Смертельный номер — кредит под залог недвижимости

Если Вы собираетесь взять кредит под залог недвижимости — сходите к психотерапевту. Поскольку этот процесс требует стальных нервов, спартанской выдержки и невозмутимости бедуина. Де-юре залогом может служить все ценное, что есть у заемщика. В банках есть перечни того, что может служить обеспечением по кредиту. На деле этот список тает, как шагреневая кожа. Что же в нем числится? Золотые слитки, ценные бумаги и драгоценности? Подавляющее большинство соискателей кредитов в Украине золотые слитки видели лишь в фильме «Крепкий орешек-3», а о ценных бумагах и драгоценностях на сумму, превышающую размер кредита, только мечтают. Ведь обладатели слитков и «кохиноров» в подобных кредитах не нуждаются, а если и берут, то, входя в банк через специальные двери — для VIP-персон.

Дача? Дощатый домик на 6 сотках, доставшийся в наследство от бабушки, вызовет у банковских клерков скорбную мину. Автомобили подавляющего большинства украинцев также не тянут на искомую сумму. Равно как и то, в чем их обычно содержат, – гаражи. В результате из всего списка остается только один реальный пункт – квартира.

В начале этого года один мой родственник решил взять кредит под залог квартиры. Ему нужна была ссуда в 20 тыс. долларов, друзей и родственников в качестве поручителей ему привлекать не хотелось. И он решил пойти по легкому пути. По крайней мере, ему так казалось на тот момент.

В банке выдать ему искомые 20 тыс. долларов под залог квартиры ценой в 110 тыс. долларов согласились без проволочек. С маленькой оговоркой: для оформления залога нужно предоставить два пакета документов. Один – посвященный собственно моему родственнику: его паспорт, трудовая книжка, справка о доходах, военный билет, диплом, водительские права. Это было моим троюродным братцем собрано без особого труда. Второй – посвященный собственно его жилищу: свидетельство о государственной регистрации, справка из налоговой инспекции об отсутствии обременений, справку БТИ и выписку из лицевого счета в ЖЭКе.

Дальше повествование построено на его рассказе, который я услышал во время недавнего визита на малую историческую родину (нецензурные выражения я исключил). Выписка из лицевого счета была получена моим родственником после двухдневной осады районного расчетного центра. Очередь начиналась на улице и вилась до второго этажа. За два дня пребывания в ней он подружился с 7 пенсионерами, участвовал в 6-часовой дискуссии о недостатках нынешнего президента и достоинствах премьера и два раза принимал приглашения нервных типов: «Пойдем, выйдем». От осады прочих присутственных мест он отказался. Кто хоть раз бывал в коридорах Бюро технической инвентаризации – его поймет. На штурм этих вершин был нанят профессиональный маклер. Через пару недель он передал моему троюродному брату искомые документы в обмен на «скромную» сумму в 400 долларов.

Итак, документы были на руках у заказчика. В частности, справка БТИ, сообщающая, что в квартире моего троюродного брата 3 комнаты, 1 ванная, 1 встроенный шкаф (чулан) и закуток, именуемый «санузел». Справка БТИ, таким образом, подтверждает, что никаких переделок он не осуществлял. А в углу стояла скромная надпись: «Дата последнего обследования – 20 августа 1979 года».

По словам моего родственника, тогдашнего «обследования» он не помнил, видимо, заучивал «речевку» в пионерском лагере. Возможно, даже мы это делали вместе с ним (точно не помню – давно это было). Зачем вообще нужна такая справка – мозгу нормального человека постичь не в силах. Но он должен идти и тратить время и деньги на бумажку, подтверждающую факты более чем четвертьвековой давности.

Далее было следующее — с папкой документов в руках герой нашего повествования помчался в банк. Где клерк, посмотрев бумаги, неожиданно всплеснул руками: «Так у вас ведь ребенок в квартире прописан несовершеннолетний!» – «А что?» (отмечу, что в квартире действительно прописан его 12-летний сын Федя) – «С ребенком мы кредит выдать не можем. Для залога нужна «чистая» квартира». – «А раньше вы этого сказать не могли?» – «Я думал, это и так всем понятно»!

Не всем. Мой троюродный брат, например, первый раз, оформлял квартиру в залог (судя по идиоматическим выражениям, которыми он сопровождал свой рассказа, я сделал вывод, что и в последний). Но делать нечего: надо выписывать ребенка.

Выписать ребенка в «никуда» невозможно: государство чутко стоит на страже интересов детей. Брат с супругой решили переписать сына в квартиру жены в другом областном центре Украины. Там еще через две недели сделали документы на прописку, и герой нашего рассказа направился в свой паспортный стол. На то, чтобы протиснуться сквозь толпу регистрирующихся мигрантов, понадобились всего лишь сутки. И вот мой родственник сидит перед бравым майором, лениво покуривающим 15-гривневое «Собрание». И майор жизнерадостно ему сообщает, что приносить документы самому бессмысленно: их должен официальной почтой прислать паспортный стол из того города, куда будет выписан ребенок.

Братец мой едет в тот город и отдает в соответствующий паспортный стол документы с просьбой их выслать. Время от времени он позванивает в паспортный стол, куда должны прийти документы: пришли документы или не пришли? Примерно через пару месяцев его звонки паспортистке надоели и она предложила обратиться в тот город, откуда выслали. Там подтверждается: выслали. Здесь говорят: не получали. Родственник мой ждет еще неделю. Наконец, паспортистка сжалилась над ним и обещала «поискать». И что любопытно, тут же нашла: документы, как выяснилось, давно пришли, но «затерялись» в других бумагах.

Наконец, все оформлено надлежащим порядком. Мой брат снова берет выписку из лицевого счета и несется в банк. Где снова приходится знакомиться с клерками кредитного отдела, поскольку его тут успели подзабыть. Что, с учетом скорости работы наших паспортных столов, не удивительно.

«Да, теперь мы вам кредит дадим, – сообщают ему в банке. – Только заново возьмите справки из налоговой инспекции, из БТИ и из регистрационной службы. Потому что вы так долго не приходили, что предыдущие потеряли свою актуальность». Увидев выражение лица моего братца, клерк понял, что настал его последний час. И тут же вышел со встречным предложением: «Хотите, мой знакомый маклер вам поможет. Он быстро сделает, дней за десять. Берет 200 долларов». Мой родственник соглашается и идет к нотариусу и за каких-то жалких 80 гривен «справляет» доверенность для маклера. Тот управился за три недели.

В конце концов, кредитный комитет банка утвердил заявление моего родственника о выдаче кредита. В кассе готовы выдать деньги, как только залог квартиры будет зарегистрирован в соответствующем органе. Понятно, что это опять же БТИ. Не смешно… Но, далеко не до такой степени, как это выяснилось дальше.

Снова пройдена очередь, и, наконец, перед моим братом и любезно навязанным ему сотрудником банка маклером остается только один молодой человек. Который неожиданно ставит на приступку приемного окошка стандартную коробку из-под офисной бумаги. А она была плотно набита многочисленными ипотечными договорами. Выяснилось, что это сотрудник крупного регионального банка, который привез на регистрацию все договоры, заключенные накануне в банке. «Сегодня уже не стойте, я долго буду регистрировать, – сообщает девушка в окошке, окинув коробку профессиональным взором. – И завтра с утра не приходите». Из здания банковский клерк выводил моего братца под руку. Предварительно упрекнув за ненормативную лексику в присутственном заведении. После чего мой родственник перешел на числительные.

«Что вы там считаете?» – поинтересовался маклер. «Да так, ерунда. Первому маклеру – 400 долларов, Вам — 200 и в уплату за многочисленные справки – еще около 300 гривен. Плюс 80 нотариусу, около 250 гривен – на конфеты, цветы и подарки паспортисткам в двух городах. Долларов 50 ушло на телефонные переговоры и еще около 100 – на такси. Опять же около 50 долларов на железнодорожные билеты. Еще прибавьте зарплату за те 10 дней, в которые я брал отгул, чтобы мотаться по очередям, вокзалам, нотариусам и регистраторам. Итого выходит, что только на оформление 20-тысячного кредита в вашем банке я уже истратил 1 425 долларов!!!» — таков был ответ моего брата.

Успокоившись, на следующий день мой брат и маклер, ставший ему почти родным, договорились встретиться уже возле городского БТИ. Отстояли очередь. Сдали документы. И в последний момент регистратор обратила внимание спутника моего родственника на какую-то строку в кредитном договоре: «Вы вот тут не написали номер лицензии вашего банка. Я без этого принять не могу?».

Вышли из БТИ они в полном молчании. Клерк посматривал на моего родственника опасливо, но решился подбодрить: «Ну что ж вы приуныли? Завтра-послезавтра наш юрист исправит договор, и мы с вами…». Родственник мой – человек импульсивный. Вероятно, в своем рассказе мне он приводил только наиболее обостренные случаи проявления своего гнева. В этот раз все выглядело следующим образом – «Нет! – закричал мой троюродный брат маклеру. – У меня остались два других варианта! Во-первых, можно попросить у родственников. Во-вторых, можно повеситься. Но только — не «мы с вами?»

Вечером того же дня, он распечатал из Интернета список банков, предлагающих крупные потребительские кредиты без залога и поручителей. Разослал заявки. Из 10 банков 5 ответили согласием. Объехал, оформил и получил в общей сложности 15 тыс. долларов (как выяснилось при критическом взгляде на существующую потребность, именно столько ему и было нужно). На все это, не считая времени ожидания ответов из банков, ушло два дня. Как говорилось в старом фильме: «Нормальные герои всегда идут в обход». Жаль, что он додумался до этого спустя полгода? Да и, в конце концов, мог мне позвонить – спросить совета.

Правда, вместо 16% годовых в валюте ему пришлось взять кредит на эквивалентную сумму в гривне под 28% годовых. Но, это уже совсем другая история. Да и деньги с нервами чего-то тоже стоят.

Станислав Королюк, Власть и Деньги

Читайте также: