10 мифов о начале Второй мировой. Германия напала на СССР «вероломно, без объявления войны»

В Советском Союзе долгое время бытовал миф, что руководству страны не было известно об агрессивных намерениях Третьего Рейха по отношению к СССР в 1941 году. Как было на самом деле?

10 мифов о начале Второй мировой — совместный информационный проект журнала Новое ВремяУкраинского института национальной памятиЦентра исследований освободительного движения и Издательства КСД, цель которого — опровергать мифы, существующие в коллективной памяти о самой ужасной войне XX столетия. 

Нацистские бомбардировщики направляются в сторону Крыма, 1941 год

Нацистские бомбардировщики направляются в сторону Крыма, 1941 год. Архивное фото

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну…

Вячеслав Молотов. Выступление по радио 22 июня 1941 года

22 июня 1941 года гитлеровская Германия вероломно и внезапно напала на Советский Союз.

Большая советская энциклопедия, изд. 3-е, т. 5

Суть мифа

Суть мифа заключена в двух фразах: "вероломно" и "без объявления войны". "Вероломство" и неожиданность нападения стали причиной поражений первого периода советско-германского военного конфликта.

Посол Германии в СССР Фридрих Вернер граф фон дер Шуленбург — именно он вручил Молотову ноту об объявлении войны Германией СССР в Москве / Фото предоставлено Украинским институтом национальной памяти

Факты коротко

Начиная с апреля и вплоть до 22 июня 1941 года СССР и его высшее руководство получали десятки различных сообщений и разведданных, информировавших об агрессивных планах Третьего рейха против СССР.

Ночью 22 июня 1941 года нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов принял немецкого посла в Москве Фридриха-Вернера фон Шуленбурга. Тогда Шуленбург и передал Молотову ноту о начале войны.

В 4 часа утра того же дня в немецком МИД министр иностранных дел Третьего рейха Йоахим фон Риббентроп уведомил советского посла в Берлине Владимира Деканозова о начале войны и вручил письменный меморандум, в котором были изложены претензии немецкого правительства к СССР и объяснены причины нападения.

И де-факто, и де-юре это было официальным объявлением войны Советскому Союзу.

Факты более подробно

Как и многие другие советские исторические мифы о войне, этот миф был своеобразной "дымовой завесой". Надо было объяснить, как же так произошло, что в 1941 году немецкие войска удалось остановить только под стенами Москвы.

Дескать, весь "предвоенный период" Советский Союз только то и делал, что последовательно "боролся за мир" и всеми способами "оттягивал" начало войны. Но подлый и коварный враг все равно напал неожиданно, когда к этому никто не был готов. Именно поэтому провалилась оборона. Именно поэтому войска, вместо того чтобы разбить агрессора "малой кровью на чужой территории", вынуждены были отступать до самой Москвы. Именно поэтому шесть советских республик надолго оказались под нацистской оккупацией.

Этот миф берет начало из знаменитого выступления Молотова по радио 22 июня 1941 года.

Молотов заявил, что в 4 часа утра без объявления войны и каких-либо претензий немецкие войска перешли границу и напали на Советский Союз.

Со временем под влиянием многократного повторения пропагандой миф претерпел незначительные изменения. Его наиболее распространенная на сегодня версия гласит, что Германия вероломно и без объявления войны напала на СССР.

Однако творцы и нынешние носители этого мифа опускают другие факты. Полный текст выступления Молотова сегодня широкой общественности преимущественно не знаком. Поэтому из этой речи цитируется лишь небольшой фрагмент, в котором говорится о "вероломном нападении без объявления войны".

Но далее в этом же выступлении Молотов сказал, что посол Шуленбург утром 22 июня сделал "заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против СССР в связи со средоточением частей Красной армии у восточной немецкой границы".

Украинский художник и советский разведчик Николай Глущенко / Фото предоставлено Украинским институтом национальной памяти

Об этой части выступления Молотова нынешние адепты этого мифа предпочитают не вспоминать.

Уже после войны маршал Георгий Жуков вспоминал, что около 4:30 22 июня "…посол граф фон Шуленбург просит принять его для срочного сообщения. Принять посла было поручено В. М. Молотову. <…> Через некоторое время в кабинет быстро вошел В. М. Молотов: — Германское правительство объявило нам войну".

О встрече с Шуленбургом ночью 22 июня после войны вспоминал и сам Молотов. По его словам: "Германский посол вручил ноту одновременно с нападением".

В 4:00 22 июня советского посла в Берлине Деканозова вызвали к руководителю германского МИД Риббентропу. Из записи их беседы: "Имперский министр иностранных дел начал беседу с замечания, что враждебное отношение советского правительства к Германии и серьезная угроза, которую Германия видит в концентрации русских [войск] на восточной границе Германии, заставили рейх принять военные контрмеры. Деканозов найдет подробное изложение мотивов, объясняющих германскую позицию, в меморандуме, который имперский министр иностранных дел ему вручает".

Вручение меморандума советскому послу в Берлине, а также заявление немецкого посла Шуленбурга в Москве и вручение ноты Молотову были актом официального объявления Германией войны СССР. А потому нападение нацистской Германии на Советский Союз сопровождалось не только объявлением войны, но и объяснением причин, вынудивших к нему.

"Гитлер: "Извини, товарищ, но это был такой хороший шанс…" Карикатура Л. Иллинверта из британской газеты "Дейли мейл", 1941 г. / Изображение предоставлено Украинским институтом национальной памяти

Этим событиям предшествовали неоднократные предупреждения о приготовлениях Третьего рейха к войне против СССР. Еще летом 1940 года на основе донесений советского разведчика "Яремы" (украинский художник Николай Глущенко) была составлена докладная записка для высшего руководства СССР о подготовке Германии к агрессии. Кроме многочисленных предупреждений со стороны разведки, информация также поступала от западных государств, но воспринималась в Кремле как намерение рассорить СССР с Германией. Непосредственно перед наступлением солдаты вермахта дезертировали, переходили германо-советскую границу и сообщали советским военным о предстоящем нападении на СССР. Разные исследователи называют разное количество таких предупреждений: от нескольких десятков до нескольких сотен.

В Киев, Минск и Москву начиная с апреля 1941 года поступала информация о военных приготовлениях и концентрации войск на германо-советской границе. Только на протяжении последних 10 дней перед нацистской агрессией СССР получил почти 50 различных разведданных, называвших относительно точную дату вражеского наступления.

Суммарно пограничники, опираясь на информацию от перебежчиков и польского населения за границей, около 25 раз называли 22 июня как вероятную дату наступления.

Одним из таких документов является опубликованная Архивом СБУ в июне 2013 года докладная записка секретарю КП(б)У Хрущеву о концентрации немецких войск в приграничных районах СССР.

Записка была составлена 15 мая 1941 года наркомом госбезопасности УССР Павлом Мешиком и раскрывала широкий спектр приготовлений вермахта: строительство военного аэродрома близ города Ярослав, концентрация в его окрестностях большого количества войск, передислокация к советской границе танков и тяжелой артиллерии из-под Кракова, Ряшева и Радома, приезд в Перемышль высокого (имя не установлено) армейского начальства.

Документ стоит процитировать: "Прибывшие в приграничную полосу немецкие солдаты из оккупированных стран — Франции, Норвегии и Дании — распространяют слухи, что командование немецкой армии намерено захватить Западную Украину, отрезав ее клином со стороны Рава-Русская и Румынии — на Львов. Выступление немецких войск против Советского Союза должно начаться после окончания дождей, как только установится погода".

Как видим, нарком Мешик подавал Хрущеву информацию о возможном наступлении вместе со сведениями о различных слухах. Однако наступление на СССР началось на самом деле: на рассвете 22 июня 1941 года, через пять недель после написания этой докладной записки. Внезапно?

Автор: Сергей Рябенко, Украинский институт национальной памяти; Новое Время

Читайте также: