Газовый кризис-2018: объяснение понятным языком

В Украине в начале марта возник дефицит газа. В энергетике объявлена ​​чрезвычайная ситуация, Минобразования рекомендует прекратить обучение, а «Нафтогаз» призывает пользователей газа уменьшить температуру в домах. Так что же произошло, чем это нам грозит, и какие последствия будет иметь?

 Что вообще произошло? Ведь зиму Украина прошла без проблем с газом. И тут вдруг его не хватает.

У проблемы три причины. Одна из них объективная, две другие — искусственные, специально созданные Россией. Объективная причина — это аномальные, как на начало весны, холода, которые продолжаются уже более 10 дней. В таких случаях существенно возрастает потребление газа. Сейчас оно увеличилось примерно на 30% — до 200 000 000 кубометров в сутки.

И что? Ведь в январе или феврале возможны морозы сильные и длительные. Мы что, рисковали замерзнуть?

Никакого риска не было. Баланс потребления газа в Украине обеспечивают три источника — запасы в подземных хранилищах, собственно добычи и импорт. Объемы по каждому источнику вместе обеспечивают потребности страны в газе при любых сценариев.

Так почему сейчас возникла проблема?

Она не возникла — ее нам искусственно создали. И сделал это российский «Газпром». За 15 минут до 1 марта, времени, когда должны были начаться поставки газа из России, монополист заявил, что отказывается это делать. И демонстративно вернул предоставленную «Нафтогазом» предоплату.

Так нам же говорили, что мы давно не покупаем газ в России?

Именно так. Но решением Стокгольмского арбитража Украину обязали возобновить закупки газа у Газпрома в соответствии с действующим контрактом. Правда, в значительно меньших объемах, чем требовала Москва: только 5 000 000 000 кубометров в год, с возможностью уменьшения до 4 миллиардов. Именно эте поставки должны были начаться с 1 марта.

Представьте себе, что вы пошли вечером в магазин купить хлеба, будучи уверенны, что магазин открыт и хлеб в нем есть. А продавец по непонятным причинам закрыл дверь и отказался торговать. Конечно, завтра вы пойдете в другой магазин и купите хлеб там. Но на этот вечер у вас, так сказать, возник «хлебный дефицит».

Но и это не единственная проблема, которую создал «Газпром». На протяжении всей зимы он намеренно держал на нижней границе давление на входе в украинскую газотранспортную систему. Контрактом предусмотрены показатели в диапазоне 60-65 кгс / см2, а по факту было 51-59 кгс / см2. А с 1 марта «Газпром» снизил давление до самого низкого значения в этом году — 50,3 кгс / см2.

И что это значит?

То, что «Укртрансгаз» — газотранспортному подразделению «Нафтогаза» — сложнее балансировать объемы потребления, «перебрасывая» газ в пределах трубопроводной системы. Это может привести к локальному падению давления и дефицита газа у потребителей. Или — на что тоже рассчитывал Газпром — к несанкционированному потреблению газа, предназначенного для транзита. Европа недополучила бы законтрактованные объемы, а «Газпром» получил бы основания в очередной раз обвинить Киев в том, что он, по выражению Путина, «тырит газ».

Говорили, что у нас достаточно газа в подземных хранилищах. Так что, нас обманывали?

По состоянию на 28 февраля в подземных хранилищах было 9 985 000 000 кубометров, год назад на эту же дату было 8 000 000 000 кубометров — на 2 миллиарда меньше. Для понимания, эти два дополнительных миллиарда — это эквивалент потребления за полтора или два таких месяцев как март. То есть, газа в подземках не просто хватает — его хватает с солидным запасом.

Так почему же тогда не использовать этот газ?

Не все так просто. Подземные хранилища имеют ограничения на мощность подъема газа. Более того, в конце отопительного сезона, когда запасы исчерпываются, падает давление в подземках, и скорость отбора газа уменьшается. Представьте себе пляжный мячик — если он полностью надут воздухом, то воздух из клапана выходит быстрее, чем если мячик будет наполовину сдут. Нынешние темпы отбора максимальные — 115 000 000 кубометров в сутки.

А сколько еще не хватает?

Добыча собственного газа дает 57 млн ​​куб м в сутки. Остальные необходимо покрывать за счет импорта, это еще 15-20 миллионов кубометров.

Так почему его не купили?

Во-первых, потому, что купили — и перечислили деньги — за российский газ, который «Газпром» решил не поставлять. Во-вторых, потому, что в Европе тоже холодно, и свободных ресурсов мало. А спотовые цены на газ на европейских торговых площадках сейчас очень высокие — до 600 долларов за тысячу кубометров.

Впрочем, «Нафтогаз» оперативно нашел продавца. Польская государственная компания PGNiG подписала контракт о поставках 60 000 000 кубометров в течение марта. Этого должно хватить на покрытие дефицита.

Но почему Газпром пошел на такие действия? Разве в компании не понимают, что это удар по их коммерческой репутации — так же как и по планам строить новые газопроводы в ЕС?

Так и есть. Но в данном случае «Газпром» действует не как коммерческая компания, а как политический инструмент российской власти. Процитирую российского газового эксперта Михаила Крутихина: «Миллер действует по указанию Путина. А мотивацию Путина я обсуждать не могу. Там давно нет никакой логики и никаких сдерживающих факторов.»

Впрочем, несложно догадаться, что именно разозлило Путина настолько, что он приказал создать Украине максимальные проблемы в газовой сфере. На этой неделе стало известно, что «Нафтогаз» выиграл иск к «Газпрому» в Стокгольмском арбитраже по контракту на транзит газа. Суд обязал Россию выплатить $ 4 630 000 000 — в качестве компенсации за меньшие объемы подаваемой для транзита газа, чем это было предусмотрено контрактом. С вычетом денег, которые Украина должна отдать за уже полученный в 2014 году российский газ, «Газпром» остался должен украинской компании $ 2 560 000 000. Вероятно, что от такого развития событий Путин пришел в бешенство. И дал «Газпрому» команду «фас».

Россия заявила, что не признает решение Стокгольмского арбитража и будет разрывать контракты, по которым это решение вынесено. Это как?

Это беспрецедентно. В контракте о поставках и транзите газа четко и недвусмысленно записано: «Решение Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма является окончательным, а не подлежащим обжалованию и имеющим для Сторон обязательную силу.» Никаких обжалований или невыполнений не может быть в принципе — это все равно что вы приняли товар и не расплатились, ибо не хочется платить. И последствия для России будут очень серьезные: речь идет о штрафах в миллиарды долларов. Механизм взыскания известен: например, арест российского имущества в других странах по решению международного суда.

И чем это все закончится?

Российский газовый шантаж — такой же, как и русский бунт: как безжалостный, так столь же и бессмысленный. Именно этот продлится максимум три дня. Два из которых — выходные, когда потребление газа падает. А уже с 3-4 марта в Украине начинается потепление. Никаких драматических последствий не будет в принципе. Для нас не будет. А вот для России они могут быть очень серьезными. Потому пытаясь создать проблему нам, она показала, что может быть значительно большей проблемой для главных покупателей своего газа — Европы. А там такие вещи замечают и не забывают о них.

Автор: Сергей Лукьянчук; ТЕКСТЫ

 

Читайте также: