10 мифов о начале Второй мировой. Украинцы радостно приветствовали приход советских войск? (Нет)

17 сентября 1939 года Красная армия начала «освободительный» поход, чтобы «подать руку помощи своим братьям-украинцам и братьям-белорусам, населявшим Польшу». Официальная советская историография утверждала, что население Западной Украины с большим энтузиазмом и радостью встречало Красную армию в 1939 году. Так ли это на самом деле?

10 мифов о начале Второй мировой — совместный информационный проект журнала Новое ВремяУкраинского института национальной памятиЦентра исследований освободительного движения и Издательства КСД, цель которого — опровергать мифы, существующие в коллективной памяти о самой ужасной войне XX столетия. 

Военная техника на улицах Львова

Военная техника на улицах Львова. Архив Центра исследований освободительного движения

Миф 4. «Золотой сентябрь»— украинцы радостно приветствовали приход советских войск

Львов трепетно ждал конницу Александра Пархоменко! Львов криками радости, хлебом и солью встретил одетые в броню стальные дивизии Семена Тимошенко!… Львов стал советским!

Александр Довженко. Фильм "Освобождение украинских и белорусских земель от гнета польских панов и воссоединение народов-братьев в единую семью", июль 1940 года

Суть мифа

17 сентября 1939 года Красная армия начала "освободительный" поход, чтобы "подать руку помощи своим братьям-украинцам и братьям-белорусам, населявшим Польшу". Вступление Красной армии на территорию Галичины и Волыни сопровождалось массовым и искренним энтузиазмом, что отразилось позже в решениях Народного собрания Западной Украины об объединении украинцев в "большой семье советских народов".

Факты коротко

"Золотой сентябрь" — это советское пропагандистское название сентябрьской кампании Красной армии против Польши. Пропаганда рисовала картины массового энтузиазма и больших надежд населения Западной Украины на установление новых порядков на этих территориях. На самом деле радость по случаю прихода власти большевиков не была всеобщей и довольно быстро сменилась разочарованием, страхом и сопротивлением.

Факты более подробно

Сначала приход Красной армии действительно вызвал скорее положительные эмоции части жителей Западной Украины.

Общество состояло из трех этнических групп: около 63 % — украинцы, около четверти — поляки и значительная часть евреев среди остальных.

Делегаты Народного собрания Западной Украины. 26 октября 1939 г. / Фото предоставлено Украинским институтом национальной памяти

Во Второй Республике Польской украинцы и евреи не имели равноправного с поляками доступа к высшему образованию и государственному управлению: нацменьшинства подвергались дискриминации. Такая политика Польского государства, наряду с давним стремлением украинцев к государственной независимости значительно пошатнула лояльность к действующей власти.

В результате часть украинцев приветствовала приход Красной армии именно как возможность избавления от непопулярного, а порой и репрессивного по отношению к украинцам политического режима. Часть общества питала иллюзии на улучшение социально-экономических условий жизни. В то же время часть украинцев Галичины и Волыни воспринимали большевизм как угрозу. Поэтому было бы преувеличением говорить об общем энтузиазме — отношение к этим событиям было очень разным.

Довольно часто "торжественную встречу" Красной армии устраивала… сама Красная армия. В населенный пункт приезжали на автомобиле советские политруки и убеждали людей в необходимости организовать торжественный прием: просили возвести "триумфальную арку", украсить ее ветками и транспарантами с приветствиями. "Почему вы нас не встречаете? Разве вы нам не рады?" — такие разговоры прибывших с местными крестьянами фиксируют источники того времени.

Не обходилось и без казусов. В одном селе сделали арку из сосновых веток, украсили ее красными флагами и украинским национальным желто-голубым стягом. Когда явились "освободители", один из всадников наклонился к встречающим и тихо сказал: "Не мы вас, а вы нас должны освобождать!" В тот же момент кто-то из политруков одним взмахом сабли сбил украинский флаг с арки. Присутствующих это шокировало.

Уже в то время, чтобы завоевать народные симпатии к непопулярным решениям, власть привлекала "звезд". Александр Довженко выступает на предвыборном митинге на Гуцульщине, октябрь 1939 г. / Фото предоставлено Украинским институтом национальной памяти

Разочаровывал и внешний вид прибывших. В глаза бросалась не только дешевая и некачественная ткань советской военной униформы, удивляли вид красноармейцев и их поведение. Воспоминания и дневники очевидцев фиксируют, что, например, выражение лиц солдат часто выказывало их долгие мытарства, пережитый стресс. Это не были лица счастливых людей.

В населенные пункты войско часто входило молча, без оживления и песен. В целом это создавало гнетущее впечатление. На всем поведении рядовых представителей советского общества лежала печать нищеты и лишений.

Как анекдот рассказывали историю солдата, привыкшего в СССР к тотальному дефициту. На галицком рынке он удивлялся, что может купить столько буханок хлеба, сколько пожелает. В анекдоты перешли повсеместные заверения, что "в СССР всего много". Например, на вопрос: "А цитрусов много?" следовал ответ: "Да, целый завод под Харьковом выпускает цитрусы!"

Об отношении людей к новой власти свидетельствует еще один известный анекдотичный пересказ о том, как жены советских офицеров, скупая невиданные ими доселе предметы одежды, умудрялись прогуливаться по улицам в пеньюарах и ночных сорочках, приняв их за вечерние платья.

Свидетели тех событий отмечали: если бы первое впечатление так не разочаровало, отношение к новой власти могло быть иным. Впрочем, прибывшие из СССР после 20 лет господства там большевизма выглядели убого и демонстрировали всем своим видом не только материальную бедность, но и духовную ограниченность советского общества: "…за их материальным убожеством проглядывало жуткое духовное убожество большевистского мира".

Советский агитационный плакат. Результат голосования был определен заранее. Выборы "народных избранников" проходили на безальтернативной основе / Фото предоставлено Украинским институтом национальной памяти

Если таким было первое впечатление от "золота" этого сентября, вряд ли стоило ожидать большего в будущем.

Советская власть стремилась к быстрому признанию своих прав на этих землях. С точки зрения международного права, "освободительный поход Красной армии" в сентябре 1939 года был типичной аннексией, а его результат — оккупацией чужих земель. Чтобы узаконить свою власть, коммунистический режим организовал выборы в Народное собрание Западной Украины с вопиющими манипуляциями.

Выборы состоялись под давлением новой власти; были случаи, когда общественности навязывали кандидатов. Очень часто кандидатами в Собрание становились не местные, а прибывшие из СССР граждане. Складывалась парадоксальная ситуация: за присоединение к СССР голосовали не жители аннексированных земель, а представители оккупанта. Национальный состав делегатов этого Собрания был сфальсифицирован: поляки, которых было 25 %, получили 3 %; евреи, которых было около 10 %, — 4,3 % делегатских мест; украинцы — 92 %.

Уже в первые дни "золотого сентября" начались аресты. Маховик репрессий только раскачивался, и это не могло укрыться от местного населения. Так формировалось истинное отношение к новой власти на Галичине и Волыни.

Автор: Александр Зинченко, Украинский институт национальной памяти; Новое Время

Читайте также: