Несколько очевидных последствий войны для окружающей среды Донбасса

Экологи собирают информацию о последствиях для окружающей среды боевых действий в зоне АТО — чтобы разработать план восстановления природы Донбасса. Досадно, что это те последствия, которые никто не возместит, за которые никто не понесет наказание. И предотвратить тоже не может.

В интернете сейчас размещена фотоинструкция относительно того, что воду для питья в зоне АТО нужно предварительно фильтровать. Эту рекомендацию разработали экологи и даже придумали самодельный фильтр: от пластиковой бутылки отрезать днище, а в горловину положить слой ваты или ткани, слой песка, угля и мелких камней.

Эксперты утверждают, что очищение воды в водопроводе в зоне АТО не везде работает, а природные источники из-за боевых действий могут содержать разнообразные возбудители болезней. Поэтому лучше перестраховаться.

И это, вероятно, лишь одно из очевидных последствий войны для окружающей среды. Насколько пострадала территория и ее природа от боевых действий — можем только догадываться. А эксперты ОО «Экология-право-человек» в настоящий момент пытаются собрать всю информацию, просят местных экологов присылать фото разрушенных территорий, конечно, по возможности. Потому что все это в мирное время ляжет в основу плана восстановления пострадавших лесов, парков и степей Донбасса.

Наиболее пострадавшей территорией экологи считают место вблизи населенного пункта Счастье. Но это мнение может измениться, когда появится больше информации. Также повреждениям подвергся единственный на Востоке Национальный природный парк «Святые горы».

Вследствие обстрелов «Градами» и пожаров, которых этим летом в зоне АТО было около трех тысяч, уничтожено свыше тысячи гектаров нацпарка. Пострадали и степные территории, ценные для Украины тем, что именно в степях растет наибольшее количество краснокнижных растений. Досадно, что это те последствия, которые никто не возместит, за которые никто не понесет наказание. И предотвратить тоже не может.

— Если классифицировать последствия военных действий не только для окружающей среды Востока, но и для всей Украины, то таких несколько. В первую очередь, механическое разрушение ландшафтов, например, после проезда тяжелой техники, от взрывов остаются воронки в земле, а это могут быть территории природно-заповедного фонда. Использование артиллерии тоже имеет свои влияния, — рассказывает Екатерина Норенко, эколог из ОО «Экология-право-человек».

— Возможны случаи попадания артиллерийских снарядов в трансформаторные подстанции, которые питают и промышленные предприятия. У многих химических предприятий есть газы в сжиженном состоянии, находящиеся под высоким давлением, может случиться взрыв, и вредные газы образуют тучи, которые пойдут дальше.

Артиллерийские снаряды могут попасть вообще в электрические провода, обесточить шахты, из-за чего становится невозможной откачка воды, а шахтные воды — это отдельный класс вод с вредными отходами. Снаряды могут попасть в очистительные сооружения не только в городах, но и на предприятиях, где свой цикл очистки, в отстойники с жидкими токсичными отходами, это может попасть в поверхностные воды, грунтовые, в частности, и в основную водную артерию региона — Сиверский Донец, что может повлечь за собой транснациональное загрязнение, если эти грязные воды попадут в море.

Все, что рассказала Екатерина, частично является предположением, а частично — уже зафиксированными фактами. Один знакомый автора описал окружающую среду Востока так, что природы там уже нет, лишь кучи металлолома от сгоревшей военной техники. И, к сожалению, много павших наших бойцов. Здесь Екатерина прибавила, что с начала лета в нескольких поверхностных водоемах в зоне АТО находится большое количество мертвых тел. Это не только влияние на экосистему рек, но и на людей, которые пользуются в быту этими водами, ведь растет риск распространения возбудителей разнообразных заболеваний.

— Исследование еще продолжается, мы делаем общую справку по состоянию окружающей среды и готовим оценку экономических убытков войны для региона. Могут быть более фундаментальные исследования, но только после завершения боевых действий. Это то, что мы можем собрать на данный момент, за счет дистанционного зондирования земли, за счет космических снимков, которые нам предоставили в НАСА. Также нам очень помогает местное население, сотрудники местных экологических организаций, предприятий, которые наблюдают по пунктам мониторинга, присылают нам фотоснимки, — добавляет Екатерина.

Был разговор у экологов с СНБО и Министерством экологии и природных ресурсов. От чиновников услышали пожелание относительно сотрудничества по предоставлению подобной информации. Но детальное исследование о влиянии боевых действий на природу Востока никто, кроме общественной организации, пока не делает. СНБО можно это простить, потому что у него множество других проблем, но почему для Минприроды это до сих пор не стало одним из приоритетных заданий?

Эколог Наталья ВИШНЕВСКАЯ убеждена, что причина — в непрофессиональном подходе нынешних руководителей министерства к неотложным проблемам.

— Эта тема для наших экологов новая, нет и опыта восстановления поствоенных территорий. Именно в этой ситуации было бы актуально международное сотрудничество. Министр экологии должен был организовать международный круглый стол, привлечь экспертов, которые уже сталкивались с такими проблемами в других странах, чтобы дать рекомендации министерству или прописать конкретные действия, как уменьшить экологические риски, с которыми возникла проблема в восточных регионах, — считает Наталья Вишневская.

Как восстановить леса, инфраструктуру, утилизировать твердые бытовые отходы, которые накапливаются там в огромном количестве, — ответы на эти вопросы экологи самостоятельно будут искать как раз в международной практике. Прежде всего это программы ООН, касающиеся восстановления окружающей среды на постконфликтных территориях в Секторе Газа, Ливане и Косово. К сожалению, теперь в этом перечне будет и Украина.

Автор: Инна ЛИХОВИД, «День»

 

Читайте также: