, работали в одиночку, то их нынешние потомки из воровской братвы предпочитают собираться в банды. Преступное ремесло поставлено на производственный поток. Сколачиваются бригады, назначаются бригадиры, и рабочая смена длится до тех пор, пока не закроется магазин или рынок. Устанавливаются деловые «смежные» отношения. Для того, чтобы максимально облегчить и обезопасить свою деятельность, преступники готовы заключать «джентльменский набор» с дирекцией универмагов или с администрацией рынков. Суть негласного контракта в следующем: они передают долю наворованного администрации, а та их «крышует».

Маршрутники

Общественный транспорт считается одним из самых любимых мест работы воров-карманников. И милиция подтверждает – это так. Промышляют маршрутники в любом виде общественного транспорта. Кто-то из преступников любит трамваи, потому что они гремят своими чугунными колесами, кто-то орудует только в автобусах, есть приверженцы троллейбусной тяги. Но большинство – универсалы. Была бы толчея. Причем воровать в трамвае у них называется «гонять марку». Все легко объяснимо: прежде номер трамвая обозначался над кабиной на фанерке, напоминавшей почтовую марку. А «гонять резину» — значит воровать в троллейбусах и автобусах.

Есть у маршуртников любимая погода, при которой «работается» лучше всего. Если на улице дождь, снег, пасмурно, пронизывающий ветер, то большинство горожан спешат на троллейбусные и автобусные остановки, стараясь быстрее добраться до дома. Мокрые и замерзшие граждане, втиснувшись в общественный транспорт, занятые зонтами, сумками, на какой-то момент теряют бдительность.

Особо прибыльными считаются трассы, по которым в сторону аэро- и железнодорожных вокзалов. Неважно, комфортабельный ли это автобус-экспресс или хилая маршрутка. Хотя стоит уточнить, что в маршрутном такси воруют только при посадке. Во время движения – никак не получается. В салоне все сидят, при этом поклажу держат на коленях. Хотя оперативники не исключают случаев сговора воров с водителями «пазиков» и «богданов», которые в областных центрах используются как маршрутные такси. Так вот, купленные шоферы искусственно на ровном месте вдруг резко тормозят, только ради того, чтобы создать в салоне толчею – главное условие для вора-маршрутника.

Кроты и мыши

Каждый день, каждый час, каждую минуту в вагоне или вестибюле, на эскалаторе или при входе в метро на вас может положить глаз крот или мышь. Только в московское метро каждый день выходят на «работу» не менее четырех сотен представителей этой воровской специализации.

Чаще всего опустошают карманы и сумки ротозеев, которые в ходе поездки в вагоне стоят около схемы метро и изучают маршруты. Другие кроты выходят на смену в подземку, когда до закрытия метро остается пара-тройка часов. В это время с работы возвращается много уставших и выпивших людей, которые в дороге могут задремать. Расслабившиеся пассажиры – основные клиенты карманников.

(Продолжение следует)

Игорь Панов, специально для «УК», по материалам книги С. Романова «Воры-карманники»

Читайте также: