Осторожно: «гоп-стоп!». Банковский

Если Вас останавливают в темном переулке несколько ребят, есть два варианта поведения: активный и пассивный. Пассивный – все отдать. Чтобы сохранить свое имущество, необходимы действия активные. Это — сопротивление. Или просто спринт: нужно бежать! Подобные ассоциации возникли у меня, когда читал последние абзацы письма из банка. Чтобы сохранить заработанные деньги, от меня тоже требовались активные действия. Нужно было, как минимум, бежать… Неуважение: к клиентам или к Закону?

Уже несколько лет я клиент этого банка. Вынужденный. Ведь мои работодатели – участники зарплатных проектов.

Само «знакомство» с банком началось с непонятной выходки. Банк вынудил переписать правильно заполненные документы. За -надцать лет в сознании появилась устоявшаяся связка: документ – значит по-украински. К тому же об этом говорит ст. 11 действующего Закона о языках.

На каком основании банк вернул заявление и другие документы, написанные по-украински, осталось загадкой. Объяснений не было. В угоду банку пришлось переписать на русском.

В порыве заботы!

Сознавайтесь, кредиты брали?

Еще четыре-пять лет назад жить в долг многим казалось неприличным или неприемлемым. Но эту психологию вытесняют разнообразные оправдания: «Весь мир живет в кредит, чем мы хуже?» или «Лучше иметь вещь уже сейчас и пользоваться!»

До недавнего времени оставался малодоступным для кредиторов заем «до зарплаты». Именно так обращаются к коллегам с просьбой одолжить денег.

Но остерегайтесь! Агрессивные кредиторы не спят. В письме от банка пишется:

«С целью удовлетворения Ваших ожиданий, с заботой о каждом, банк разработал пакет «Оптимальный», который совмещает необходимые современному человеку удобные услуги в пределах единственного прозрачного тарифа. Сообщаем Вам о возможности получения дополнительных услуг, предусмотренных пакетом «Оптимальный», с 3 декабря 2007 года.»

Это на самом деле поэзия…

Вы еще не в долгах? Тогда мы идем к Вам!

В почтовый ящик попадает масса разнообразной рекламы и писем с предложениями открыть бумажник. Что Вы с ними делаете? Вы их читаете? До конца? Достаточно внимательно?

А читать письма, как и ходить по темным улицам, нужно внимательно. Предпоследний абзац, уже на обороте письма, гласит:

«Все преимущества и услуги, предусмотренные пакетом «Оптимальный», учтены в ежемесячную комиссию – 7 грн. Комиссия будет списываться с Вашего карточного счета банком самостоятельно ежемесячно за предыдущий месяц, независимо от количества услуг, которыми Вы воспользовались.»

Обычно подобная корреспонденция идет в мусор. Вместе со всеми предложениями. Ведь мы привыкли: чтобы получить обязательство что-то платить, необходимо дать согласие.

Однако мнение господина Роберта с вычурной фамилией совсем другое. Мы обязаны банку, если не откажемся. Об этом – в последнем абзаце письма, подписанного господином Робертом:

«В соответствии со статьями 640, 642 Гражданского кодекса Украины, это письмо содержит условия договора о получении дополнительных услуг пакета «Оптимальный», который считается заключенным, если Вы не обратитесь к банку с письменным заявлением об отказе от пакета «Оптимальный» до 1 февраля 2008 года.»

Предложение или уведомление?

Открываю «свежий» Гражданский кодекс Украины на сайте Верховной Рады.

Статья 640, на которую ссылается банк, говорит: «Договор является заключенным с момента получения лицом, которое направило предложение заключить договор, ответа о принятии этого предложения.»

А статья 642 говорит о следующем: «Ответ лица, которому адресовано предложение заключить договор, о его принятии (акцепте) должен быть полным и безусловным.

Если это письмо – предложение, то почему банк обязывает клиентов идти писать отказ, а не ответ о принятии условий?

Если это письмо – сообщение, то почему дается ссылка на эти статьи Гражданского кодекса? Ведь они говорят о договоре.

И почему письмо, которое «содержит условия договора», просто брошено в почтовый ящик? Никто не подписался о его получении. Выходит, для принятия условий договора даже необязательно о них знать?

«No comments!»

Пытаюсь получить от банка ответы или комментарии. Но напрасно блуждал в чаще телефонных сетей. Как и ребята из темного переулка, банк не предоставил комментариев.

От черниговской дирекции – ни слова, кроме указаний на Киев.

Отдел по связям с общественностью ничего не смог сообщить, кроме телефона юриста.

Юрист с кодовым именем Алексей предложил обратиться к Светлане Александровне.

В управление правового сопровождения удалось дибиться на следующий день. Госпожа Светлана от комментариев отказалась.

Безапелляционным тоном она сообщила, что не уполномочена давать комментарии. И поэтому против публикаций. А ответы клиентам банк будет давать в установленном законом порядке. Общаться по телефону они не имеют физической возможности. До свидания.

Хм. Вероятно, в банке считают, что каждый клиент имеет физическую возможность в рабочее время ехать писать отказ?

Изменение тарифа. Какого?

Еще три телефонных разговора с отделами черниговской дирекции. В итоге, прихватив паспорт, захожу в центральное отделение. Застываю на пороге, шокировано осматривая две очереди. Но «пронесло»: эти измученные клиенты здесь по другим делам.

Получаю бланк заявления-отказа. Нужно написать номер карточного счета. Однако он не указан в моем экземпляре договора. Его мне диктуют.

Как клиент получаю объяснение: это письмо – сообщение об изменении тарифа на услуги. Прошу объяснить, где в договоре сказано об этих услугах? Специалист банка не смогла на них указать в типовом договоре.

Бегом!

Для нас нет разницы между терминами «изъятие ценных вещей и наличности» или просто «грабеж». Или так: «договор считается заключенным, если вы не обратитесь с отказом». Вариантов много – результат схожий.

Конечно, это не суд. Юридическая оценка действиям банка здесь не требуется и не дается. Однако можно уверенно сказать: в этом банке клиентов НЕ уважают. Это субъективное мнение, которое не нуждается в доказательствах.

Банк хочет, чтобы Вы бежали писали отказ. Что ж, бегите. А затем – бегите подальше от этого банка. Так же, как нужно бежать от ребят в темном переулке. И в будущем обходите такие банки, как и темные переулки, десятой дорогой.

Сергей Стук, Высокий Вал

Читайте также: